Дороги в затерянные города (Мачу-Пикчу - город за один соль)

"Город был необитаем. Среди древних развалин не сохранилось никаких следов исчезнувшего народа, с его традициями, передаваемыми от отца к сыну и от поколения к поколению. Он лежал перед нами, словно корабль, потерпевший крушение посреди океана. Его мачты сломались, название стерлось, экипаж погиб. И никто не может сказать, откуда он шел, кому принадлежал, сколько времени длилось его путешествие и что послужило причиной его гибели."

Чарльз Галленкамп

 

"Заброшенный город и тайна, окружавшая его, - все возбуждало здесь интерес, далеко превосходящий то, что я когда-либо испытывал среди древних руин Старого света."

Джон Ллойд Стефенс

 

Существуют места на Земле, которые необычным образом влияют на человека. Сначала этого не осознаешь, но потом, по прошествии некоторого времени, чувствуешь, что что-то не так, что-то произошло в твоей жизни. Появляется непонятное, едва осязаемое чувство, что прикоснулся к чему-то вечному, и что дальнейшая жизнь не возможна по-старому… Внезапно понимаешь, что к этому месту ты теперь привязан навсегда, что сюда необходимо вернуться. Вернуться, чтобы начать новый путь к неизвестным, утерянным уже давно знаниям и тайнам. Именно таким местом является Мачу-Пикчу...

Утром 21 августа мы вернулись в Тамбо, где сели на поезд, идущий в Агуас Кальентес ("Горячие источники")- станцию, которая находится у подножья горы Мачупикчу. По названию горы и дали имя городу, настоящего же не знает никто. Пейзаж за окнами поезда постепенно менялся. Все больше и больше появлялось растительности, по всему чувствовалось, что мы приближаемся к сельве. Окрестные горы были покрыты лесами и около самой дороги, вдоль которой шумела и быстро неслась Урубамба, чаща казалась непроходимой.

Через пару часов мы достигли конечной точки путешествия по Священной долине инков - 112.5 км железной дороги, идущей от Куско. Прошли через обычный индейский базар, сели на автобус, пересекли стремительную речку и начали подниматься по узкому серпантину к развалинам затерянного города. Это заняло около 20 минут, и вот мы на площадке перед отелем "Machu Picchu Sanctuary lodge", а еще через полчаса мы были просто поражены, но не видом знаменитого города, а количеством туристов.

Издали развалины напоминали разноцветный муравейник. Хорошо, что хоть с погодой повезло, бы-ло пасмурно, но дождя не ожидалось. Затерянный город расположен как бы в седловине между двумя вершинами - Мачупикчу (Старая гора) и Уайнапикчу (Молодая гора) и протянулся с севера на юг. С юга к городу подходит старая инкская дорога, идущая по самому краю обрыва, однако он не заметен, потому как склоны всех гор здесь покрыты бурной растительностью.

Через несколько мгновений мы уже перестали замечать снующих везде туристов и наслаждались неописуемой красотой местного пейзажа. Все окрестные горы были покрыты сельвой, и это было необычно. До этого мы видели только пустынные склоны с жалкой травой и кактусами, здесь же даже цвела сирень, во всяком случае, дерево очень похожее на нашу обычную сирень.

Мы бродили по городским кварталам, поднимались по лестницам, заходили в дома и храмы. Все строения были без крыш, а в остальном довольно хорошей сохранности. Наше внимание привлекали отдельно лежащие обработанные камни, которые представляли собой "макеты" окружающих гор и долин. Около Интиуатаны - непонятного обработанного монолита, который считают солнечными часами или каким-то астрономическим инструментом, мы задержались надолго, обсуждая назначения подобных камней.

Сейчас, когда прошло уже более двух лет после нашего возвращения из Перу, и я пишу эти строки, я все больше и больше утверждаюсь во мнении, что не инки были основателями Куско, строителями Саксайуамана, Кенко, Мачу-Пикчу и других памятников в Священной долине.

Интересно, задумывался ли кто-нибудь из исследователей, почему "кладка инков" присутствует только в этой долине и в бассейне озера Титикака. Это полоса шириной около 100 км и протяженностью не более 600 км. При всем при этом территория Тауантинсуйу имела огромные, просто несравнимые с этим регионом, размеры. Нигде больше инки не построили ничего подобного. Похоже на то, что они просто поддерживали сеть существовавших ранее дорог. Если удастся обнаружить дороги восточнее Анд, то это послужит доказательством моей гипотезы.

Только в Пачакамаке, единственном месте, где удалось увидеть похожую каменную кладку. Это фундаменты, сложенные из небольших прямоугольных камней, все остальное построено из адобов.

Крепость Саксайуаман Подобно испанцам, инки могли использовать уже готовые, оставшиеся от предшественников здания или их части, достраивая их с помощью более примитивной техники. Об этом говорит и то, что Куско ранее носил другое название Акамана (Акамама). Инки-информаторы не смогли объяснить хронистам, как была построена крепость Сак-сайуаман, они лишь утверждали, что сами построили ее. О Кенко вообще не идет речь, можно подумать, что уже инки не знали для чего предназначена эта конструкция.

