Версия для печати

Нормальная версия

Ирина Морозова's Блог

Red Rock. Как мы ходили маршрут Rainbow Buttress

Прикрепленное изображение

После http://www.baurock.ru/phforum/index.php?automodule=blog&blogid=113&showentry=1122следующим по плану у нас был РедРокс. Выехав утром из кемпинга, тормозим в городке Джошуа Палмс. Девчонки, как обычно ищут душ, а мы с Никитой пользуемся возможностью отправить в интернет очередной репортаж. Ближе к обеду выдвигаемся.

Прикрепленное изображение

Долго решаем, как ехать – можно двинуться в обратную строну к Лос-Анжелесу, чтобы попасть на основной хайвей, ведущий от Лос-Анжелеса в Вегас, а можно по какой-то трассе 66, которая идет напрямик через пустыню Мохаве. Меня смущают только странные обозначения на карте на подъезде к Вегасу, напоминающие длинный туннель.
– Туннели могут быть платные, – говорит Никита.
Пока пытаюсь разобраться в обозначениях, пока звоню американским друзьям, пытаясь узнать есть ли там туннели или платные автодороги, Никита уже едет.
– Едем через пустыню, – наконец решаюсь.
И машина резко разворачивается в обратную сторону. Так мы попали на ту самую знаменитую в Америке трассу – 200 миль ровной дороги, уходящей в бесконечность.
– Никита, останови у какой-нибудь заправки, – раздается с заднего сиденья.
– Что уже пора?
Но заправок похоже не предвидится. Кустов тоже.
Видим какой-то забор впереди, съезжаем с дороги. За забором трейлер и странные надписи, в том числе и что-то там про Иисуса, но мы уже не рискнули их фотографировать.

Прикрепленное изображение

– Лучше отсюда уехать, это какие-то сектанты, – произносит Никита. И мы выруливаем обратно на дорогу, так как в радиусе ближайших 100 миль, кроме этого трейлера ни одного присутствия людей, да и машин на дороге тоже не попадается ни одной.
Наконец, появляется что-то похожее на редкие кустики и мы делаем небольшую техническую остановку.

Вторая машина, которая выехала рано утром, уже в Лас-Вегасе. Звонят нам и говорят, что в кемпинге сильный ветер и они поехали искать гостиницу, но кемпсайт нам заняли и оплатили.
Въезжаем в Вегас. Первые впечатления – город, как не настоящий, будто картонные декорации. Как я потом решила, это от того, что у всех казино нет окон, и вместо них снаружи искусственная отделка с нарисованными окнами. Поэтому и выглядит, как декорация. А поскольку фактически большая часть зданий в Лас-Вегасе – это как раз казино, то и весь город выглядит, как съемочный павильон в Голливуде. Это впечатление добавляют миниатюры Эйфелевой башни, статуи Свободы и прочих мировых достопримечательностей.

Доезжаем до кемпинга снова к вечеру. Там действительно задувает нереально. Пока ехали по пустыне было безумно жарко, в Вегасе, когда останавливались, тоже в футболке не холодно, и в машине тепло. Так налегке и попытались выскочить из машины, когда припарковались. Но тут у меня чуть дверцу из рук не вырвало ветром, пришлось быстро захлопнуть ее, и пытаться добраться до баулов и рюкзаков, со штанами и пуховкой.
Девушки, те, что с нами в машине, в легком шоке. Поэтому звоню ребятам, которые уехали в гостиницу и прошу забрать девчонок к ним.
Мы остаемся с Никитой одни на этом кемпсайте. Палатку удается поставить быстро, и чтобы она не улетела, привязываем ее за колесо машины, а с другой стороны закрепляем за баул с железом и веревками.
Залезаем в палатку. Идти искать, где набрать воды, уже нет никакого желания. Достаем бутылку вина, колбасу, хлеб. Ужинаем и забираемся в спальники.
Ночевать всяко приходилось – снег, дождь, ветер. Но чтобы всю ночь в лицо летел песок, как струи дождя, такого удовольствия еще не было. Палатка у нас однослойная, а ветер был такой силы, что песок задувало сквозь молнию входа. Думала к утру вся носоглотка и легкие будут забиты песком, но ничего – никакого дискомфорта не ощущалось.

Прикрепленное изображение

Зато утром мы не пожалели, о том, что оказались здесь. Утро было замечательным. Ветер стих, выглянуло солнце. В его лучах красные горы уже не выглядели так демонически, как все это казалось ночью.

