Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

  Рейтинг XXXXX

entry 19.9.2013, 23:55
Наверное, все знают, что такое Rock Master: это престижные международные соревнования лучших скалолазов мира в итальянском городке Арко. С прошлого года организаторы сделали из них целый фестиваль. Он длится 10 дней и включает в себя и собственно Rock Master, и параклаймбинг, и вручение наград Rock Legends, и показ фильмов «про скалолазов», и выставку снаряжения, и его тестирование, и два вида детских соревнований: Rock Junior и Rock Kids, а также состязания семей Family Rock.
Побывав на этом замечательном фестивале в прошлом году, мы загорелись идеей привезти сюда детей, которых тренируем. Наслушавшись наших восторженных рассказов, родители юной смоленской скалолазки Насти Юшкевич решили провести свой отпуск в Арко, чтобы она выступила на Rock Junior.
Как всегда, не обошлось без проблем. Дело в том, что заявка на участие должна быть заверена печатью национальной федерации, а наша Смоленская область не является членом Федерации скалолазания России. На нашу просьбу сделать для нас исключение мы получили из Москвы твердое «нет». Собственно, Федерацию можно было бы понять, если бы от России на Rock Junior отправлялась большая делегация, а мы просились бы взять нас сверх квоты. Но ни в прошлом году, ни в этом никто от нашей страны на этих соревнованиях не выступал. Естественно, никаких ни материальных затрат, ни организационных усилий от Федерации не требовалось – только шлёпнуть печать на бумажку – и всё.
Но отказываться от своих планов мы не собирались, поэтому пошли другим путем – обратились к нашим соседям и давним друзьям белорусам. Огромное им спасибо! Они вошли в наше положение, и в Италию была отправлена заявка от Республики Беларусь. Мы поехали выступать под её флагом.
Но в Арко совсем не важно, под каким ты флагом, здесь всем выдают одинаковые футболки Rock Junior, (в этом году они были красного цвета) – и уже не разобрать, из какой страны кто приехал – все просто дети, просто скалолазы.Прикрепленное изображение В этом году массовость побила все рекорды: заявилось более 200 человек из 22 стран. Ведь официальные международные соревнования для детей проводятся только после 14 лет, а еще более младшим где посоревноваться? Вот гостеприимный Арко и собирает самых юных будущих чемпионов на своем знаменитом Climbing Stadium.Прикрепленное изображение В этом маленьком городке действительно чувствуешь себя очень уютно и комфортно. И соревноваться здесь очень приятно. Ведь как иногда (не всегда, конечно!) бывает у нас: приезжаешь с детьми на соревнования в далекий город, а усталые организаторы начинают рассказывать, как им нелегко было все это подготовить. Сразу чувствуешь некоторую неловкость, что своим приездом доставил неудобство таким уважаемым людям.
Здесь всё не так! Такое чувство, что тебя здесь ждали, к твоему приезду готовились, для тебя старались сделать праздник! Неутомимые ведущие на 2-х языках не умолкали ни на минуту – живо реагировали на всё, что происходит, умудрялись объявлять и поддерживать всех, кто лезет, а ведь одновременно соревновались 6 групп детей в разных видах программы. Никаких организационных проблем мы не почувствовали. Ну разве что начинали, как правило, с опозданием, но это простительно.
Формула проведения соревнований непривычна для нас: победители здесь выявляются по итогам многоборья: боулдеринга, скорости и трудности.
Первым видом был боулдеринг, требовалось пролезть 5 трасс за полтора часа по фестивальной системе.
Наша Настя – девочка очень серьезная и ответственная, всё привыкла делать на «пять». Если на «отлично» не получается, то очень переживает – и в школе, и в спорте. Естественно, она волновалась и здесь. Итак, старт дан, Настя пошла на первую трассу.Прикрепленное изображение Бонус взяла сразу, а дальше – никак. Вторая попытка - тоже самое. Перешла на другую трассу – опять только бонус. А рядом уже кто-то сделал топ, потом еще один, и еще… И Насте уже кажется, что всё пропало, она ничего не пролезет, не сможет, не успеет, что она хуже всех и т.д., и т.п. Время шло, она делала безрезультатные попытки, теряла силы, всё больше входила в какое-то крутое пике, слёзы стояли в глазах и, казалось, катастрофа неизбежна. Мы все: её родители и наша семья как могли пытались ей помочь и кричали во весь голос: «Соберись!», «Ты сможешь!», «Делай!», «Всё получится!». В какой-то момент я просто перешла через ограждения (другие тренеры тоже так делали), подошла и пыталась переключить Настино внимание на конкретные вещи: здесь правой, потом левой, тут посильнее накатить, там повыше взять. И случилось маленькое чудо: 11-летний ребенок смог перебороть себя - Настя сделала первый топ!Прикрепленное изображение Мы орали Ура!!! как ненормальные. Сразу побежали к другой трассе. Опять Ура!!!, опять топ. Еще на одной трассе успели взять бонус и чуть-чуть не успели на другой. С нетерпением ждали протоколов. Настя 7-я из 30-ти! Оказывается, топы сделали всего 10 девочек, а одну трассу не пролез никто.
Скорость была в этот же день после обеда. Большие эталонные зацепки накручены совсем не по-эталонному, а стройной шеренгой, плечо к плечу. Быстро бежать по такой трассе не просто, слишком всего много, легко запутаться. Попытка всего одна, и никаких опробований, конечно, нет. Но я знаю, что Настя умеет бегать скорость, и зацепки такие у нас в Смоленске уже давно есть - она знает, как с ними обращаться, и даже мини-эталонку мы в этом году у себя построили. Все должно было быть хорошо! По протоколам прошлых лет я посмотрела, что трасса бежится за 9-10 секунд. В первом забеге девочки показали времена в этих пределах. Настя – во втором забеге. Ну, давай! Но с первого шага всё пошло вкривь и вкось: какие-то безумные кресты ногами, топтание на месте… К концу разобралась, побежала, но уже финиш. На секундомере 13,39….. Ужас! Теперь уже в расстройство впала я. Наверное, так много эмоций забрал у Насти боулдеринг, что на скорость нервного заряда уже не осталось. Смотрим остальных и надеемся на чудо. Что происходит? Девочки, которые сегодня так красиво и технично лезли боулдеринг, ползут по трассе скорости, как новички, первый раз пришедшие на скалодром. Времена - 16, 18, 20 секунд. Они что, в Европе скорость вообще не тренируют? В итоге Настя - четвертая. Все оказалось не так плохо!
Лезть трудность предстояло на следующий день. Тоже одна трасса, с верхней страховкой. Она показалась нам не очень сложной – расклад понятен, зацепки хорошие. Все самое сложное начинается ближе к финишу. Кто дольше дотерпит, тот и выиграет. Это же трудность! Все сложные места мы с ней обсудили, место, где можно более-менее отдохнуть, тоже определили. Стартовали в обратном порядке от мест, занятых по сумме предыдущих видов, поэтому самые сильные, в том числе и Настя, лезли в конце. Первые девочки падали низко, до карниза, следующие – чуть повыше, перед карнизом, кто еще посильнее – после карниза. Настя была настроена не падать совсем! Только до топа!Прикрепленное изображение Начала уверенно, только чуть спешила. Быстро прошла те места, где многие падали. Вот и место отдыха перед карнизом, где можно остановиться, передохнуть. Но так хочется вверх, хочется быстрей долезть – зачем отдыхать? – ведь силы-то пока есть! Но дальше – тяжелый выход на карниз, и силы неожиданно кончаются. Руки тянутся скорей схватить спасительную зацепку, и нога промахивается мимо опоры. Срыв…
Как утешить безутешно рыдающего ребенка? Да никак. Веселая и разноголосая кутерьма вокруг все сделали сами. Слезы высохли под ласковым солнышком Арко. Но осталось жгучее желание лазить и стать лучшей!
В трудности Настя стала шестой, а в общем зачете восьмой. Есть над чем работать, к чему стремиться. Впереди ещё много новых соревнований.
Нам очень понравилась формула проведения Rock Junior, она делает соревнования увлекательными и для зрителей, и для участников. Для детей очень важно, что никто не отсеивается, все лезут всё до конца, ведь нет привычных для нас полуфиналов и финалов. Но и победить очень непросто!
Мы уже думаем, как провести такие соревнования у нас, в Смоленске. Как надумаем – напишем. Приезжайте!