Конкистадоры, археологи и историки присвоили названия многим подобным объектам на языке кечуа, но как все это называлось раньше никто не знает.

Привязка тех или иных строений к сторонам горизонта совсем не означает, что они использовались в качестве астрономических обсерваторий, но их продолжают считать таковыми, по какой-то непонятной традиции. Здесь нелишне будет вспомнить Интиуатаны в Мачу-Пикчу - общепризнанное мнение, что это солнечные часы или что-то подобное. Но почему одна Интиуатана стоит на вершине пирамиды, а другая в подземной части одного из храмов. Туда солнечные лучи не попадают, следовательно ее использовали для иных целей. Тогда название Интиуатана по меньшей мере некорректно, ведь оно означает "привязка Солнца". По мнению современных историков все Интиуатаны в Тауантинсуйу были разрушены миссионерами (а были ли они там вообще, кроме двух в Мачу-Пикчу), и было бы интересно определить взаимоотношения и связь между двумя оставшимися.

Храмовый комплекс Кориканча в Куско автоматически передал свое имя другим строениям, которые идентифицируются как храмы, посвященные солнцу, но ведь название Кориканча означает "Золотой квартал" т. е. часть города, где был знаменитый Золотой сад. Большинство наименований построек и многие названия населенных пунктов носят произвольный характер: Кенко, Мачу-Пикчу, Писак и др. Хронисты, а соответственно и их информаторы-индейцы старых названий почему-то не знали, или делали вид, что не помнят.

Кенко Также и другие необычные, обработанные камни или скалы, расположенные отдельно - названы совсем произвольно алтарями для жертвоприношений. Чем они могли быть на самом деле, может быть знаками, несущими в себе определенную информацию. Конечно часть какие-то из этих камней могли и использоваться как алтари. Но почему тогда усердные миссионеры не разрушили их, как они поступали со многими гуаками (идолами или явно культовыми строениями). Похоже, что индейцы уже во времена конкисты не обращали на них внимание, не совершали на них обряды, как они это делали ранее.

Единственная универсалия не вписывается в мою теорию о наследии инками достижений более ранней и более развитой цивилизации - трапециевидные дверные проемы, окна и ниши. Эта деталь распространена практически по всей империи. Возможно инки посчитали эту форму неким магическим символом и стали воспроизводить ее в пределах своего влияния. Конструктивно эта деталь, как и наклон стен, монолиты в углах зданий, способствовала сейсмоустойчивости сооружения. А инки обратили внимание лишь на форму. Ну а что касается анден (сельскохозяйственных террас), то наиболее развита эта система опять же в Священной долине. Здесь они поражают своим разнообразием и совершенством. Есть даже круглые, похожие на гигантские амфитеатры. Принцип террасирования был распространен и на другие территории, все же он не так технологически сложен как "кладка инков".

Мачу-Пикчу называют "потерянным городом инков". Он был оставлен уже при самих инках, или еще раньше по причине, которая неизвестна до сих пор. Существует три предположения, но ни одно из них не является признанным или доказанным: одной из причин называют нашествие диких племен из сельвы, в следствие чего разорение города, гибель местных жителей, но строения города не несут на себе следов разрушений. Другое предположение - попадание сильного разряда молнии в город.

Местные жители посчитали это знаком богов, что место проклято и оставили город. Красивая гипотеза, но маловероятная. Третье мнение, которое обычно высказывается - это эпидемия, больных оставили умирать, здоровые покинули город. Здесь тоже есть одно "но" - нет того большого количества трупов умерших от неизвестной болезни. С другой стороны археологи обнаружили женские захоронения и почти все с признаками сифилиса. Одни считают, что заболевание распространили конкистадоры, другие, наоборот, что испанцы заражались от индейцев. Так что есть о чем задуматься.

Может быть по одной из указанных выше причин, может быть по какой-то другой, но город был оставлен, жители ушли, забрав все свои вещи, оставив пустые дома. Город был заброшен давно, и испанские конкистадоры так ничего и не узнали о нем. Он зарос сельвой и уже в начале XX века, в 1911 году на него случайно наткнулся американский археолог Ирам Бингхэм.Он искал легендарное последнее убежище инков Вилькабампу и, двигаясь по долине Урубамбы, остановился на ночлег в доме местного крестьянина Мельчора Артеага, жившего внизу, почти под самыми развалинами. На обычный для археолога или исследователя древностей вопрос: нет ли по близости каких-нибудь развалин, крестьянин ответил утвердительно, добавив, что если сеньор заплатит соль, то его сын утром проводит к развалинам.

Что тот и сделал на следующий день. Бингхэм осмотрел развалины и пришел к выводу, что это не Вилькабампа. Так всегда бывает, ищешь одно, а находишь совсем другое, и кто знает, что важнее. Как ни странно, но город не произвел на археолога особого впечатления, и он продолжил свои поиски дальше. Только на следующий год он вернулся в эти места, видимо осознав всю важность своего открытия, и занялся расчисткой. Что представлял собой город раньше - крепость, культовый центр, женский монастырь или простой город, тоже неизвестно. Многие исследователи считают, что это было убежище-монастырь для "невест Солнца" - девственниц, предназначенных в жены главному богу.