Завтракаем, снимаем палатку, чтобы ее не сдуло пока нас нет, когда снова поднимется ветер. Загружаем все вещи в машину и едем в парк.
Для начала заходим в визитор-центр. Обязательно в Америке всегда заходите в визитор-центр, там много чего интересного. И всегда дадут любую консультацию. Консультации нам в этот раз были не нужны, поэтому просто ходим, как туристы, дивясь местным прибамбасам.

Автомат, в который опускаешь доллар, а в замен он штампует тебе монетку.
Прикрепленное изображение

Окно во всю стену, откуда можно увидеть всю панораму. Стекло с каким-то эффектом, поэтому выглядит как через стерео-очки. Очень круто.

Прикрепленное изображение

В общем, поразвлёкшись, едем до второй парковки, где находятся скалолазные секторы с пробитыми дорожками. Там уже лазают наши девушки и парни.
Ночью, когда задувало, думала, что лазать совсем не будет желания по такой погоде, но оказалось, что на скалах даже жарко. Здесь замкнутый цирк, в отличие от кемпинга, который находится на сквозняке в какой-то ветровой «трубе», где ветер видимо проходит между какими-то горными хребтами.
Красные скалы, тепло, кактусы. А жизнь-то налаживается, однако.

Прикрепленное изображение

Сразу появился стимул лазать. Правда, мне как обычно не нравится лазать дорожки. Хотя скорее больше в этом процессе не нравятся не дорожки, а толпы народа на скалах.

Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображение

Все-таки для меня процесс лазания интимный. Тем не менее заставляю себя пролезть несколько дорожек, так как завтра мы планируем с Никитой полезть длинный маршрут и надо разлазаться.
– Тебе оттяжки оставить? – спрашивает Никита.
– Нет.
Скалолазы наверно меня не поймут и поспорят, но я считаю, что лазать по провешенным оттяжкам бессмысленно. В горах ведь никто не пролезет впереди и не провесит оттяжки. Не можешь сам их вщелкивать – лезь с верхней. Хотя, это альпинистский взгляд.
Выбираю маршрут, на котором мне комфортно с нижней страховкой и начинаю его проходить подряд несколько раз.
– Ты не хочешь на другой перейти? – спрашивает Никита.
– Нет.
– Я вот не могу лазать один и тот же маршрут.
Вступаем в легкую дискуссию. Лазать разные маршруты он-сайт это отлично, но для наработки техники нас когда-то учили лазать подряд один и тот же маршрут, чтобы каждый раз пролезать одно и то же место разными движениями, таким образом в горах это помогает потом находить выходы из разных положений.
Но это я отвлеклась.

Вечером снова едем в наш кемпинг. Тут все как обычно, и все даже какое-то близкое и родное – родной песок, родная пустыня, родной ветродуй. Правда, дует уже не так сильно. Снова ставим палатку, снова привязываем ее к машине. На следующий день у нас запланирован уже маршрут, а не дорожки. Еще перед поездкой я скачала описания и выбрала маршрут средней сложности, так как это у нас первый маршрут в Америке и мы еще не знаем, как там оцениваются категории и что чему в реальности соответствует.
Утром снова собираем палатку, снова загружаем все вещи в машину.
Встаем рано. В 6 утра уже подъезжаем к воротам парка, так как маршрут, который мы выбрали очень долгий.
http://www.summitpost.org/rainbow-buttress-5-8-8-pitches/561355 (Trad, 8 pitches, 5.8+ Grade IV) на Eagle Wall