entry 2.10.2012, 21:03
Если нет, то Вам обязательно нужно там побывать!
Здесь в одной точке сходится все: и пленительная прелесть Арко, и лазание как спорт, и скалолазание как образ жизни, здесь встречаются лучшие скалолазы и лучшие болельщики со всего мира!
В этом году мы тоже были там.
Мы - это ячейка общества: папа, мама и двое наших детей.
В Арко мы поехали надолго – на три недели, в основном лазили на скалах, а Рок Мастер был оставлен на конец пребывания – на «сладкое».
Вообще-то, это не только престижнейшие в мире соревнования по скалолазанию – это целый фестиваль, который включает в себя и детские соревнования Rock Junior, и параклаймбинг, и вручение наград Rock Legend и большую выставку снаряжения известнейших фирм мира. В этом году Рок Мастер проводился в 26-й раз, и это был первый случай, когда большая его часть прошла под проливным дождем. Сам скалодром закрыт навесом, спортсмены в принципе, от дождя страдали не очень сильно, а вот организаторы и зрители промокли до нитки. Правда, природа четко дала понять, кто у неё в любимчиках: болдерингисты, в отличие от трудников и скоростников, соревновались под солнышком, при идеальной погоде.
Из-за дождя и традиционное вручение наград Rосk Legend было перенесено с открытой сцены под крышу местного казино, куда вход был разрешен всем желающим и абсолютно бесплатно. Мы с трудом протиснулись в зал, битком набитый звездами скалолазания всех мастей.
Сама по себе церемония, если не владеть иностранными языками – это не настолько захватывающее зрелище, как, скажем, соревнования. Сценарий её незатейлив: интервью со всеми номинантами и объявление победителей. Мероприятие можно было даже назвать скучным, если бы не совершенно очаровательная ведущая - Иван Ургант может немного покурить в сторонке. С истинно итальянским обаянием и темпераментом она беседовала со всеми, выходящими на сцену, легко переходила с языка на язык, непринужденно обыгрывала возникавшие накладки и нестыковки. Очень понравились замечательные видеоролики, представляющие номинантов. За достижения на скалах были представлены к награде Адам Ондра, Саша Диджулиан, Икер Поу. За успехи на соревнованиях – троица австрийцев: Анна Штор, Якоб Шуберт, Килиан Фишхубер. Все они показались мне довольно скромными ребятами, не избалованными славой, не привыкшие к почестям, несмотря на громкие имена в нашем скалолазном мире. Гораздо увереннее они себя чувствуют на скалах и скалодромах, чем на сцене.
Колоритнее всего смотрелись рядом Адам Ондра и Саша Диджулиан – как Джессика Ланж и Кинг-Конг в старом голливудском фильме. Саша в жизни ещё очаровательнее, чем на фотографиях: просто Шэрон Стоун, только малюсенькая и худющая. Как может такое создание пролезть 9А? Ей бы в кино сниматься, а не пальцы бить на скалах! Впрочем, в кино она снимается – про то, как она лезет 9А…
Награду за скалы в этот раз дали ей – вполне ожидаемо и заслуженно.
За успехи на соревнованиях также предсказуемо наградили ослепительную Анну Штор. Её мы давно любим всей семьёй, называем Анечкой и всегда за неё болеем. В прошлом сезоне она была просто неудержима, выиграла и Кубок мира, и Чемпионат. Почему не выиграла Чемпионат Мира в этом году – для меня загадка. Наверное, и для неё самой тоже.
Но как же так получается, что среди номинантов не было наших? В жюри, конечно, сидят неглупые люди, но за достижения на соревнованиях в прошлом сезоне разве Дима Шарафутдинов менее достоин быть среди них, чем Фишхубер? Килиан, несомненно, выдающийся спортсмен, но в прошлом году Дима и Чемпионат Мира выиграл блестяще, и если бы дали визу на этап в Шеффилде, то и Кубок Мира с очень большой вероятностью был бы у него.
Ну, уж в следующем году, я думаю, русский язык обязательно будет звучать с этой сцены.
После официальной части церемонии началась бурная раздача автографов, фотографирование с кумирами – как же им было это приятно! И тут я расчувствовалась и стала мечтать о том, что было бы здорово, если бы у нас в России тоже была своя Легенда. Ведь если соревновательные скалолазы получают признание за свой труд в виде медалей и званий, то те, которые лазят на скалах очень крутые маршруты «для себя», часто известны только в узком кругу своих друзей. Поезжайте на Красный Камень – и увидите, как безвестные герои мочат «Гюллиха» 8с. А кто про них знает? Они, как правило, люди скромные, о своих достижениях не кричат, но их труд и мастерство тоже должны быть отмечены. Пусть раз в году они выйдут на сцену у нас, в России, и тоже станут Легендой.
Ну и как же не рассказать про Адама Ондру! Мы наблюдали его днем ранее, на другом мероприятии, когда он показывал своё слайд-шоу. Рассказывал он здорово - и по-итальянски, и по-английски, но слайды показывал, как мне показалось, какие-то блеклые и невыразительные. Я все думала: в интернете сотни фотографий и видео, где он выглядит эффектно и впечатляюще, зачем он отобрал именно это? А потом, кажется, поняла: он не пытался произвести впечатление, а просто рассказывал о самом важном и значительном для себя. Глядя на него, я окончательно решила: он – самый настоящий инопланетянин))). Во-первых, посмотрите на его фигуру: пропорции тела какие-то совсем нечеловеческие, плечи неестественно покатые, руки несуразные. Ни один другой скалолаз так не выглядит! Во-вторых, предел возможностей в скалолазании на сегодняшний день (9Б) он преодолел уже раз 6 – гораздо больше, чем любой другой человек на Земле. А в-третьих, имя первого человека Адама дано ему не случайно!
Хотя на соревнованиях по трудности он лез не впечатляюще. Видно, что очень хочет выиграть, сил-то много, поэтому суетится, спешит, ноги ставит неаккуратно – вот и падает раньше времени. До мудрого и совершенного лазания Пигбланка ему еще расти и расти! Рамон был здесь полным и безоговорочным победителем. У женщин также безоговорочно победила Анжела Эйтер – девушка с самой очаровательной в мире улыбкой. Ведущая произносила её имя, каждый раз добавляя слово regina, что в переводе с итальянского значит «королева» – по-другому про неё просто не скажешь.
Мы очень болели за наших ребят – Женю Маламид, Мишу Черникова, Динару Фахритдинову.
Все выступили очень и очень достойно: Женя завоевала 2 бронзовых медали – в трудности и в дуэли. Миша совсем чуть-чуть уступил третьему месту в трудности, а в дуэли он попал в забег с Адамом – казалось бы, безнадежное дело, но ведь они шли вровень до самого карниза! Если бы Миша не сорвался, то неизвестно, как бы все обернулось.
Ну и, конечно, мы были просто счастливы, когда Динара выиграла дуэль у Анжелы Эйтер!
И скорость смотреть было тоже очень приятно: у девушек весь пьедестал почета был наш.
А вот у мальчиков все сложилось очень и очень интересно. Сначала в четвертьфинале итальянец Леонард Гонтеро бежал с чернокожим французом Бастианом. Зрители аж подскочили, когда на секундомерах у обоих застыло одинаковое время: 6,82! Назначили перезабег, француз занервничал, сорвался – и открыл итальянцу дорогу к победе. В финале Гонтеро бежал с нашим мэтром Сергеем Синициным. Казалось, вся Италия замерла в ожидании: итальянец в финале скорости! Но вместе с Италией замер и судья - он не заметил, что спортсмены побежали, а секундомер не включился. На большом мониторе несколько раз прокручивали финиш этого забега, где хорошо было видно, что итальянец коснулся секундомера раньше. Назначили перезабег – теперь уже судья сосредоточился, все сработало – Гонтеро победил. Италия ликовала: выиграть скорость у русских – это круто!
После цветочной церемонии победители обычно кидают свои букетики зрителям. Уж не знаю, так было задумано или случайно получилось, но букетик Гонтеро угодил прямо в руки тому самому французу Бастиану, который «пропустил» Гонтеро в финал!
Публика здесь, в Арко, конечно, замечательная. Например, награждение трудников и скоростников было поздно вечером, под проливным дождем, но народ не разошелся. Приветствовали не только своего героя Гонтеро, но и всех остальных одинаково тепло. Комментаторы все эти дни не умолкали ни на минуту, рассказывали абсолютно про каждого спортсмена, причем, кажется, не по бумажке, а просто вспоминая все их достижения. Даже операторы - и те глубоко « в теме»: когда лезла Женя Маламид, на большом экране показывали напряженное лицо её мужа Миши Черникова.
Соревнования по боулдерингу сначала нас сильно озадачили: правила были совершенно не понятны. Во-первых, все трассы открытые, во-вторых, бонусов нет, в-третьих, все лезут по очереди, не больше одной попытки подряд, в-четвертых, на следующую трассу переходят не все спортсмены, последние отсеиваются. Постепенно, методом дедукции, мы уяснили основную идею новой формулы: победитель определяется по последней трассе. Неважно, сколько топов у тебя было до этого – тебе нужно не отсеяться по дороге и вылезти последнюю трассу. В этом, конечно, есть своя изюминка, но есть и недостаток. Нам было безумно жалко, когда наша Оля Яковлева – такая грациозная, лёгкая, техничная – с двумя топами на первых двух трассах осталась за бортом после неудачи на третьей. Выиграла супер-пупер атлетичная Алекс Пуччио.
Финал мужского боулдеринга завершал программу соревнований. Начало было немного скучноватым, на первую трассу было допущено много спортсменов классом пониже, но они неизбежно отсеивались при переходе на новую трассу и напряжение нарастало. Все ждали достойной развязки. К последней трассе остались трое: Рустам Гельманов, Клемен Бекен, Дмитрий Шарафутдинов.
На старте был прыжок на 2 рельефа. Начались попытки: один за одним участники безуспешно старались зафиксироваться на втором рельефе. Время шло, победитель не выявлялся, ситуация становилась просто неловкой: Рок-Мастер не может так бесцветно закончиться! Нужно было срочно что-то придумать. И тут, сначала вполголоса, а затем всё громче и громче стало звучать спасительное слово Superfinale !!! Организаторы засуетились, и на сцену вышли постановщики с шуруповертом. Как от сердца оторвали они драгоценный маленький шурупничек и прикрутили его на первый рельеф – вот вам и весь суперфинал. Вперёд, ребята! Ребята опять пошли в бой: Рустам, Клемен, Дима, опять Рустам, Клемен, Дима – и mamma mia! – он удерживает этот рельеф!!! Что творилось со зрителями – орали все: молодые, старые, грудные дети и беременные женщины, орали до тех пор, пока Дима лез дальше и еще долго после того, как он спрыгнул на землю. Это было достойное завершение культовых соревнований.
… А вечером того же дня мы сидели в маленьком кафе на тихой улочке Арко. За соседним столиком немолодой итальянец очень эмоционально обсуждал с официанткой события сегодняшнего дня на Рок Мастере. Мы не подслушивали, тем более, что не знаем итальянского, но на всю округу раздавались его восклицания: «Superfinalе ! Russo fantastico!!!». Буквально через несколько минут по этой улице мимо наших столиков тихо прошёл Дима Шарафутдинов. Итальянец скользнул по нему взглядом…. - и не признал в этом скромном прохожем того самого russo fantastico!!!, о котором с таким восхищением рассказывал официантке….
А вот Сашу Диджулиан не узнать было невозможно. Мы часто встречали её среди прохожих - она с такой истинно американской статью несла своё кукольно-красивое личико, что, кажется, за ней развевается звёздный шлейф.
И кучерявая голова нашего инопланетянина Адама Ондры тоже заметна издалека. Этот мальчик – то ли Гарри Поттер, то ли Пушкин – всегда возвышается над толпой. Впрочем, он уже давно живет среди землян, и многое человеческое ему стало не чуждо: судя по тому, как он смотрит на симпатичную блондику, которая все время с ним, она интересует его не меньше, чем Chilam – Balam.
А вот спешит куда-то Мелисса Ле Неве. На финале она неудачно упала лицом вниз, и под правым глазом к вечеру у неё отчетливо проступил синяк. Но, как истинная француженка, она подобрала к своему новому облику стильный наряд: тельняшка навыпуск, залихватские брюки и кепка набекрень – и уже то, что под глазом – это вовсе и не фингал, а просто такой… аксессуар.
Соединение и переплетение зрителей, организаторов, судей, спортсменов всех рангов, которое так естественно происходит на улочках Арко, достигло своего апогея в последний вечер, после завершения соревнований. На центральной площади, возле церкви, в одной из многочисленных кафешек звезды скалолазания обслуживали нас, простых смертных. Был вынесен огромный торт, из трюмов достали шампанское, и любой желающий мог получить свой кусочек вкуснейшего тортика прямо из рук Анжелы Эйтер, и испить настоящего шампанского, налитого тебе в бокал Якобом Шубертом. Это было так необычно и так трогательно для нас. Ведь действительно: в спорте спортсмены и болельщики – это практически две равноправные составляющие, одна без другой существовать не могут. Мы мерзли и мокли, болея за своих кумиров, искренне переживали, надрывали свои голосовые связки и – и вот получили свой кусочек счастья. Большое спасибо организаторам за это!
Мы обязательно приедем сюда ещё раз!