Предвидя наступление дня, когда не останется воинов, чтобы охранять девственниц от испанцев, инки нашли неприступное место. Город действительно расположен так, что его может охранять небольшая группа воинов. Если разрушить мост на юго-западной стороне и перекрыть узкую дорогу на юго-востоке, ведущую из Куско, то город будет полностью непреступен. Потому что подняться к нему с какой либо другой стороны могли бы только очень подготовленные люди, а уж о штурме и не могло быть и речи. Это сейчас самая распространенная версия, и главным доказательством считается то, что здесь найдены только женские скелеты. Может быть инки ссылали сюда больных женщин, и город представлял собой что-то вроде изолятора. То есть, как использовали инки Мачу-Пикчу в последние дни Тауантинсуйу можно предположить, но чем город был раньше, кем построен и для чего?

Возможно, это была крепость у "входа в сельву", защищавшая долину от вторжения варваров из Амазонии. Не случайно, что на склонах восточных хребтов идет старая дорога инков, которую расчистили в 1993 году, но сейчас она опять заросла и еле просматривается. Куда ведет эта дорога тоже никто не знает, но на то она и дорога, чтобы куда-нибудь вести. Местные жители говорят, что дальше на востоке есть другие "затерянные города". По этой дороге инки могли вывезти свое золото в далекие укрытия на восточных склонах Анд. Поэтому они и молчали про город - "ключ к сокровищам".

Наша проводница Ивон рассказала нам, что одна экспедиция пыталась пройти по этой дороге к следующему городу, но ничего не обнаружив, вернулась обратно. Неудивительно, ведь в джунглях можно в 10 метрах пройти от развалин и ничего не заметить. Затерянные города еще ждут своих открывателей, а возможно и не только города.

Ничего нельзя сказать и о возрасте Мачу-Пикчу. Раскопки, проведенные здесь не дали ответа и на этот вопрос. Еще Ирам Бингхэм нашел здесь наряду с инкской керамикой предметы более раннего времени - каменные топоры, обсидиановые наконечники, кости бизона и даже железные ножи. Которые вообще непонятно, как могли здесь оказаться. Кстати, с дороги инков мы заметили навес в восточной части горы Уайнапик-чу, у самой воды Урубамбы, возможно там есть пещера с еще более древними артефактами.

 

Затерянные города

 

Снова и снова я вспоминал дорогу на восток от Мачу-Пикчу, и когда просматривая старые журналы "Вокруг Света" наткнулся на статью Жака де Мейе, где он писал о том, что "дороги инков" проложены и к востоку от Анд, до самого атлантического побережья, и значит там должны быть еще заброшенные города.

"Однако во времена последней империи Тиауанако не все серебро, добытое в копях Южной Америки, использовалось на месте. - отмечал Жак де Мейе, - Значительная часть, возможно, вместе с золотом, отправлялась к океану. Викинги, добывавшие серебро в горах, построили систему дорог ("пеавиру" - на языке гуарани), которые вели к побережью океана и достигали его в двух пунктах: у залива Сантос и напротив острова Святой Катерины. На северной дороге, выходящей к порту Сантос, расположен огромный комплекс Серро-Кора." Трудно согласиться с тем, что в Южной Америке викинги добывали серебро и золото и строили дороги, а в остальном меня очень заинтересовала эта мысль. В XVI в. строгая регламентация отношений испанских колоний с метрополией запрещала какую-либо торговлю в портах Атлантического побережья. Европейские товары должны были доставляться на Ла-Плату из Панамского порта Портобельо через перуанские порты Пайту, Лиму и далее через Потоси на восточное побережье. Не пользовались ли они ранее существовавшими дорогам? А если были дороги, то должны были быть и населенные пункты: города, поселения, тамбо.

История географических открытий в Новом Свете неразрывно связана с поиском затерянных городов, полных золота и драгоценных камней. Авантюристы всех национальностей и сословий искали, и наверное ищут до сих пор, следы затерянных цивилизаций. Наиболее известная легенда об Эльдорадо появилась в XVI в. и объединила несколько индейских преданий, причем содержание легенды и версии местонахождения города менялись. Первоначально в легенде об Эльдорадо нашла отражение церемония жертво-приношения золотом и драгоценными камнями, совершавшаяся на озере Гуатавита в Колумбии вождями племени муисков и ставшая известной европейцам как церемония с "позолоченным человеком" - "el hombre dorado", её варианты описали в XVI в. испанские хронисты Овьедо и Р. Фресле. Попытки найти золото в землях муисков предприняли в 1530-х гг. отряды конкистадоров во главе с С. Белалькасаром, Г. Хименесом де Кесадой, Н. Федерманом.

В 1530- 1540-х гг. поиски "золотой страны" также вели Д. Ордас, Г. Писарро, Ф. Орельяна. Тот самый Франсиско де Орельяна, который участвовал в захвате Куско, а в 1541 году прошел по Амазонке до Атлантики.