Сам РедРок – это такой круглый цирк с несколькими массивами, вдоль которых по кругу проходит дорога с односторонним движением. От этой основной дороги отходят небольшие ущелья-каньоны.
Наш маршрут Rainbow Buttress в массиве Rainbow Mountain (Гора Радуги) на стене Eagle Wall в Oak Creek Canyon (Каньон Дуба). Это самая дальняя парковка, уже перед выездом из парка.
Eagle Wall находится в самой дальней части каньона, то есть подход идет через весь каньон по руслу реки и занимает от трех до пяти часов по описанию. В это время, когда мы там были, было мало воды, и везде были прижимы по которым она обходилась. Большая часть подхода – это легкий боулдеринг, постоянно надо лезть вверх по крупным камням.
Потом, когда будет время, я постараюсь составить подробное описание, как подхода, так и маршрута. Потому что маршрут великолепный. Другие девушки, которые выбрали другие маршруты, были разочарованы, а мы испытали настоящий кайф от всего маршрута в целом – и от подхода по этому Каньону Дуба, и от самого маршрута, и от лазания, и от спуска.
Маршрут почти весь трэдовый. Есть крюк только на одной станции, но мы промахнулись мимо нее, об этом расскажу дальше. И пробита последняя веревка, потому что она идет по стене с мизерами, где нет никаких трещин, куда заложиться. На мой взгляд можно было увести маршрут в сторону – если уйти вправо по полке, то там идет щель наверх. Но авторам маршрута виднее, наверно в этой пробитой веревке был какой-то смысл.

Лазанье на маршруте шелевое.

Прикрепленное изображение

Сплошные крэки и отколы, где надо постоянно заклинивать ноги, колени, и даже местами залезать всем телом в щель и там распираться, кажется это называют там сквизами. На второй веревке как раз есть такое место, где очень трудно пролезть второму с рюкзаком. В описании какого-то американского чувака, которое я скачала с форума, было написано, что у него второй там застрял. И я очень боялась когда лезла, что застряну. Но то ли я сама меньше, то ли рюкзак был мобильнее, но как-то у меня там получилось не застрять. А может я боялась сильно заклиниваться всем телом в трещину, и поэтому как-то пролезла, используя частично наружную стену.
Но я опять увлеклась. Лучше все технические подробности напишу потом в описании маршрута.

///

Итак, в 6 утра мы оказываемся у ворот парка. В описании было написано, что можно не успеть пройти этот маршрут до того времени, как закрывается парк, а закрывается он кажется в 7 вечера. И поэтому надо звонить рейнджерам, говорить, что вы задержались на скалолазном маршруте, чтобы они приехали и подняли шлагбаум. Поэтому на въезде мы сразу объясняем, что едем лазать и можем спуститься поздно. Нам дают газетку с номером телефона, по которому звонить.
Доезжаем до парковки. Тут уже припаркована чья-то машина. Местные скалолазы похоже рано выходят на маршруты.

Прикрепленное изображение

Подход у нас занял как раз в районе трех часов, но мы в конце срезали. Надоело лазать боулдеринг по камням, и поленившись делать крюк, заходя на террасу под маршрутом в обход, как в описании, мы просмотрели, что прямо под стену и под начало нашего маршрута идет первая скальная ступень, и вроде там идется, поэтому полезли в лоб. Там действительно все шлось – троечное лазанье, только вначале было немного напряжённым, так как были слэбы с мизерами, а дальше пошел нормальный рельеф. Подойдя под маршрут увидели, что на соседнем маршруте Levitation (5.11) уже работает тройка. Правда парни потом не долезли, сдюльферяли и свалили вниз.
Этот Levitation пролезли перед нами Топорковы и рассказывали, что очень классный маршрут, и что там пробитые станции и вообще, где надо пробито все.
На нашем маршруте оказался практически чистый трэд, ничего не пробито, даже станции. Видимо потому что Levitation идет по стене, а Rainbow Buttress по ребру и на нем богатый на трещины рельеф и везде можно заложиться и сделать станции.
И именно этим маршрут очень понравился, тем что это трэд.

Первые четыре веревки – хорошие рабочие веревки. Хотя они 5.8+, что соответствует по идее 5b-5c по французской. Но как-то для 5с показались сложноваты. Но нас предупреждали, что в Штатах категории сложнее, поэтому мы были психологически готовы.
В принципе все лезлось. Несмотря на то, что песчаник, но все было вполне надежное и крепкое, может потому что крэки.
Задница началась на ключевой веревке – на шестом питче.

Прикрепленное изображение
Красным нитка маршрута, синим как мы улезли.