Прикрепленные изображения
Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение

entry 28.3.2012, 23:09
24-25 марта в Смоленске состоялись традиционные соревнования по боулдерингу «Смола-Весна 2012». В них приняло участие более ста спортсменов из разных городов страны.
Благодаря Маше Ивановой, которая провела успешную пиар-компанию наших соревнований среди своих питерских друзей, у нас высадился мощный десант скалолазов Северной столицы – 21 человек. Еще более многочисленная делегация приехала к нам из разных городов Белоруссии – Минска, Витебска, Могилева. Никогда не пропускают наши соревнования ребята из Брянска, Калуги, Орла. И конечно, нас почтила своим вниманием огромная толпа москвичей, которые, хоть и выступают за разные команды, но в принципе являются одной большой московской скалолазной тусовкой.
Наши постановщики – люди широко известные в скалолазной среде: Игорь Гусак, Леша Марков, Гоша Деркачев, Боря Егоров, Валя Головина и их ученик из Смоленска Ваня Калентеенков. Это их заслуга, что наши соревнования приобретают все большую популярность, это на их трассы, преодолевая проблемы и расстояния, съезжаются к нам скалолазы всех мастей.
Квалификация традиционно проводилась в 3 сета по 2 часа, в двух залах – большом и малом, участникам было представлено 13 трасс разной категории сложности. Полазить смогли все – и мастера, и новички. У мужчин пропуском в полуфинал было не менее 11 топов, у женщин – 6.
Полуфиналы проводились вечером того же дня. Непрошедшие в следующий тур скалолазы превратились в активных болельщиков, поддерживали и своих, и чужих. А зрителям что самое интересное? Чтобы были топы! Но так, чтобы у разных спортсменов на разных трассах, и не у всех сразу получилось, а чтобы помучились немного. Все это было и в полуфинале, и особенно - в финале.
Постановщики, как всегда, постарались, чтобы до финала добрались только монстры. Их хочется перечислить поименно: у мужчин – Шамардин Юрий, Зенько Дмитрий, Мусич Владимир, Гоголь Михаил, Поплавский Станислав, Никифоровец Андрей; у женщин – Головина Валентина, Псарева Анна, Иванова Мария, Малыженкова Лариса, Соротокина Анна, Балакирева Александра.
С таким составом финалы получились зрелищными, как никогда. На наших глазах развивался драматический сюжет с непредсказуемой развязкой. У мужчин лидер менялся чуть ли не после каждой трассы. Это незабываемо, когда весь зал в едином порыве кричит «Держи!», а харизматичный Миша Гоголь выдыхает «Держу!!!», выходя на топ.
Но настоящий взрыв эмоций постановщики приберегли к последней трассе: всего три зацепки и те ручки – то есть надо прыгать! Это решало всё. Допрыгнули двое: Никифоровец и Поплавский. Совсем чуть-чуть не хватило остальным. Каждую их попытку зрительный зал встречал рёвом раненого зверя. Очень хотелось, чтобы получилось у всех, хоть двадцатой попытки – но не судьба… Победителем стал Андрей Никифоровец, второе место занял Стас Поплавский, третье – Михаил Гоголь.
Но одним из главных героев дня неожиданно оказался ведущий нашего мероприятия Гоша Деркачев. Он уверено владел микрофоном, быстро наладил контакт со зрителями, сообщал много интересной информации, непринужденно завязывал диалог со спортсменами прямо на трассе. Я вообще не понимаю, как мы раньше проводили соревнования без него?
У женщин в борьбу вмешался Его величество случай. Неудачно приземлившись после срыва на второй трассе, Аня Соротокина подвернула ногу. А это очень больно и очень обидно. Врач сделал заморозку, приложил холод. Прихрамывая, она подошла к третьей трассе и вылезла её! А как спрыгивать с больной ногой с высоты четырех метров? Галантные мужчины принесли лестницу, и Аня под всеобщие аплодисменты спустилась вниз. В итоге она стала второй. Победу уверенно завоевала Александра Балакирева, на третьем месте – Лариса Малыженкова.
Общепризнанно, что скорость – это самый зрелищный вид скалолазания, а боулдеринг – самый массовый его вид. Стараниями нашей бригады постановщиков мы уже второй раз пытаемся создать их симбиоз: скоростной боулдеринг. Всё очень просто – 4 короткие динамичные трассы лезутся подряд, после каждой – кнопка. Общее время фиксируется на секундомере. Получается очень зрелищно и эмоционально. Жаль, что не все смогли принять участие в этом состязании, многим нужно было разъезжаться по домам, но те, кто остались, получили истинное удовольствие. Победителем у мужчин стал Андрей Никифоровец, совсем чуть-чуть - несколько сотых – проиграл ему Тарас Овечкин, третьим был Владимир Мусич. У женщин никаких шансов соперницам не оставила Маша Иванова, второе место у Вали Головиной, третье – у Ларисы Малыженковой.
В нашем традиционном семейном зачете второй раз подряд победили Борис Егоров и Валя Головина, на втором месте – Андрей и Екатерина Никифоровец (с ними, кстати, выступал и их сын Максим – он вышел в полуфинал), на третьем – Александра Балакирева и Александр Баутин.
Какие бы чемпионы и мастера спорта к нам не приезжали, как бы они не старались и под какими бы флагами ни собирались, но победитель в командном зачете у нас всегда один – сборная Минска! Почетный кубок уже в четвертый раз уехал в Белоруссию. На втором месте – сборная Санкт – Петербурга, на третьем – клуб «Вертикаль», Москва.
Победы всем достаются нелегко. И, несомненно, главная награда, которую получает чемпион – это повышение самооценки и аплодисменты соперников. А на такие неофициальные соревнования, как наши, люди съезжаются не только ради соперничества, но и для общения друг с другом – вечером, в неформальной обстановке, за чашкой чая icon_smile.gif)
Но когда ещё и спонсоры что-то дают – это тоже мотивирует к будущим победам.
Мы любим наших спонсоров и они тоже любят нас. Фирма «Petzl» благодаря стараниям Даши Овечкиной и «La Sportiva» в лице Эдуарда Володина приготовили нашим победителям достойные призы:
Публикую список подарков, которые получили призеры:
1 место: фонарик TIKKA XP2, аккумулятор CORE, каска METEOR III +, GRI-GRI 2, сертификат на покупку скальников или кроссовок «La Sportiva».
2 место: фонарик TIKKA 2, GRI-GRI 2, аккумулятор CORE, сертификат на покупку скальников или кроссовок «La Sportiva».
3 место: GRI-GRI 2, аккумулятор CORE, сертификат на покупку скальников или кроссовок «La Sportiva».
За победу в скоростном боулдеринге были вручены REVERSO 4.
Кроме того, фирма «ИвСанСтрой» из Минска в лице её руководителя Алексея Ченуши подарила участникам, занявшим 4, 5 и 6 место по зацепке. Все финалисты и полуфиналисты получили по керамическому сувениру в память о Смоленске. Ну, и наши традиционные вкуснейшие смоленские тортики были вручены всем призерам во всех зачетах, а также финалистам и постановщикам. Спонсор смоленских подарков – Вячеслав Зинченко, руководитель фирмы «АртПромальп». Снаряжение для проведения соревнований предоставила смоленская фирма «Круговик».
Вы заинтересовались? Вам позарез нужны скальники La Sportiva, гри-гри и фонарик? Вы любите расслабиться тортом после тяжелой тренировки? Вам нужен магнитик на холодильник из Смоленска? Вы просто любите скалолазание?
Тогда тренируйтесь ещё больше, и мы ждем Вас в ноябре на наших следующих соревнованиях Смола-Осень 2012!