В конце XVI в. представление об Эльдорадо стало связываться с г. Маноа на берегу оз. Парима, что в переводе означает "Золотое море". Легенду распространил солдат одной из экспедиций 1569 года X. М. Альбухар, живший до 1584 среди индейцев Гвианы. В 80- 90-х гг. XVI в. Маноа искали к Ю.-В. от Ориноко экспедиции А. Беррио, Д. Веры, У. Рэли (он же руководил английской экспедицией и в 1618) и др. В 1595-98 путь Рэли по-вторил голландец Кабелио. В 1596 в Лондоне Рэли издал книгу о своём путешествии. В конце XVI - начале XVII вв. она была опубликована также на латинском, немецком, французском и голландском языках. Русский перевод, под названием "Открытие Гвиа-ны", вышел в 1963 г. Книга дала новый импульс в распространении в Европе мифа об Эльдорадо. В те времена город Маноа и озеро Парима даже появились на некоторых кар-тах. В поисках Эльдорадо в 1602 бассейн Ориноко посетила французская экспедиция Р. М. Монбарио.

В 1637 по пути Ф. Орельяны прошёл отряд во главе с монахами-францисканцами Д. Бриева и А. Толедо, в том же году путь от устья Амазонки к её верховьям в эквадорские Анды проделала португальская экспедиция, возглавлявшаяся П. Тейшейрой.

В 1655 плато Гран-Сабана (Вост. Венесуэла) исследовала экспедиция М. Маттесона.

В розыски Эльдорадо включились и агенты голландской Вест-Индийской компании: в 1714 П. ван дер Хейден Резен, в 1739 Н. Хорстман.

Последняя крупная попытка отыскать Эльдорадо предпринял испанец Н. Родригес в 1775-80. Она тоже оказалась безуспешной.

Эти многочисленные путешествия и поиски города с сокровищами позволили сделать ряд важных географических открытий в бассейне рек Ориноко и Амазонка. Постепенно страсти утихали, все меньше становилось белых пятен на карте Нового Света. Но и в XX в. энтузиасты продолжали поиски.

Название "Эльдорадо" стало символом, все те города, которые пытались отыскать конкистадоры, авантюристы и исследователи назывались по-разному, в настоящее время активные поиски на востоке Перу затерянного города инков Пайтити ведет Яцек Палкевич.

Много лет назад мне случайно попалась книга малоизвестного английского исследователя Перси Фосетта "Неоконченное путешествие". Книга была составлена по рукописям, письмам, полевым дневникам и официальным отчетам Брайном Фосеттом - сыном путешественника. Сам Перси Фосетт пропал в бразильском штате Мату Гросу, в своей последней экспедиции, и его сын закончил книгу. Судьба этого человека очень интересна, всю жизнь он искал следы цивилизации с утонувшего материка. Он твердо верил, что именно в Южной Америке обосновались потомки древней культуры, погибшей в страшной катастрофе. Опытный географ и топограф, неутомимый путешественник, в тоже время мечтатель, веривший в самые необычные легенды о затерянных городах, он искал не золото и богатые клады, а надеялся найти следы древнейшей цивилизации.

Да, он мечтал, но его мечты были основаны на разуме пытливого исследователя, археолога и этнографа, и он не жалел сил когда надо было подтверждать теории фактами. Ортодоксальные ученые не верили ему и не верят до сих пор, считая его мистиком и фантазером. В одном из своих дневников он написал: "Я стоял на перепутье и, к лучшему или худшему - не знаю - выбрал дорогу, ведущую в лес." Фосетт не вернулся из этого леса, за свою мечту он заплатил жизнью, но его идеи продолжают витать над теми местами, где он провел большую часть своей жизни.

В книге Перси Фосетта я нашел интересные мысли о том, что создатели "кладки инков" обладали технологией размягчения камня, которая позволяла им обрабатывать огромные монолиты и укладывать их без раствора, делая многоугольные стыки. Эту технологию использовали и строители Мачу-Пикчу, возможно она применялась, если применялась и при изготовлении камней-моделей.

Вот, что писал об этом Фосетт: "Говоря о пернатых всей перуанской и боливийской Монтаньи, следует упомянуть о небольшой птичке, похожей на зимородка, которая строит гнезда в аккуратных круглых отверстиях, проделанных в отвесных скалистых берегах рек. Эти отверстия отчетливо видны, но к ним не так-то легко добраться, и - странное дело - их можно обнаружить только в тех местах, где есть эти птицы. Однажды я выразил удивление по поводу того, какие они счастливцы - находят себе норки для гнезд, так удобно расположенные и так чисто высверленные, словно дрелью.