Никита промахнулся и улез не туда. Бес попутал, вернее не бес, а как потом он сказал, оставленные кем-то два фрэнда (фрэнд и трикам Омега)
Вот он и полез вверх, а надо было уйти за откол влево. Но там такой рельеф, что более очевидным и логичным выглядит путь прямо вверх по щели. Видимо кто-то тоже так же промахивался, вот там и остались эти фрэнды.
Собственно, то что там задница, я начала понимать, как только Никита там полез, по характерному для него бормотанию. Когда начинается сложный или стремный участок, и когда ему приходится зажимать то, что обычно зажимают в суровых местах, то он начинает бормотать что-то себе под нос.
Так под это бормотание, он и вылез наверх этой косой щели и ушел за перегиб.
– Сколько веревки? – раздается крик из-за перегиба.
– Тридцать, – кричу в ответ, посмотрев, что маркировка середины на нашей рокэмпайровской шестидесятке еще не прошла.
Дальше веревка пошла как-то так быстро, поэтому я решила, что там все просто. Да, в общем-то, судя по описанию и должно было быть после ключа более простое лазанье.
Единственное, что смущало, что как-то он далеко в этот раз уходит. Все предыдущие питчи были от 30 до 45 метров. А тут уже скоро вся веревка закончится. Мысленно ругаюсь, подумав, что он просто решил объединить два питча, чтобы не делать лишнюю станцию.
– Веревки семь.
Ноль реакции.
– Веревки пять.
Она замирает в руках и затем начинает двигаться дальше.
– Веревки три.
– Херово, – наконец раздается в ответ.
Сразу понимаю в чем дело – станцию делать негде или не на чем. Все еще продолжаю мысленно ругать его за то, что объединил два питча и вот теперь результат.
– Нужно 5 метров. Можешь подойти?
Это как же я это сделаю не разбирая станцию?
Выщелкиваю веревку из страховочного устройства, выдаю все что можно. Жду.
– Подойди еще, – снова раздается сверху.
Вспоминаю такую же ситуацию на Оранжсаншайне в Иордании, когда я так же начала подходить, сначала снимая станцию, потом вынимая промежуточные, потом еще подходить, и еще, а потом просто пришлось лезть одновременно полторы веревки с одним промежуточным фрэндом. Только там рельеф был значительно проще, чем тут.
Мозг лихорадочно начинает соображать и думать что можно сделать не разбирая станцию. Надвязать две веревки, как обычно в таких случаях делается? Но у нас одна основная, а вторая вспомогательная твин, не безопасно с ней так делать. Да и без рации не смогу докричаться наверх и объяснить, чтобы выбрал одну веревку и надвязал. Да и если ему там вообще некуда заложиться, даже промежуточную точку, то манипуляции с надвязыванием тоже будет не сделать. Перебрав все возможные варианты, решаю, что другого, более лучшего, выхода кроме, как разобрать станцию, нет. Разбираю, поднимаюсь до куда возможно, вщелкиваю на всякий случай самостраховку в стопер. Снова жду, опасаясь услышать сверху: «Подойди еще». Потому что дальше уже надо лезть там, где Никита лез и бормотал, что означало супер напряженное лазание.
Пока жду, думаю о нелепости ситуации, в которой мы оказались. Сейчас, если Никита не сможет там сделать станцию, то надо будет либо рисковать и лезть дальше одновременно, либо так вот куковать на полочках в 60 метрах друг от друга и ждать бравых американских спасателей. Мелькает мысль, а работает ли телефон, почему-то у нас там очень быстро разряжались телефоны. Кто-то сказал, что это из-за того, что они пытались ловить интернет. Как потом выяснилось телефон действительно разрядился. Так что по любому выход был бы один – лезть icon_smile.gif
Наконец, сверху раздается:
– Самостраховка.
Вздыхаю с облегчением. Как потом опять же оказалось рано.
С нетерпением дожидаюсь команды: «Страховка готова», и начинаю лезть. Понимаю почему Никита бормотал и напрягался – лазанье тут совсем не 5.8+, такая классическая щель 6b-6c
Косая щель уходит влево. Начинаю лезть в откидку, так как американскую технику нам к тому времени еще не показали. Долезаю до фрэнда, пытаюсь вытащить, но откидывает. А у меня тяжелый рюкзак с двумя парами кроссовок и всем барахлом, и легкий тремор в руках и ногах от выброса адреналина в кровь. Поэтому плюю на чистоту стиля, повисаю на веревке и достаю из рюкзака жумар. Вщелкнув жумар, вынимаю трикам, и только тут доходит, что это какой-то не наш девайс, потому что у нас трикамов не было. Заложенный чуть выше фрэнд вытащить не удается, и судя по ленте, он тоже не наш, поэтому оставляю.
Дожумариваю оставшиеся метра три до перегиба, выщелкиваю жумар, кричу Никите, чтобы подбирал основную веревку, чуть поднимаюсь, чтобы привстать на полочку, поднимаю голову и... опа. Вот почему веревка так быстро шла. Промежуточные точки просто некуда было класть, так как ни единой трещины нет, дальше идет такой специфичный рельеф, который бывает на песчанике – стена, покрытая ажурной сеткой из «ушек», к тому же начинаешь стучать по ней и все гудит, ногами шагаешь и чувство, что по хрупкому керамическому горшку идешь. По такому дерьму Никита шел пол веревки без промежуточных точек, и когда я разбирала станцию под ним был тридцатиметровый пролет. Хорошо, что я об этом не знала, выброс адреналина был бы еще больше.
Веревка уходит траверсом влево к большому внутреннему углу. Стараюсь не дыша передвигаться, и не думать, что произойдет если что-то отколется и, как пролетев метров …дцать, я поцелуюсь всеми частями тела с этим внутренним углом.