Итоговые протоколы
Фото Гутикова Романа
Фото Фарафонова Игоря

Прикрепленные изображения
Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение

entry 8.12.2011, 23:14
4 декабря рано утром, когда вся страна с волнением готовилась принять участие в выборах, сборная команда смоленских скалолазов выехала в Брянск, на соревнования в трудности.
После суровых тренировочных будней душа просит праздника, каковым, несомненно, являются соревнования. Брянские ребята подарили нам этот праздник! Вроде бы и участников было не очень много, что называется - «все свои», но всё было организовано очень тщательно и добросовестно. Команда организаторов во главе с Леной Пырсенковой и зацепки помыла, и скалодром в порядок привела, а Илья Киреев накрутил замечательные трассы. Две квалификации и финал совершенно точно попали в уровень участников, все смогли полазить. А ведь возможности у скалодрома не очень большие: нависаний мало и высота небольшая. Но Илья так постарался, что и топов было немного, и разложились все объективно. Смоляне не зря тренировались: у нас первое место среди девушек – у Леры Клименко, и второе среди ребят – у Саши Минченкова. А самое приятное, что и в командном зачете мы тоже стали первыми. Организаторы постарались привлечь спонсоров - призы предоставили «Триал-спорт», «Laser-attack» и, конечно, верный друг и помощник скалолазания в регионах – «Petzl» в лице милой и обаятельной Даши Овечкиной.
Скалолазание в российской глубинке, без тренеров и спортивных школ, стараниями энтузиастов и самоучек, невзирая на отсутствие нормальных скалодромов и присутствие многих проблем, пробивает себе дорогу. Лазить приходит всё больше людей, и становится всё больше соревнований. Надеемся, что соревнования в Брянске станут традиционными, мы с удовольствием приедем туда ещё, чтобы встретиться со старыми друзьями и окунуться в доброжелательную атмосферу спортивного праздника.

Фото Гутикова Романа


Прикрепленные изображения
Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение

entry 5.9.2010, 9:06
Лето в этом году выдалось знойным. Из душного города хотелось сбежать куда-нибудь на волю, где есть не только солнце, но и ветер, и скалы, и море. Мы поехали в Крым. Ведь заниматься скалолазанием и не побывать в Крыму – это нонсенс, теперь мы это знаем точно!
Решено было разведку скалолазных районов начать с Красного Камня. От остановки горного крымского троллейбуса интуиция и надписи на заборах «Red Stonе» привели нас прямо туда, где бьётся сердце скалолазного Крыма, куда уже много лет едут люди из Сибири и Урала, Севера и Юга, Европы и Америки, а теперь и из Смоленска.
Здесь сразу попадаешь в сферу притяжения этого скалолазного магнита, за многие годы пропитанного потом и кровью сотен скалолазов, промагнеженного их руками, пронизанного их надеждами и разочарованиями. Частичку и наших маленьких побед и поражений мы добавили в эту общую копилку.
«Мы» - это небольшая четырёхугольная компания. Краеугольный её камень – это Сергей, наш глава семьи, организатор всего процесса и главный страхующий. Согласитесь, иметь при себе человека, который, вопреки палящему солнцу и усталости может несколько часов подряд безропотно заниматься таким скучным и нелёгким делом, как страховка – это большая удача!
Второй по важности человек – это наш старший сын Саша, главный скалолаз и первопроходец всех маршрутов. На него мы равняемся, его пытаемся (но пока не можем) догнать и перегнать.
Третий – это, конечно, Ваня – младший сын. Он всегда уверен в своих силах. Хотя, казалось бы, силы эти не очевидны для окружающих, но неизменное желание лезть всё подряд, азарт и жизнерадостная улыбка, не сходящая с лица, восполняют недостаток мускулов.
В такой замечательной компании и мне хотелось пролезть и то, и другое, и третье.
Жара, конечно, стояла невыносимая. Палатку мы поставили рядом со скалами, тентом накрывать не стали, и сквозь её сетчатый купол ночью так романтично просвечивались звёзды, а сам Красный Камень был виден прямо перед нами во весь рост. В 6-30, открыв глаза по будильнику, мы видели, как кто-то уже прощёлкивает оттяжки на «Самолёте» или на «Третьем полюсе». Мы завтракали и спешили занять маршруты в секторе «Холодильник» - до обеда здесь было прохладно. Трассы там не самые сложные, на них мы привыкали к скалам, учились ставить ноги на гладкую стену.
Скалы всё-таки не идут ни в какое сравнение со скалодромом. Все эти трещины, мизерки, отколы, дырки, распоры доставляют столько пищи для тела и ума, дают столько эмоций и переживаний, восторгов и обид, которые никакие фанерно-пластиковые конструкции дать не могут. И атмосфера здесь царит совершенно особая. Рядом с нами лазили ребята из Красноярска и Одессы, Иркутска и Липецка, Новосибирска и Ростова, Чехии и Польши - люди разных возрастов и уровней мастерства. У чехов, да ещё из Брно, конечно же, спросили про Ондру: «Он мутант?» Ответ был порясающий: «Нет, он без ГМО!»
Очень приятно было находиться в такой компании – учиться у тех, кто лезет лучше нас, подсказывать тем, кто пробует то, что мы уже пролезли.
Мы видели, каким пОтом ребята поливают свои восьмёрки, как оттяжка за оттяжкой насасывают они каждый перехват, и глядя на этих «крутых перцев», хотелось тренироваться ещё больше.
Мы-то своим пОтом поливали пока только шестёрки, но как они нам дОроги! «Ручей», «Фарватер», «Целлюлит» - кажется, я никогда не забуду на них каждую зацепку. Когда лазила их с верхней на пределе своих сил и способностей, в голове была только одна мысль: как же Сашка тут лез с нижней?! Поначалу., глядя на лихо прощелкивающих оттяжки ребят, мне казалось, что только я одна здесь боюсь лезть с нижней. Потом, осмотревшись и пообщавшись, я поняла, что этот страх есть у всех, и преодолеть его – в этом тоже свой кайф! Заставить организм выжать из мышц последнюю каплю, держать то, что не держится, стоять на том, на чём не стоится, железной хваткой воли задавить панику в голове, как будто по жёрдочке пройти над бездной и гордо сказать себе: «Я сделал это!» Не так много в этом мире слов, сладость которых сравнится со сладостью этих… И горечь, если «не сделал» (а ведь мог же!) – она тоже долго не будет давать покоя, прибавляя ещё один ночной кошмар.
Что-то получилось у нас в этот раз, а что-то нет, и уезжать было жалко. Однако последняя ночь выдалась беспокойной - Ваня слёг с высокой температурой и бормотал в тяжелом сне: «Я на «Финт»… «Дайте оттяжки…». Саша был здоров, но из другого, своего сна выкрикивал: «Папа, куда мне лезть?!» И я подумала: «Наверное, для первого раза достаточно».
Но мы обязательно должны приехать сюда ещё. Красный Камень теперь стал нам родным, ещё одна жемчужина добавлена в шкатулку воспоминаний.
Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение[att
achmentid=1193]Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение

Прикрепленные изображения
Прикрепленное изображение

entry 16.6.2010, 12:47
Горы заливало дождём. Он прочёсывал местность своими холодными длинными каплями уже второй день. Не осталось ни листика, ни травинки, ни камня, не омытого им со всех сторон. Только тенты палаток держали оборону, испытывая надёжность нано-мембрано-технологий, оставляя сухим маленькое уютное пространство для спрятавшихся внутри людей. Необъятный холодный душ поливал долину, и выключить его не было никакой возможности. Зато была возможность поспать и отдохнуть тем, кто пережидал непогоду в своих палаточных укрытиях. Можно с чистой совестью дремать утром под мелодию дождя, вслушиваться в его переменный ритм и вести мучительно-сладкую внутреннюю борьбу между желанием скорейшего окончания дождя и не менее сильным желанием его продолжения.
Даша тихо дремала на плече у Димы. А он уже давно проснулся, но не хотел вставать и тревожить её. Хотя чувствовал, что сколько ни терпи, а встать скоро придётся… По плану они должны были сегодня идти на перевал, а затем радиально на вершину. Все были в хорошей форме, шли хорошо – а тут эта непогода, она только расслабляет – и сколько это может продлиться? Ещё день-два, и они совсем выбьются из графика и могут не успеть пройти маршрут. Он терпеть не мог это ощущение полувины, когда дома, по возвращении, начинаешь оправдываться в том, в чем вроде бы не виноват – да, не прошли, непогода помешала… Все сочувственно кивают, а про себя думают : «Да просто не захотели корячиться под дождём». Сам был на их месте, сам так думал. В принципе, в такой дождь идти можно – он тихий, грозы и ветра нет, а быть мокрым - это ерунда.
В этом году группа у них была небольшая, 4 человека. Не получилось пойти прошлогодней дружной компанией – Женька решила поехать в альплагерь, Валя пошла в пятёрку с москвичами, а Толик внезапно женился и безропотно поехал за женой на море. «Чувствую, горы он больше не увидит – думал Димка. - сам-то он тоже женился на Даше, но у него - другое дело. « Не всем же везёт так, как мне! – размышлял он, чувствуя рядом дыхание жены. – Хотя… Если бы был холостым, пошёл бы сейчас в пятёрку с ребятами…».
Собирались они в этом году сумбурно – вмешались вечные проблемы с работой, с отпусками, всё мероприятие висело на волоске, но в последний момент все-таки поехали: Дима с Дашей, их старый знакомый Макс и руководитель - Василий Михалыч. Был он старше ребят лет на 15, но возрастную дистанцию не держал, и все его запросто называли Васей. Вид у Васи был «бывалый» - побитая временем штормовочка, самошитая пуховочка, спортивные штаны с вытянутыми коленками. На любой стоянке, среди цветника из «Мармотов», «Редфоксов», «Басков» и прочих диковинных зверей он выглядел как что-то среднее между музейным экспонатом и матёрым волком, в зависимости от угла зрения. И каждая дырочка, каждое линялое пятно на его прикиде говорило о сезонах, проведённых в горах, а значит, об опыте – а его не купишь, в отличие от гортекса и мамута.
Гремящий по палатке ливень медленно, но неуклонно превращался в барабанящий дождь, а тот неотвратимо вырождался в редко капающий дождик. Всё! Утреннее блаженство закончилось, пора вылезать.
Макс уже разжигал горелку и с интересом наблюдал, как Вася магнитом своей неординарной натуры собирал вокруг себя группу зрителей. Из окрестных палаток потянулся народ и с удовольствием слушал его ярко расцвеченный жестами и мимикой рассказ из серии «А вот у нас был случай…». Макс не раз ходил с Васей и часто был участником этих историй, но каждый раз удивлялся, как можно какой-нибудь рядовой спуск дюльфером превратить в лихо закрученный сюжет.
Димка озабоченно смотрел на небо – что там с погодой? А Дашка любовалась видом бело-голубых вершин на фоне свинцово-фиолетового неба. Без солнечных лучей горы казались плоскими, как будто написанными на холсте - и все окружающее пространство напоминало ей гигантскую декорацию. В этой мелодии стальных и холодных красок ноты были такими щемящими, что навевали грусть, а может, тревогу? Завтра день предстоял нелёгкий, тропа сразу круто уходила вверх по склону, до перевала - часа четыре, потом еще два – до вершины, потом спуск.
- Вась, давай сегодня дойдём до верхних ночёвок, подойдём под перевальный взлёт , - предложил Димка.
- Слышь, не суетись – погода налаживается, завтра за день всё успеем, - усевшись на камнях, отвечал ему Вася.
- Ну, завтра – так завтра, - вздохнул Димка, - просто жалко сегодня полдня терять.
Ночь прошла без дождя, утро было хмурым, но тихим. Вышли, как и планировали, в пять утра.
Несмотря на усилия многих поколений туристов и альпинистов, из года в год ходивших на этот популярный перевал, тропа здесь так и не образовалась – камни лежали непрочно, склон был «живой», сыпушный. Первым шёл Макс, прокладывая путь остальным, затем Даша, Димка, и замыкал группу Вася.
Идти вверх с рюкзаком – тяжёлый труд. С первых шагов мышцы все скопом стараются включиться в работу, сердце начинает бешено качать кровь, легкие судорожно пытаются что-то выловить из тощего горного воздуха. Но постепенно, шаг за шагом, организм разбирается в ситуации, внутренний дирижёр командует, какому мускулу и когда вступать в работу, нагрузка распределяется экономно, ритм вдохов-выдохов точно соответствует ритму шагов. И вот оно, пришло - понятное лишь избранным - удовольствие от физической работы!
Но со временем утомление берёт верх над восстановлением, тело начинает катастрофически сдавать. 45 минут подъёма - пора останавливаться на перекур.
- Макс, ты что, народ хочешь загнать? 40 минут ходьбы, 20минут отдыха, а не 45 и 15! - прикрикнул Вася.
- Да вроде бы и так нормально идём, - пожал плечами Макс.
- Если руководитель тебе сказал – твоё дело выполнять, - Вася требовал подчинения.
«Ну чего он кипятится? Идём хорошо, дружненько, - удивлялась про себя Даша, - Всё-таки он какой-то странный. Видно, что недоволен – но почему?»
Дальше шли, конечно, по указанному графику, но Вася всё больше отставал. Поджидая его после очередной ходки, Димка спросил:
- Макс, ты же с ним часто ходил, он что, всегда такой?
- По-всякому бывало… Но вообще-то он нормальный мужик. Может, уже тяжеловато ему – возраст все-таки.
- Вот и мне кажется, что от усталости он начинает капризничать, как ребенок, - подхватила Даша.
- А рюкзак у него тяжёлый? – поинтересовался Димка.
- Не тяжелее Дашкиного, я пробовал утром, - ответил Макс.
Рядом с ними остановились ребята-альпинисты, направлявшиеся на вершину. Их легкие штурмовые рюкзачки вызывали невольную зависть у нашей компании. Один из подошедших постоял рядом с Дашиным 80-литровым баулом, слегка приподнял:
- И охота тебе, девочка, такую тяжесть таскать? – подтекст был ясен, и подошедший Вася, ещё не успев отдышаться, уже спешил на выручку:
- А у вас, у альпинистов, что за жизнь? За всю смену, кроме одной горы, можете ничего и не увидеть: по 1Б на неё зашли, потом по 2А, и по тройке на неё же, и по пятерке. Вот и все горы! А туризм - это другое мышление, это - масштаб!
- А много вы из-под своих рюкзачков-то видите? – посмеивались альпинисты, - У нас всё понятно: есть гора, на неё надо взойти.
- А ты попробуй сделать то же самое с таким вот рюкзаком!
- А на фига, дядя?
- Ребята, не ссорьтесь, - вмешалась Даша, - кому-то нравится одно, кому-то другое. Я вот тоже больше путешествовать люблю – в походе столько всего увидишь! Каждый день стояночка на новом месте…
-Ну, удачи вам, ребята! – альпинисты зашагали вверх.
Впереди был довольно крутой подъём по леднику. Макс и Дима быстренько разобрались с верёвками. Страховка, перила, станции – все делалось чётко и умело. Даша просто любовалась своим Димкой – как здорово у него всё получается! Самый надёжный, самый сильный, самый умный! Душа была наполнена ароматом счастья – и передние зубья её кошек легко входили в лёд, и жумар без труда скользил вверх по верёвке.
А Вася явно выпадал из общей слаженной работы – тормозил, когда шёл, а на перестёжках как-то всё у него в руках путалось. О этого он суетился, покрикивал на ребят, давая бесполезные указания. «Не пойму, что ему не нравится? – удивлялась Даша, - радоваться надо, когда у тебя такая команда».
На перевал вышли, как и планировали, в 11 часов дня. Погода была пасмурной, ненадёжной. Вершина, на которую им предстояло ещё взойти сегодня, была, как на ладони. Путь на неё с перевала шёл по разрушенным скальным ступеням.
- Мне кажется, верёвки две надо будет повесить, как ты думаешь, Макс? – спросил Димка.
- Вначале – да, а дальше посмотрим, - вглядывался наверх Макс.
Вася подошёл к ним и демонстративно стал смотреть вниз, на спуск с перевала:
-Да, думаю, двух дюльферов хватит.
-Ты о чём это? – напрягся Димка
- Вниз линяем, ребятки, наверх не идём, - слегка злорадно улыбаясь, заявил Вася.
- Почему??? Мы же заранее планировали - идём нормально, и время есть! – изумился Димка.
- Погода портится, да и вообще – приказы не обсуждаются!
- Погода как погода, - злился Дима, - мы сюда не загорать приехали. Тебе что, штормовое предупреждение передали?!Тут часа два всего делов-то, даже если заторчим, здесь переночевать можно.
- Молод ты ещё меня учить, - банально, но от души ответил Вася.
- А других аргументов нет? – язвительно парировал Дима.
- Слышь, кто здесь руководитель: я или ты?
Макс подошёл и стал напротив Васи, рядом с Димкой и Дашей. Их было трое против одного.
-И ты заодно с ними?
-Вася, давай так: ты здесь остаёшься, подождёшь нас, а мы сходим, - Макс смотрел на Васю в упор.
- Да я о вас же, дураках волнуюсь!
- А может, о себе? –вырвалось у Даши.
- Что ты понимаешь! Вот Леша Иванов, в 85-ом меня не послушался…
- Вась, ну достал ты уже со своими восьмидесятыми, - устало заметил Макс.
Ребята стали разбирать снаряжение, все были на взводе. Даша размышляла, пыталась проникнуть в суть происшедшего. Сложность вершины по описаниям не превышала сложности всего того, что они уже ходили. Они с ней совсем рядом, никаких объективных препятствий нет. Погода? Дождь может пойти, а может и не пойти – это обычное дело. Чего он так разошёлся? Скалы простые… И тут она поняла: Вася боится лезть – вот в чём дело! По льду он ещё шёл, а по скалам - уже никак. А на вторых ролях он быть не может и признавать чужое лидерство не умеет.
-Ребята, он, наверное, лазит не очень? – спросила Даша.
-Да просто козёл он! – бросил Дима.
О, великий и могучий русский язык! Найдётся ли в нём другое слово, которое так много говорит о человеке? Ведь как ещё сказать, если натура сложная, неоднозначная? Дураком назвать – это плоско, тем более, что ведь не дурак! Негодяй – слишком по-книжному. Можно , конечно, еще чудаком на букву «м», но тогда пахнет бранью. Все эти слова мажут человека одной краской, в них нет подтекста. А козёл – это многогранно и неоднозначно, это палитра оттенков и толкований, бездна внутренних противоречий!
После скандала и потраченных нервов вершина показалась не такой уж и простой. Димка лез первым, вешал перила там, где боялся, что Даша сама не пройдёт. А у неё был лёгкий мандраж, когда она смотрела вверх в самом начале, а когда полезла – весь страх прошёл, из головы исчезло всё постороннее, мозг сосредоточился на простых мыслительных операции - поиск места для ног, для рук, выбор оптимальной траектории движения центра тяжести, удержание равновесия. По опыту она знала, что если довериться ему и не сбивать посторонними мыслями, то всё будет хорошо.
Первая в её жизни вершина оказалась узкой скальной площадкой. Внизу, во все стороны горизонта простирались каменные волны снегов и скал, по небу плыли облака, в лицо дул ветер, и Дашу не покидало ощущение, что она плывет по этому океану на корабле, забравшись на высокую мачту – и её вот-вот сдует.
- Здорово! Мне нравится так ходить! Без рюкзака - совсем другое дело, - сказала Даша.
- На следующий год в - альплагерь? – улыбнулся Макс.
- А как же « каждый день стояночка на новом месте…»? – подсмеивался Димка.
- Эх, не романтики вы! В жизни столько всего интересного – и походы, и альпинизм, и скалы, и путешествия – хочется всё и сразу!
Радужное настроение быстро рассеялось, когда внизу замаячила фигура ожидавшего их Васи. Почти молча, перекидываясь минимально необходимыми фразами, навесили дюльфер с перевала, спустились. У всех было нехорошо на душе.
Макс первым устало брёл вниз. Его не покидало ощущение, что всё это уже с ним было. Немного не так, с другими людьми, при других обстоятельствах, но знакомо до тошноты – может, в 85-ом, а может, в 95-ом… «Что-то надо менять. В альплагерь и вправду что ли на следующий год податься?»
Остановились подождать отставшего Васю. Дима был обижен больше всех .
- И как с ним только жена живёт… - вздохнул он.
- Да не живет она с ним - ответил Макс.
- В смысле?
- Ушла от него, ещё зимой.
- Как?! Она же приходила его на вокзал провожать!
- Мало ли что приходила. Они не афишируют – лишние расспросы, всякое такое… Кому приятно...
«Бедный, - подумала Даша, - наверное переживания его и испортили. Да и возраст – тяжело ему, идет еле-еле, смотреть жалко»
- Дим, ты бы, что ли, верёвку у него забрал, - попросила Даша.
- Я??? У него???
- Наверное, если бы мы расстались, у тебя бы тоже крыша съехала.
- А у тебя?
- Я бы умерла, - и она свято верила в то, что говорила.
«Конечно, Даша права. Может, хреново ему на душе – надо помочь, да и мириться всё равно придеться – куда денешься с подводной лодки». И он направился к Васе.
Тот шёл медленно, опираясь на палки . Тяжело дышал. Смотрел зло.
- Давай веревку понесу , - Димке казалось, что он протягивает руку помощи.
Произнесённые нами слова парят в воздухе, превращаются в причудливые облака образов, начинают жить самостоятельной жизнью - и вот уже другой человек видит в этих облаках отражение других мыслей.
Совсем не примирение и помощь группы виделись Василию Михалычу. Его ставили на место, подчёркивали его слабость, окончательно разжаловали из лидеров!
И он процедил сквозь зубы:
- Да пошёл ты…
Димка резко развернулся и зашагал прочь: « И всё-таки он козёл!»