Эти норки они делают сами, - сказал мне человек, который прожил в лесах четверть века. - Я не раз видел, как они их делают. Я наблюдал за ними и видел, как они прилетали к обрыву с какими-то листочками в клювах, цеплялись к скале, как дятел к дереву, и терли листки о камень вращательными движениями. Потом они улетали и возвращались с новыми листочками, и снова терли. После трех или четырех втираний они бросали листочки и принимались долбить по тому же месту своими острыми клювами. Тут-то и начинаются чудеса - вскоре в камне появлялось круглое отверстие. Потом они снова улетали, снова много раз принимались тереть камень листочками, а потом продолжали долбить. Эта работа занимала у них несколько дней, и в конце концов норка становилась достаточно глубокой, чтобы служить гнездом. Я лазил наверх, рассматривал норки и - можете мне поверить - аккуратнее дырку не может высверлить и человек!

Вы хотите сказать, что своим клювом они могут продолбить крепкую скалу? Подобно тому как дятел долбит крепкое дерево, так, что ли?.. Нет, я не думаю, чтобы птица могла пробить клювом крепкую скалу. Но я уверен, как и всякий, кто наблюдал этих птиц, что они знают какие-то листья, сок которых размягчает скалу, и она становится мягкой, как мокрая глина.

Я расценил эту историю как небылицу, но потом мне пришлось слышать аналогичные рассказы по всей стране, и я привожу ее здесь как нечто общеизвестное. Спустя некоторое время один англичанин, заслуживающий всяческого доверия, рассказал мне про случай, который может пролить свет на это.

Мой племянник находился в местности Чунчо по реке Пирене в Перу. Однажды его лошадь охромела, и он оставил ее в соседней чакре, расположенной в пяти милях от его собственной, а сам пешком отправился домой. На следующий день он пошел за своей лошадью и выбрал путь покороче, через узкую полосу леса, куда он раньше не заходил. На нем были бриджи для верховой езды, сапоги и большие шпоры - не маленькие, английского образца, а большие, мексиканские, длиной в четыре дюйма, с колесиками чуть побольше, чем монета в полкроны. Шпоры были совсем новые. Когда он с трудом продрался через густые заросли к чакре, он был поражен, увидев, что его замечательные шпоры исчезли, словно их кто-то обглодал, так что остались лишь две черные рогульки в какую-нибудь одну восьмую дюйма длиной! Он не мог понять, в чем дело, а хозяин чакры спросил его, не проходил ли он случайно через заросли растений высотой около фута, с темными красноватыми листьями. Племянник сразу вспомнил, что он действительно проходил большое пространство, сплошь заросшее такими растениями. "То-то и оно! - сказал чакареро. Они-то и съели ваши шпоры! Это то самое, чем пользовались инки, чтобы придавать форму камням. Сок листьев размягчает скалу так, что она делается, как тесто. Покажите мне, где вы видели эти растения". Они хотели отыскать то место, но не смогли обнаружить его. Не так-то легко найти свои следы в джунглях, где нет никаких троп."

Американский криптозоолог Айвен Сандерсон в книге "Твари" тоже говорит об этом, вспоминая Фосетта, и приводит еще один пример из его книги, но я почему-то не нашел его у самого путешественника. Может быть перевод на русский язык был сделан с купюрами, может Сандерсон допустил ошибку или сознательно вводит читателя в заблуждение. Я не знаю этого, но речь идет о том, что несколько европейцев и американцев отправились на прогулку и взяли с собой местного жителя. Они занялись раскапыванием древних захоронений, время от времени прикладываясь к бутылке с местным крепким напитком. Через некоторое время, когда спиртное кончилось, один из подвыпивших начал приставать к проводнику, видимо пытаясь раздобыть через него еще спиртного. Совершенно непонятно каким образам у них оказалась некая глиняная бутылка с густой неприятно пахнущей жидкостью. Для дегустации они выбрали индейца. Понюхав жидкость, он очень испугался и сделал попытку сбежать. Во время схватки бутылка упала и разбилась, и ее содержимое разлилось на камни. Каково же было удивление гринго, когда они увидели, что поверхность камня стала мягкой, похожей на замазку или глину, которую можно было лепить и формовать.

Вот такая история. Если существует технология, когда смесь песка, цемента и щебенки размешанная с водой застывает, превращаясь в бетон, то почему не может быть обратного процесса?

Фосетт совершил семь путешествий, восьмое оказалось для него роковым, но на протяжении всей своей жизни он искал затерянные города в лесах Бразилии, Перу и Боливии.

Город, который искал англичанин он назвал "город Рапозо", он не упоминал настоящего имени человека, видевшего затерянный город, держа его в тайне, как и точное место. Франсиско Рапозо - так назвал его Фосетт для удобства своего повествования. Он нашел историю Франсиско Рапозо в одном из документов в Рио-де-Жанейро. Это была неразборчивая рукопись на португальском языке, испорченная во многих местах. "Возможно после него я единственный человек, знающий эту тайну... Сообщаемые мною подробности за пределами Южной Америки неизвестны. Более того, об этой загадке мало что знают даже в странах, которые она затрагивает самым непосредственным образом."

Отряд Рапозо вышел из Баии (современный Сальвадор) и двигался на север в сторону реки Сан-Франсиско. Я не буду подробно описывать путешествие начавшееся в 1743 году, желающие смогут прочитать о нем в книге Фосетта, стоит только остановиться на описании самого города.