– Ты не представляешь, как я рад тебя видеть, – произносит Никита, когда я наконец добираюсь до угла и оказываюсь под ним.
– А как я рада icon_smile.gif
– Уходи сразу наверх, – продолжает он, не давая расслабиться. – У меня тут станция на честном слове. Мне пришлось засовывать фрэнды с вытянутой руки, на ощупь.
– Молодец, хорошо засунул даже на ощупь, раз станция выдержала, когда я поджумаривала.
– Да, я это заметил, – улыбается.
Пролезаю чуть выше и там действительно оказывается огромная полка с деревом. «Дерево, как я рада тебя видеть, ты не представляешь», – говорю я, закидывая за него петлю.
– Вон там была предыдушая станция, – показывает подошедший Никита по направлению уходящего вниз угла.
Внутри легкое чувство эйфории, которое наступает после выброса большого количества адреналина.
– Остался последний пичт, но не совсем понятно куда лезть. Похоже вверх, но там некуда закладываться.
Всматриваюсь внимательно в стену.
– Вон крюк, видишь? И вон там дальше.
С одной стороны испытываю облегчение, что дальше все просто по шлямбурам и больше никаких приключений не будет. С другой стороны и так есть легкое разочарование от того, что я там три метра поджумарила и не совсем чисто пролезла, так тут еще шлямбура набиты.
Но раздумывать долго некогда. Время уже поджимает. Погнали.
В отличие от предыдущих силовых веревок по крэкам, тут классическое лазанье на мизерах, как танец равновесия. Если бы не тремор в конечностях от адреналина, который еще не успел пройти, то веревка была бы приятным лазаньем. А так руки немного дрожали.
Наверху испытываем состояние уже не легкой, а сильной эйфории.

Прикрепленное изображение

Прикрепленное изображение

– Вон там Лас-Вегас.
– Даже не верится. Тут совсем другой мир.
И Лас-Вегас отсюда совсем иначе смотрится, чем изнутри.
Надо валит вниз. Время, как обычно поджимает.
Спуск идет через очень живописное плато. Затем попадает в еще более живописное начало каньона. Скалы, куда стекают талые воды, отполированы до блеска и идешь как по какой-то мраморной лестнице, как в Эрмитаже или Екатерининском дворце, ощущая себя в этот момент, как ощущали короли, понимаясь по мраморным ступеням дворца. Только у нас тут свой дворец и свой храм.
Боулдеринг вниз уже не кажется таким привлекательным, как утром, потому что слегка пошатывает. Но в итоге ровно к темноте мы добираемся до выхода из каньона. Оставшуюся часть тропы до парковки идем уже в сумерках.
– Ну вот теперь можно и по бабам. Точнее отрываться в злачных местах ночного Лас-Вегаса.

Прикрепленное изображение

Оторваться правда сильно не получилось. Так как накатила нереальная усталость и желание выспаться, а не шляться по бабам, точнее по казино.
Когда мы возвращались в кемпинг из Вегаса после неудачных попыток прошвырнутся по казино, я впервые уснула прямо в машине, очнулась, когда уже оказались на нашем родном кемпсайте.
Никита тоже засыпал за рулем, но мужественно доехал.
Снова ставим палатку, снова привязываем ее.
Забираемся и вырубаемся.

Прикрепленное изображение

Фото: Никита Скороходов

Powered by Invision Community Blog (http://www.invisionblog.com)
© Invision Power Services (http://www.invisionpower.com)