entry 25.5.2010, 12:43
Палатка стояла на леднике, похожая на яркий фантик, застрявший среди скал и льда. На первый взгляд, всё здесь было рождено хаосом – он привел в движение каменные плиты, сделал из них то, что люди назвали «горами», собрал и заморозил миллиарды капелек воды. По его прихоти создавались вершины, намерзали ледники, скалы превращались в песок, лед становился водой - и это чередование превращало хаос в порядок, удерживало от безумия силы природы.
Сейчас была глубокая ночь, ручейки бежали по своим ледовым дорожкам, убаюкивая журчанием спящих в палатке людей. Та же игра случая, причудливое переплетение сил и обстоятельств, что разбросало здесь камни и создало ледники, она же собрала вместе и привела сюда этих пятерых. Вот Женька – мировая девчонка, спортивная и компанейская, легкая на подъём. А Даша – совсем напротив, романтичная и мечтательная, ранимая и очень обаятельная. Димка – это та же Дашка, только мужского рода, заковавший свою чувствительную натуру в непробиваемую броню мужских комплексов. Толик – флегматик, надёжа и опора любого коллектива – спокоен, как слон, силён, как конь. Ну, и руководитель – Валя, она немного старше этих ребят, давно ходит в походы. Очень ответственная, слов на ветер не бросает - её авторитет непререкаем, она из тех, кто вызывает уважение с первого взгляда .
Вы только не волнуйтесь, не будет рассказа о леденящих душу смертях – о падениях в пропасть, о гибели в лавине, об ураганах и разгуле стихии. Разве люди ходят в горы умирать?! Они ходят туда, чтобы интересно жить! Оставим журналистам их излюбленное занятие - смаковать трагедии, а сами просто поразмышляем о многообразии и непостижимости жизни.
Пятеро человек в палатке отдыхали после обычного походного дня, набираясь сил перед следующим. Вчера они шли сюда, медленно поднимаясь по долине, продираясь среди травы почти в свой рост. Троп не было, район почти нехоженый. Когда вышли на морену – стало легче. Здесь уже был подъем – и Женька любила идти вверх. Каждый шаг, конечно, тяжелее, но результат появляется быстро, сам удивляешься, как стремительно набирается высота.
- Женьку надо догрузить – прет, как танк, - ворчал Толик.
- Да никаких проблем! Давай возьму что-нибудь, - нисколько не выпендриваясь, совершенно искренне отреагировала Женя.
- Что ты – шуток не понимаешь? Я уж как-нибудь сам справлюсь. Лучше у Димки забери сахар, он утром половину Дашкиных продуктов себе забрал.
«Ну и народец подобрался! Чуть ли не вырывают груз друг у друга – в результате то один перегрузится, то другой. Молодцы ребята…» - это Валя, руководитель, смотрела на них и удивлялась. Опыта у неё было побольше, чем у остальных, она много ходила с «дедами», и они такого ребячества себе не позволяли.
Моренные камни уперлись в небольшую скальную стеночку – метра 4, не больше. Побродив вправо и влево, Валя выбрала наиболее простое место для подъёма: ступеньки вполне нормальные, хотя и немного скользкие. Но покорячиться все равно придется.
- Можно, я полезу первой? – Даша смотрела умоляюще, она чувствовала себя ловкой и никакого страха не испытывала.
- Нет, первой полезу я, - сказала, как отрезала, Валя. Она не чувствовала себя ловкой - она ощущала себя опытной.
Стеночка действительно оказалась несложной, все залезли без проблем. Дальше снова был относительно ровный участок, а затем просматривался подъем по скальному кулуару – немного сложнее предыдущей скальной ступени.
- Валя, ну давай я первой пойду! – Даше была сегодня в хорошей форме, она нравилась сама себе.
- Ну ладно, лезь – я что-то подустала, - Валя сбросила тяжелый рюкзак, и ветер сразу принялся охлаждать горячее вспотевшее тело. Погода быстро менялась, горное солнце уже не раскаляло камни, оно уступило свое место хмурому ветру и тучам, которые явно намеревались пролиться дождем.
Даша уверенно полезла в кулуар, он был узкий, ноги удобно было ставить враспор – правую ногу вверх, чуть подтянуться, потом левую ногу поднять, на неё выйти, руки хорошо держатся за выступы, помогают ногам. Дождик стал немного накрапывать, стало зябко. Но вот уже перегиб, руками она схватилась за камень, нога нашла опору – но тут же её потеряла, и руки уже не смогли удержать поехавшее вниз тело. Инстинктивно Даша пыталась удержаться за все, что попадалось, поэтому она не упала, а проскользила, да и наклон-то был положительный. Подоспевший Димка подхватил её у самой земли:
-Ты как, нормально?
-Да вроде бы… - а у самой слёзы на глазах, больно было ободранным рукам и коленкам. Обида на неожиданную боль выступала из глаз предательскими слезами. И ещё этот дождь безжалостными каплями стучал по телу… Беззащитность перед дожем, перед неожиданным срывом – и весь мир стал враждебен, хаотичен и непредсказуем - и ты уже одинок и не уверен ни в чем.
В один момент рухнуло Дашкино душевное равновесие, его место занял СТРАХ.
Димка стоял в сторонке, не видя никакой проблемы. Ему бы подойти, хотя бы руку на плечо положить, сказать что-нибудь – глядишь, и росток страха не пошёл бы в бурный рост, а зачах в зародыше. Но оставшись один на один с плачущей девчонкой, страх одержал победу.
Это было вчера, а сейчас они спали, и время неумолимо приближалось к подъёму. Будильник на часах у Толика зазвенел в 4 утра. Слышали его все, но никто и не пошевелился. Возвратиться из мира ночных грез в суровую действительность, наверное, бывает нелегко даже крутым профессионалам, вот также просыпающимся ночью перед выходом на очередной восьмитысячник, а здесь тихо боролись с собой пятеро вполне обычных ребят в обычном походе на обычном леднике.
Первым победил себя Толик:
- Я не понял: встаем мы или нет?
В ответ из Женькиного спальника стало доноситься пыхтение, сопение, оханье - и эти двое несчастных стали собираться и выползать из палатки. Сегодня была их очередь дежурить.
И вдруг…
- Мамочка родная!!!
- Вот это да!!!
Вы подумали, что что-то случилось? Ещё дремлющие Димка, Даша и Валя тоже так подумали. Но это всего лишь Толик и Женька выражали свой бурный восторг, глядя на звездное небо. Какие там в городе звезды? Так, лампочки одни электрические. А здесь, зацепившись за горный хребет, небосвод парил над их головами сказочным ковром - легким, живым и мерцающим. Космические капельки излучали мягкий, неземной свет, их было неожиданно много! Они заполняли собой всё пространство и прямо над головой сгущались в звездный туман (так вот он какой, Млечный путь!), а некоторые пытались разгореться поярче, но лишь вспыхивали мимолетным фейерверком, погаснув безвозвратно. Вся вечная Вселенная, не имеющая ни конца, ни начала взирала сейчас на этих двух милых человечков, просто так, с рюкзаками, пришедших к ней в гости без приглашения.
- Будете еще орать, заставлю каждый день утром дежурить! – спустила их с небес на землю Валя. Женькины руки сразу вспомнили, как им холодно, а ноги у Толика тихонько застонали в задубевших за ночь ботинках. Начинался обычный походный день, предстояла привычная работа - набрать воды, разжечь примус, приготовить завтрак, одеть снаряжение, собрать рюкзак - и при этом стараться не замечать утренний холод снаружи и дрожь внутри.