Ворота в Мачу-Пикчу В город вел проход под тремя арками, сложенными из огромных плит, над центральной аркой они увидели то ли орнамент, то ли знаки какой-то письменности. Главная площадь была покрыта обломками камней. С двух сторон стояли двухэтажные дома, сложенные из крупных каменных блоков, не скрепленных раствором, но подогнанные с большой точностью. Рапозо описывает портики, суживающиеся кверху и широкие внизу, украшенные искусной резьбой, изображавшей демонов. Возможно "портики" были аналогичны трапециевидным нишам и дверным проемам "кладки инков".

раскопки в Мачу-Пикчу Путешественники осматривали руины, но по их рассказу было много и уцелевших домов с крышами, сложенными из больших каменных плит. На широкой площади возвышалась колонна из черного камня, а на ней статуя человека, одна рука его была опущена вниз, другая вытянута вперед и указывала на север. По углам площади возвышались черные обелиски, а одну из сторон площади занимало огромное здание, его стены и кровля во многих местах обрушились. Пришельцы обратили на сохранившиеся квадратные колонны. На противоположной стороне возвышалось тоже огромное полуразрушенное здание, украшенное резьбой, изображавшей животных и птиц. Все остальные строения города были сильно разрушены. Португальцы пришли к выводу, что город пострадал от землетрясения.

Рядом с городом протекала река в направлении юго-востока. По другую сторону реки были еще заметны некогда обрабатываемые поля.

Рапозо не говорит, где находится город в те времена не существовало карт этой местности, и путешественники случайно вышли к реке, а по ней к океану и затем вернулись в Баию. Рапозо сообщил вице-королю Луису Перегрину де Карвалахо Менезес де Атаиде, но тот видимо ему не поверил и никак не отреагировал на его рассказ. Все закончилось документом в архиве...

* * *

После 5 часов вечера затерянный город, на одной из террас которого мы сидели, постепенно начал пустеть. Туристы как-то быстро разошлись, спеша на последний шестичасовой автобус, идущий вниз в Агуас Кальентес. Интересно, думали ли они о том, что волновало нас? Наверное большинство из них с удовлетворением отметили, что в коллекции их впечатлений появился еще один экспонат, наряду с египетскими пирамидами, храмами ацтеков и другими чудесами, и не более того.

Мы остались одни. Темнота опускалась на город, рядом, цепляясь за вершины соседних гор, плыл то ли туман, то ли редкие облака. Одинокий город подобно кондору, парил над Священной долиной инков. Только в такие моменты ощущаешь бесконечность времени… Когда совсем стемнело, мы почти на ощупь вышли из города, чтобы завтра вновь вернуться.

Город притягивал к себе невероятной силой, и рано утром следующего дня мы с Алексом вновь прошли туда, хотя и засиделись накануне вечером допоздна в баре, строя планы на будущее.

Именно тогда Алекс предложил пройти по той дороге...

 

Дороги

 

Инкские дороги не случайно называют восьмым чудом света. Они протянулись на огромные расстояния, охватывая словно паутина империю Тауантинсуйу, соединяя в единую систему не только города, но и небольшие индейские поселения.

Качество дорог достойно уважения даже сейчас, спустя века, многие из них не утратили своего прямого назначения. Почти все современные шоссе в Перу, в том числе и Панамериканское, проложены по этим дорогам. Это кратчайшие и оптимально удобные во всех отношениях пути сообщения в горных условиях.

Мне думается, что эти дороги были проложены задолго до инков, более ранней, и на несколько порядков развитой цивилизацией. Инки получили их в наследство и поддерживали в хорошем состоянии. Некоторые исследователи утверждают, что дороги тянулись вплоть до атлантического побережья Южной Америки и представляли собой единую континентальную транспортную сеть...

От Колумбии до северного Чили сеть дорог протянулась более чем на 23 тыс. км. Испанский хронист XVI в. Педро де Сиеса де Леон говорит об этих дорогах в своей хронике: " От Ipiales (Колумбия) она проходит до маленькой провинции, по имени Guaca, и перед тем, как подойти к ней становится знаменитой дорогой Инков, как та, что проложил Ганибалл в Альпах... Думаю, что если бы император захотел построить королевскую дорогу, которая была бы похожа на ту, что ведет из Куско в Кито или которая направляется из Куско в Чили, использовав всю свою мощь, не смог бы достичь большего".

В конце XIX века неутомимый исследователь-географ Александр Гумбольт не мог обойти молчанием это чудо света: " ... У нас были трудности на Плоскогорье Pullall , чтобы провести наших груженых мулов через болотистый участок , здесь мы заметили величественные останки инкской дороги 20 футов шириной. Она была выложена из обработанных блоков черного порфирита. Я видел римские дороги в Италии, Южной Франции и Испании они не были внушительней, чем эта, сделанная руками древних перуанцев, проложенной согласно моим барометрическим наблюдениям, на высоте 4.000 м. над уровнем моря. "

Несмотря на тысячи километров, в которых сплетаются инкские дороги, существуют конструктивные сходства, характерные только для них. Там, где участок земли был выровнен строители намечали и проводили совершенно прямой, иногда в несколько километров , настоящий транспортный путь. Другой отличительный элемент - объединение двух точек на местности, используя, на сколько возможно, минимальное расстояние, не обращая внимание на наличие водных преград или наклона поверхности. Там, где возможно они пробивали тоннели и строили мосты, соединяли различные участки дороги лестничными переходами.

Тоннель в Писаке Строители этих дорог, учитывали нагрузку на путешественника в виде уклонов и малого количества кислорода на больших высотах и старались максимально помочь путнику на трудных горных участках. Например, они варьировали высоту ступеней лестничных участков дорог, их наклон, чтобы сберечь энергию идущего. Они знали, что оптимальный склон для подъема в гору составляет 20?. Не менее точно они определял и удобную высоту, позволявшую обходить гору по самому кратчайшему маршруту. Они учитывали самые удобные места стыковок с другими участками дорог. Все расчеты поражают своей точностью, что позволяет предположить, что они использовали макеты при планировке дорог.

Гарсиласо упоминает о том, что на различных высотах дороги имели площадки для отдыха. Дороги на равнинах, пустынях и холмистой местности отмечались специальными воткнутыми в землю шестами, заметными из далека и помогающими ориентироваться путнику. Помимо всего этого строители дорог снабжали их каменными стенами в местах крутых обрывов, а в некоторых местах вдоль дорог текла вода в искусно изготовленных каменных водостоках.

Первых испанцев поражала не только мощь и размеры дорог инков, но и их ухо-женность и чистота. Неутомимые дорожники инков добросовестно следили за состоянием своего хозяйства.

Через ущелья и реки дороги соединялись мостами разнообразных конструкций. Их строили из камня, дерева, тростника, они могли быть подвесными или обычными, иногда плавающими.

Исследователи составляют карты дорог инков, сопоставляют их с современными проектами автомобильных магистралей. Практически все старые дороги совпадают с современными, в этом нет ничего удивительного, поскольку и современные строители и их предшественники искали кратчайшие и наиболее удобные пути. Интересно, что чисто визуальное совпадение на карте не означает совпадение в расстояниях в реальности. Инкские дороги часто оказывались короче, чем современные. Таблица, взятая из книги В. Кузьмищева "Царство сынов солнца" покажет это более наглядно:

 

  Дороги (расстояния в километрах)
Города Инков Современные Разница
Хауха-Аякучо 194 304 +110
Аякучо-Абанкай 190 397 +207
Абанкай-Куско 110 198 +88
Куско-Десагуадеро 498 534 +36
Куско-Сикуани 110 141 +31
Сикуани-Десагуадеро 388 393 +5

 

Получается, что если идти пешком, то дорога будет короче. Может быть, отчасти и этим объясняется отсутствие колеса в древних американских технологиях. В горных условиях колесо может быть не только не очень удобно для передвижения, но и опасно на участках дорог с большими перепадами. Поэтому в условиях Анд даже узкая пешеходная дорога получает огромные преимущества перед дорогой для колесного транспорта, ведь обычная лестница может сократить путь через горы во много раз.

Как я уже отмечал, эти дороги были панконтинентальными и простирались по всей Южной Америке. Леон Струве Эрдман в своей работе"Vialidad Imperial Inca " , (1963), говорит о продолжении дорог инков на территории современной Аргентины, в провинции Сальта и Тукуман: " ... Продолжение пути по Humahuaca появляется в виде прямой линии на равнинах Алмона де Хухуй (Almona de Jujuy) и Сан-Антонио Шиньона проходя по Калдере в долину Лерма за тем до Гуачипас (Guachipas), ответвление в Пампа Гранде ко-торую обнаружил открыватель Сальты - Лермы. Три большие дороги к востоку проходят долиной Лерма: по оврагам Торо, называвшиеся до прошлого века "перуанскими оврага-ми"; по оврагам Ескоипе в долину верхний Кальчаки (Calchaqui) и Кончас ... Испанцы также говорят о существовании дорог от Хухуй Сианкас или Мохоторо направлением в равнину Метан или Митана... [...] Где-то здесь идет самая древняя дорога до Кополике (Copolique), станции Росарио-де-ла Фронтера в Антилья и Тукуман. Другая древняя доро-га выодит из Росарио-де-ла Фронтера, проходит по в Канделарию и по Лампако в Медину и далее на равнины Тукумана. ".

Эти дороги, особенно в долине Лерма, со временем преобразовались, изменились, сегодня, какие-то из них являются автодорогами, проспектами или улицами городков, другие обычными деревенскими дорогами. Много древних дорог сохранилось в труднодоступных местах аргентинских провинций. Возможно когда-то они будут открыты заново и изучены.

" ...старики поселка рассказывали, что здесь древние приносили соль из солончаков в долину Лерма ", дорога проходила недалеко от железнодорожной станции Качиналь (Cachinal) на кечуа Cachi означает "соль", и nan - "передвигаюсь".Похожих "говорящих" топонимов много на аргентинских картах Inganan, Ingamana, Encanan, Saltanan и другие.