Даша проснулась и поняла, что идти ей совсем не хочется. Возникший вчера страх проснулся вместе с ней, заключил её в свои железные объятия. Она с трудом запихнула в себя несколько ложек манной каши – аппетита не было. Ну как же это? Почему так? Ведь она целый год мечтала о горах, и компания подобралась - лучше не придумаешь! Валя так хитро их сдружила - маршрут вместе составляли, район изучали по карте, описания перевалов слушали, как сладкую музыку. Бегали кроссы все вместе по воскресеньям, предвкушали маячившее впереди двухнедельное счастье – пройти с рюкзаком 80км по горам! И почему теперь, когда это счастье у неё в руках, ей ничего не хочется? Даше вспомнилась старая игрушка у них во дворе – большой железный барабан, забравшись на который нужно было очень быстро перебирать ногами. Он сильно раскручивался, и спрыгнуть на полном ходу было страшно, остановиться – тоже. Оставалось одно – бежать и бежать. Вот и сейчас нельзя было ни повернуть, ни остаться, а нужно было сцепить зубы и идти.
Димка заметил, что с Дашкой что-то не то - кашу свою ему отдала, рюкзак собирает еле-еле.
- Ты не заболела? – он не знал, как спросить, чтобы она рассказала.
- Нет, не заболела – она не знала, как ответить, чтобы он понял.
Слова только мешали.
Он подумал: «Она не хочет со мной разговаривать...»
Она решила: «Я ему безразлична…»
А ведь всё было совсем наоборот!
Один его взгляд мог бы растопить её тоску и боязнь. Ну хотя бы просто подожди, пока она соберёт рюкзак, Дима, не убегай вперед …
Дима не стал ждать. Обвязка, кошки - всё уже одето, и они с Валей и Женькой вышли на ледник.
Лёд был открытый, трещины поначалу довольно легко обходились, шли в связках. Валя – как самая опытная – выбирала путь, Димка с Женькой четко держали дистанцию. Второй связкой шли Толик и Даша. У Толика каждый шаг был правильным, как текст без ошибок, а Даша семенила сзади, тормозила – как будто каракулями писала с помаркой в каждом слове. Другой бы на месте Толика уже разозлился бы, но его трудно было вывести из равновесия, характер – золото. А у Дашки сегодня были особые отношения с окружающим миром – ей везде чудилась опасность, она ожидала подвоха и снизу (вот-вот обрушится что-нибудь там, в леднике!), и сверху (а вдруг полетит камень?). Внутри все холодело, она боролась с собой, кусала губы, сбивалась с ритма.
Перед длинной поперечной трещиной Валя остановилась, решила не тратить силы на поиски обхода. Она аккуратно перешла её по снежному мосту, а для остальных повесила перила. Несколько шагов по ненадежной опоре дали всем легкий всплеск адреналина. И снова – в путь, пока солнце не «отклеило» камни, примерзшие за ночь на склонах.
Даша, конечно, замешкалась перед этим препятствием. Выбирая её страховку, Толик подумал: «Что-то она сегодня никакая, надо разгрузить. Перескочит – заберу у неё кастрюлю». А попробуй перескочи, когда видится не опора, а только бездна, когда думаешь не о том, как пройдешь, а как упадешь? Первый шаг сделать тяжело, второй – ещё тяжелее… Третий, четвертый – как в тумане. Мостик рухнул на последнем, пятом.
Толик среагировал мгновенно, удержал страховку, перила провисли несильно, метра на полтора. Рывок был вполне терпимый, Даша висела по всем правилам – на двух веревках. Ледовая стена была прямо перед её носом, на ногах – кошки, в руках – ледоруб. Выбраться было не так уж сложно. Толик тянул её на страховке, она судорожно всаживала ледоруб в стену, изо всех сил упиралась передними зубьями кошек в лед - и вылезла наверх не помня себя от страха. В голове была одна мысль – уйти отсюда как можно скорее! Медлительность и неуверенность сменились паникой, которая погнала её вперед, туда, к ребятам. Не отдавая себе ни в чем отчет, она отстегнулась от связочной верёвки и пошла, почти побежала догонять Валю, Диму и Женьку.
А Толик стоял спиной, бухтовал перильную верёвку и даже предположить не мог, что дело примет такой оборот. Увидев убегающую Дашку, он обалдело уставился ей вслед. Первая мысль, пришедшая ему в голову, не была оформлена словесно, но подспудно повисла в подсознании: «Все бабы дуры!»
- Даша, ты чего?! Стой!
Она услышала не сразу, панический страх, как вирус в компьютере, разрушил в голове причинно-следственные связи, стёр файлы благоразумия и адекватности, вывел из строя процессор, управляющий мыслями и действиями. Где же волшебник Касперский, который всё излечит и вернёт человеческий облик? Вся твоя предыдущая жизнь, Даша, - вот твой антивирусник. Всё, чему учили родители, друзья, книги, жизнь – всё должно возмутиться и вытащить тебя из этой трясины, пока страх не стал трусостью. Соберись, девочка…
Но с человеком всё происходит сложнее, чем с компьютером, мозги – не железки. Остановиться и подождать Толика казалось ей смерти подобно. Увидев следы от скатившихся по снежному склону камней, она уже представляла, как следующий камень летит прямо в неё… Толик продолжал ей кричать, она всё-таки остановилась, внезапно осознала, что оказалась без страховки – и повернула назад.
- Куда ты поскакала? А если бы ещё раз свалилась – как тебя вытаскивать без веревки? – говорил Толик, доставая из её рюкзака кастрюлю и перекладывая в свой. Он не ругался, не упрекал за то, что оставила его одного. И это его спокойствие было худшим укором. От его невозмутимости ей стало так стыдно, так противно за себя, за всё, что она сейчас натворила. Стыд огнём пылал на щеках, и это были только отголоски того огня, который внутри выжигал всё ужасом от одной мысли: я бросила товарища! Он меня вытащил, спас мне жизнь, а я его бросила! По сравнению с этим позором все предыдущие страхи стали такими незначительными, неважными, глупыми. Она брела за Толиком, теперь уже не боясь ни трещин, ни камнепадов, раздавленная сознанием собственной ничтожности.
Первая связка – Димка, Валя и Женька ждала их под перевальным взлётом.
- Что вы так долго?
- Да мост рухнул под Дашкой, - ошарашил всех Толик.
- Удержал на страховке? – спросила Валя. В её голове пронеслось множество вопросов: А если бы мост рухнул под Толиком – выдержали бы перила? Удержала бы Даша? Всё могло бы быть гораздо хуже! Не надо было их оставлять, надо было подождать. Почему же она ушла вперёд? Теперь Валя терзалась муками совести, рылась в своей голове, припоминая какую-то промелькнувшую тогда мысль… Вспомнила! Она увидела на снежном склоне следы от упавших камней и интуитивно, подсознательно, хотела увести людей отсюда побыстрее. «Это решение было неправильным – надо было подождать остальных. Камнепад не был очевидным» - такой вывод сделала для себя Валя, она уже давно поняла, что трезвый анализ полезнее, чем посыпание головы пеплом.
А в Димкиной, закованной броню душе, шевельнулось что-то так сильно, что броня чуть треснула и выпустила наружу легкий дымок нежности, внезапного желания вот прямо сейчас взять и пронести на руках через все трещины – её, Дашу! Он наконец-то посмотрел ей в глаза, хотел сказать и не находил слов…
А Женька тем временам раздавала перекус – изюм, инжир, шоколадки.
- Ребята, налетай, пока Толик всё не съел!
И Димка вдруг понял, что нужно сказать ей:
- Даша, возьми себе мою долю… – прошептали его губы.
- Я столько не съем…. – ответила она, расплываясь от счастья.
Горы сверкали на солнце своими острыми гранями и уже не пугали Дашку, они опять стали родными, и в душе вместо хаоса воцарилась гармония.
- Ребята, очки оденьте – глаза вам еще пригодятся, - Валя не теряла бдительности, - выход через 10 минут.
Впереди их ждал перевал, потом ещё один, потом ещё… И через год кто-то из них снова вернётся сюда, чтобы преодолевать страх, холод, тяжесть рюкзака за плечами, чтобы вдыхать аромат снега и звёзд и, наконец, чтобы встретиться там с человеком, с которым ты знаком с детства, но, может вдруг оказаться, что ты его совсем не знаешь. Этот человек – ты сам. Встреча может оказаться радостной, а может, и не очень, но всегда полезно узнать о себе что-то новое - за этим и ходим.
Приятных всем встреч в наступающем сезоне!