Интересно было бы проследить эти дороги до атлантического побережья, в бразильской сельве. Есть вероятность, что пути шли и на юг до Огненной земли и далее в Антарктиду.

Наше решение проследить, куда ведет дорога от Мачу-Пикчу, возникло внезапно, навеянное необычной атмосферой затерянного города. А что если и дальше есть города, о которых ничего неизвестно человечеству. Должны же были существовать последние убежища инков в период испанской конкисты. Ведь куда-то спрятали они почти все золото из Куско. Испанцы его так и не увидели. С воздуха эти затерянные города невозможно заметить - сельва надежно прячет их под своим покровом. И мы подумали, что если есть дорога, то она должна куда-нибудь вести...

У нас оставалось мало времени, в 2 часа в Агуас Кальентес уходил автобус, а в 3 поезд на Куско. Очень хотелось остаться здесь подольше. Оставшееся время мы решили провести с пользой - попытаться взойти на Уайнапикчу и потом дойти до Инти Пунку (Ворот Солнца). Подъем к вершине у нас не получился, мы прошли только половину пути. Тропа становилась круче и тяжелее, мы сделали несколько снимков и решили вернуться.

Снова пройдя через весь город, мы направились "по дороге инков" к старому входу в город. По дороге нам попалось несколько интересных камней, для алтарей их было слишком много, ведь не через каждые же 50 м. раньше приносили жертвы. Ворота Солнца - это что-то наподобие современного блокпоста. Здесь несколько человек могли бы преградить путь целой армии. На юго-восток уходила дорога в сторону Куско. Отсюда мертвый город казался игрушечным, сложенным из детских кубиков.

Когда мы спускались на автобусе к железнодорожной станции, то на каждой следующей террасе нас встречал мальчик лет 10-ти. Он успевал спуститься к следующему повороту быстрее автобуса, по крутой тропе, ведущей напрямик вниз. Он махал рукой и издавал какой-то крик на высокой ноте, напоминающий свист. Туристы были в восторге от его находчивости. На конечной станции он запрыгнул в автобус и собрал соли.

Поезд из Агуас Кальентес до Куско шел около 4-х часов. Пейзажи за окном посте-пенно менялись, тропическая растительность уступала место высокогорным степным просторам, неизменным оставалось только присутствие Священной реки Вилькамайу (Уру-бамба). На маленьких станциях к поезду подбегали дети, выпрашивая сувениры. Туристы бросали в окна ручки и еще какую-то мелочь и те устраивали из-за них свалку. Уже начало темнеть, когда мы подъехали к столице империи инков. Города еще не было видно, когда поезд остановился и неожиданно пошел в обратную сторону. Оказывается дорога построена таким образом, что поезд спускается к вокзалу Куско по траектории "падающего листа". Вокзал в Куско небольшой. Кругом, как наверное и везде, перед вокзалом торговцы, куча всякого народа и сплошная автомобильная пробка. Наш автобус простоял минут 30.

Мы снова вернулись в отель "Руинас". Поужинали вчетвером, в небольшом ресторанчике на "Пласа де Армас". Потом мы с Алексом отправились фотографировать камни с барельефами на стенах домов. За все тот же соль местные детишки с энтузиазмом находили и показывали нам все новые и новые изображения. Здесь были змеи, ящерицы и Солнце с лучами и без. Мы обратили внимание, что на камнях часто встречаются выступы непонятного назначения.

Они похожи на выступы, которые имеют отливки из металла, когда жидкий металл переливается через форму, или застывает в горловинах, через которые заполняют формы. Согласно существующей теории выступы служили опорой бревнам, с помощью которых поднимали, точнее "подвешивали" камни для их обработки и подгонки к соседним камням. Алекс предположил, что на этих выступах могли крепиться какие-либо предметы, например знаки, украшения и т.п. Рина Кано (преподаватель языка кечуа), когда я ее спросил об этом, сказала, что выступы могут содержать информацию. Их расположение относительно плоскости камня и определяет значение того или иного выступа.

Еще мы пытались купить копию или модель знаменитого кипу, но к сожалению в лавочках нас не понимали и предлагали вместо него вязаные браслеты, которые у нас называются "фенечки". Многие из торговцев с удивлением смотрели на нас, когда мы произносили слово "кипу". Наконец, мы случайно зашли в какой-то салон-магазин, где были представлены произведения местных промыслов. Тут же работали некоторые ремесленники или художники. Одна из девушек-мастериц в ответ на наш вопрос сказала, что могла бы сделать для нас копию какого-нибудь реального кипу из музея, но для этого ей потребовалось бы два - три дня. У нас этого времени не было, и мы остались ни с чем.

На следующий день, 23 августа мы покинули Куско и двинулись дальше на юг...

 

Автор: И. Петреев

Розетки и выключатели Bticino цены. Производиться выключатели bticino .
bticino-sale.ru

      
tbr@baurock.ru
Rambler's Top100