entry 12.3.2010, 13:12
Давно это было, больше двадцати лет прошло… Литературный штамп требует после этих слов написать: а как будто это было вчера! Но это было бы неправдой, потому что за прошедшие годы все уже много раз перевернулось в памяти, забылось и придумалось вновь, приукрасилось и стало чем-то средним между истиной и вымыслом.
Итак, случилось это еще в ту эпоху, когда не было компьютеров и Интернета, цифровой фотографии и мобильной связи, Контакта и Одноклассников. Все это, как ни странно, вполне успешно заменялось живым общением между людьми. Еще существовали обычные письма, написанные на листочке в клеточку шариковой ручкой. Они вкладывались в конверт за 5 копеек и опускались в ближайший почтовый ящик.
Мы со своими одноклассниками написали друг другу целые мешки таких писем, когда после школы разъехались по разным городам. Вот с одного такого письма и началась эта история, которая все никак не кончится.
Мой школьный друг Саша Ручкин писал, что я имею потрясающую возможность сходить в горы с хорошей компанией. Если я согласна, нужно отправить телеграмму со словом «Да» по такому-то адресу, и деньги (20руб на билет и 10руб на продукты) выслать переводом по такому-то адресу. Ответ нужно дать до такого-то числа, иначе все адресаты разъезжаются кто куда.
Я посмотрела на календарь – сегодня было как раз это число.
До этого момента я горы видела только в телевизоре, да вообще-то рюкзак и палатку тоже.
Но сейчас я понимаю, что письмо это было, если хотите, воронкой судьбы, которая засосала меня и понесла в неведомые дали, закружила в вихре, не давая опомниться. Стоило только подойти к краю этой воронки чуть ближе, чем обычно – и вырваться уже было невозможно, потому что мир вокруг переместился в другую систему координат , поменялись оси, полюса, жизнь стала измеряться по-другому – как в песне – не километрами, а квадратными метрами.
Рассказать, что было дальше? О, если бы это было так просто! Чтобы читателя коснулось дуновение того вихря, нужно иметь талант не ниже Экзюпери вперемежку с Довлатовым…
Но что есть, с тем и попробую.
Даже особенно не размышляя, как будто под гипнозом, я послала телеграмму со словом «Да», и в назначенный день мы с подружкой прибыли в Харьков, откуда выезжала в горы наша группа. А перед этим, провожая нас на вокзале в Сумах, старшая сестра моей подружки Аллы вручила нам увесистую косметичку со словами «Там будут мальчики, поэтому вы должны всегда хорошо выглядеть!» По тем временам глобального дефицита в сумочке было богатство, ценность которого сейчас трудно с чем-то сравнить – дезодорант финский (как сейчас помню!), тушь французская, тени итальянские, а также туалетная вода и крем в красивой баночке.
Через два дня мы тащились под садистски палящим солнцем с не менее садистскими абалаковскими рюкзаками за спиной от поселка Хурзук по тропе вдоль реки Кичкинекол. Уже минут через 15 этого тягуна вверх у Алки в голове была одна мысль: выбросить скорее эту косметичку, она же весит черт знает сколько! На первом же привале мы запульнули всю эту ерунду прямо в бурную горную речку. Я же говорила – система координат поменялась, и очень быстро.
Ребята, конечно, с нами были замечательные, но мне не то, что выглядеть хорошо – мне жить не хотелось в первый день, так было тяжело. В том мире, который меня окружал, горы были не отдыхом, они были работой! Я долго ощупывала свои плечи – мне казалось, что лямки рюкзака должны были за день прорезать там борозды…
Но что такое «тяжело» в 20 лет? В компании Вовки, Костика, Юрки, Иры и девчонок усталость исчезала как тень в летний день. Вечером наш командир притащил из коша большое ведро айрана – это было целое ведро счастья! Густой, прохладный, кисленький – мне кажется, он исчез в наших желудках через 6 секунд!
Я, наверное, умирала и рождалась заново каждый день, привыкая жить в этом новом мире.
Но на первом перевале думала, что родиться заново уже не смогу… Силы покидали меня с каждым шагом. Мой рюкзак забрал Костик перед последним взлетом, я еле приковыляла позже всех и повалилась на снег. Вовка подошел, занес надо мной ледоруб и спросил у окружающих: «Ну что, добить её, чтоб не мучилась?» Но не добил, пожалел… Молча порылся в моем рюкзаке, достал спальник, переложил в свой рюкзак, и мы пошли вниз.
Понятно, что мне было очень не сладко – физическая немощь плюс моральная раздавленность от этой самой немощи. Ну что ж я такая дохлая? Ну почему я слабее (а значит, хуже!) всех?! Это потом я узнала, что не только мне было тяжело, а почти всем, что Ленка плакала, когда шла…Но, наверное, сброс высоты стал играть свою роль, да и идти вниз – это не вверх, и физическая немощь стала плавно перерождаться в физическую мощь. Процесс, известный в науке под названием «второе дыхание», потом происходил со мной многократно, но это волшебное превращение в организме не понято мной до сих пор. Цепочка неуловимых переходов превращает черное в белое. Так день переходит в ночь, так появляются в голове мысли. Буквально через 50 метров меня накрыла волна эйфории – кислород вливался в легкие, душа пела , ноги неслись по камням! Спальник я вернула обратно и, наверное, с этого момента что-то щелкнуло в моей голове, какой-то важный винтик сдвинулся со стационарного положения, чтобы вскоре свинтиться окончательно, чтобы я пропала в этой черной дыре под названием «горы». Впрочем, тогда, на первом перевале, гор-то я , по сути, и не видела - смотрела больше под ноги и на спину впереди идущего товарища.
И ещё очень долго не могла понять – почему надо идти с этим рюкзаком до самого вечера, почему нельзя остановиться на стоянку у этого красивого ручейка, у того озерка? Но командир Вовка был непреклонен - «Закон гор гласит: лучшая стоянка - в полседьмого!». Он ведь был (и есть, дай Бог ему здоровья!) одного возраста с нами, но мы смотрели на него снизу вверх – он шёл, кажется, в четвертый поход, и в третьем из них он был руководителем, потому что быть лидером ему на роду написано. Вовкины крылатые фразы помнятся до сих пор: «Желание – это множество возможностей, а нежелание – множество причин», «Когда гора сваливается с плеч – убирайте ноги». Перед каждым выходом звучало неизменное: «Команда рюкзакам – по ишакам!», и я с ужасом ждала приближения этих слов.
Мы прошли еще один перевал, Глиссер 1Б. Кажется, под ним я первый раз увидела нарзанный источник и попробовала это чудо, этот бальзам для уставшего организма, который уже замучился искать второе дыхание. Для меня это было еще одно потрясение в горах. Газированная вода с неповторимым вкусом эликсира жизни текла прямо из-под камней просто так и впадала в речку! Это, наверное, все равно что первый раз своими глазами наблюдать корову, из которой доят молоко, до этого видя молоко лишь в бутылке. Помню, и черника там на склоне росла какого-то особенного вкуса, и ели мы ее как-то особенно жадно…
А на следующий день зарядил дождь. Я ведь родилась и выросла в городе – типичное «дитя асфальта». В той жизни непогода была где-то за окнами, от нее легко было скрыться, переждать. А здесь пережидать сутки проливного дождя пришлось в брезентовой палатке, накрытой куском полиэтилена. Вода без труда проникла в эту нехитрую конструкцию, и очень быстро мокрым стало абсолютно все – спальники, одежда, сама палатка. Но, боже мой, какой же веселый это был день! Над чем смеялись уже не вспомнить, наверное, анекдоты рассказывали, приколы всякие – ну не плакать же лежа в луже! Сейчас, когда палатка у нас уже непромокаемая, бывает так сладко лежать в ней, слушать шум дождя и знать, что сегодня уже точно никуда идти не надо! А тогда мы встали утром, взяли спальники , выкрутили их, как половые тряпки, и пошли опять на перевал.
Перевал этот назывался Донгузорун, и здесь меня ждало еще одно удивительное открытие – большое количество военной техники времен войны. Все-таки это был 85-й год, после боев прошло больше сорока лет, а орудия (я не знаю, как это правильно называется – пулеметы или что-то в этом роде) были разбросаны всюду на склоне. Прямо на тропе, размытой дождем, мы увидели выглядывающую из земли гранату. Помню, желтенький металл ярко выделялся на фоне грязи. Был у нас в группе один товарищ со склонностью к необдуманным действиям. Как-то сразу к нему приклеилось прозвище «Секретик». Пока мы стояли кружком и заворожено смотрели на эту штуковину, его шаловливые ручки уже потянулись достать из земли, рассмотреть, потрогать… И тут покой горных вершин разрезал крик, от которого волосы встают дыбом, кровь застывает в жилах, реки поворачиваются вспять и происходит непроизвольное мочеиспускание: «СТО-ЯТЬ!!!! НАЗАД!!!» Это Вовка своей железобетонной интонацией, как хлыстом по спине, огрел «Секретика», а иначе предотвратить беду можно было бы и не успеть…
Мы пошли дальше вверх, навстречу нам спускалась группа французов. Жестами и улыбками мы пытались объяснить про гранату, они стали спускаться. Через некоторое время тишину гор прорезал еще один крик, теперь на французском языке. Конечно, он был бледной копией Вовкиного, но мы всё поняли: «В каждой группе есть свой секретик».
Мы шли под дождем, ветер дул в лицо, накрывались каким-то куском полиэтилена, тяжелым и неудобным, который к тому же все время сдувало, на отдых почти не останавливались. После перевала был спуск в Чегет по канатке. Я так измучилась за этот день, что момент, когда я села в кресло, обозначился в моем мозгу как полное и абсолютное счастье. После дождя и тумана кресло канатной дороги плавно спускало меня в солнечное блаженство, я , кажется, пела что-то громкое и качала ногами. Спрыгнув на землю перед замызганными вагончиками, где продавали лимонад, арбузы и чебуреки, я поняла, это – рай! Вся тяжесть, которую пришлось испытать, натертые ноги, невыносимо болящие плечи, потрескавшиеся губы – это все ничто по сравнению с ощущением того, что ты что-то смог, ты прошел, ты сделал это – и ты безумно горд собой! Если хотите, это мой вариант ответа на вопрос: зачем люди ходят в горы? За этим ощущением!
Потом был еще перевал Бечо радиально, где на ледовой «куриной грудке» без кошек, без систем, держа перила просто в голых руках(!) мы были, конечно, без пяти минут смертниками… Но повезло, судьба пощадила нас, дураков. Тогда мы об этом не задумывались, мы были просто обалдевшими от гор, от неведомых ранее эмоций и ощущений, от преодоления своих слабостей, друг от друга, наконец. Сверкающие на солнце вершины стояли вокруг как родные, казалось, они приняли нас в круг своих друзей, в круг избранных. Их белый цвет вместил в себя и розовый романтизм, и зеленый цинизм, и стальной прагматизм, и оранжевую удачу, и синий кураж. Мы строили планы, ломали голову, куда лучше на следующий год – в поход? в альплагерь?
Из окна автобуса, увозившего нас по Баксанской дороге, я все глядела, как отдаляется от меня этот мир, и когда остался виден только маленький белый треугольник вершины меж темных хребтов, в моей голове пронеслись волшебные слова «Я сюда еще вернусь!»
С тех пор каждый раз, вот уже больше 20 лет, возвращаясь из похода, в тот самый момент, когда остается маленький белый треугольник вершины меж темных хребтов, я оборачиваюсь назад и опять произношу эти волшебные слова.
И всё исполняется!

 
ВПВСЧПС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31




Поиск по моему Блогу


 
Rambler's Top100