Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

  Рейтинг XXXXX

3 страниц V  1 2 3 >
entry 2.6.2014, 11:53
Аллюзия на колымский рассказ Варлама Шаламова «По снегу»,
посвящается всем, кто хоть раз строил скалодром сам


Как строят скалодромы работники офисного труда? Вначале рождается идея, вызревая и вырисовываясь красивыми линиями чертежей, разбираясь с эпюрами, увязая в сметах и спотыкаясь о бюджет. Идея уходит далеко от первоначальной задумки, отмечая свой нелегкий путь чумазыми разводами ластика на исчерченном листе миллиметровой бумаги: тут сделаем, как Скалатории, это возьмем от мунборда. Идея уже ушла далеко, а на истёртом чертеже еще проступают прошлые следы карандаша и линейки – видно, для ластиков специально подбирают такую резину, что бы она не до конца уничтожала следы человеческих размышлений. Идея сама прокладывает себе путь, балансируя между "поинтереснее" и "побюджетнее". Хотя какие уж тут бюджеты...

Изображение

Положенному на бумагу аккуратному проекту следуют руки автора и тех, кто разделил с ним участь реализации. Руки следуют мотивам проекта, но не соответствуют ему. Отмерив положенные проектом сантиметры, руки всегда отрезают чуть не там, чуть заваливают дрель, чуть разгибают «усы» усовых гаек, чуть не попадают в размер, что бы из того, что в итоге получилось, хоть как-то сложить и скрутить саморезами дырчатое пузо скалодрома, которого еще не касался ни скальник, ни магнезия. Фанера нависает, первые зацепы накручены. Можно лезть простенькую разминочку, можно тренировать выносливость кругами, а можно пробовать разгибающую пальцы семерку в 4 перехвата.

Изображение

Если стараться следовать проекту точно, то не получится НИЧЕГО. Либо не закончится НИКОГДА. Перфекционизм разобьётся о первую же обрезную доску, которая напилена волнами, идет винтом, а в самом нагруженном месте зияет смолистой раной выпавшего сучка. Да и когда доска станет балкой, она нет-нет, и непременно окажется прямо над дыркой для болта – и плевать, что по проекту балки лежат аккуратно посреди двадцатисантиметрового шага отверстий. По балке уровень показывает «ноль», и по фанере «ноль». и по рулетке «ноль», а по факту – всё криво. Квадратная фанера оказывается не столько квадратом, сколько, параллелограммом. Резьба М10 в усовых гайках почти совпадает с резьбой М10 на болтах-имбусов - почти – это не «без сучка» и не «без задоринки», порой вынося терпение необходимостью спиливать заклинивший болт. Когда речь идет о непопадающих двух с половиной фанерных щитах, осознаешь весть масштаб столярного искусства строителей Биг-Вола, Ред-поинта.

Изображение

Каждый шаг, такой простой и логичный в проектном полете мысли, на практике упирается в тысячу, в миллион нюансов и препятствий, обойти которые руки, не отступив от проекта не могут, пусть им и приходится жертвовать красотой и изяществом идеи. На смену уставшим рукам автора приходят надежные руки его друзей. И каждые, даже самые слабые, самые кривые и неумелые руки должны прикоснуться к инструменту, оставить свой неровный, но свой, а не чужой спил и стык.
А в мире прекрасных, но не реализованных идеалов живут не писатели, а читатели.

entry 10.4.2014, 13:31
Изображение

Оговорюсь сразу: это НЕ реклама - делюсь исключительно своим личным положительным опытом, не имея никакого коммерческого интереса - просто хорошим хочется поделиться!
Недавно получили из ремнота DiMel (г. Казань) свои скальные туфли Scarpa Mago и VaporV – опробовали и вывод однозначен: починили превосходно!
Хочется сказать человеку огромное спасибо за отличную, качественную работу, за его нужное и важное дело, пожелать дальнейшего развития и успехов!
Ну, а тем, кто не знает именно об этом ремонте, или еще не пробовал - попробуйте! Не такие это большие деньги, зато "на выходе" получаются "хорошие, годные" скальные туфли, с новой цепкой резиной, правильной колодкой, но при этом комфортные, уже разношенные именно под ваши ноги!
Увы, скальники "кончаются" всегда не вовремя... Порой неожиданный срыв с острого мизера досрочно завершает или сильно затрудняет спортивную часть отпуска...
Заклеить скальный тапок вроде бы не сложно, но обычным бичом кустарного ремонта является деформация: тапки вроде бы те же, но уже не те. И вроде резина есть, а лазать после неудачного ремонта некомфортно, как будто правый тапок на левой ноге. Одно время была даже мысль, вот было бы здорово, если бы продавалась "резиновая" краска в баллончиках - забрызгал прорехи, подсушил - и снова тапки в резине...
В общем, хороший ремонт скальных туфель – редкость и залог хорошего настроения на тренировках.
Ремонт в DiMel понравился. Отсылали 3 пары, на свои Scarpa Mago просил поставить их родную Vibram XS Grip 2 с отечественной осоюзкой (мы теперь скромные, не выпендриваемся, т.к. не на что), на Scarpa VaporV просили тоже их исходную Vibram XS Edge с осоюзкой Vibram Grip+, хозяйка Sportiva Meura заказала «полный фарш» из желтой цепкой Vibram XS Flash с осоюзкой Vibram Grip+.
Опробовали пока Scarpa Mago и VaporV (хозяйка Меурок в отъезде – ждем ее впечатлений от Vibram XS Flash – но на ощупь – в такой резине можно лазать даже по стеклу!)
Итак, мои впечатиления: форма колодки действительно сохранена как у нового, именно та, клювообразная «маговская», из-за которой я, собственно, уже несколько лет лазаю в Scarpa Mago. Тапок после ремонта абсолюно не деформирован, "рабочая часть" осталась точно в том же месте, где и была до ремонта. Резина переклеена аккуратно и добротно. Также отремонтированы места сквозных дыр. В общем, тапки действительно (и буквально) как новые. От новых отличаются лишь тем, что уже разношены, сидят, как влитые!

Изображение


Жаль, не сделал фоток «НОВЫЕ», «ДО» и «ПОСЛЕ» - это было бы красноречивее любых слов!
Вот так. Рекомендую!

P.S. отправить скальники можно как самому, так и оставить на скалодроме. Например, в РедПоинт.
Мы отправляли сами: 3 пары тапок удачно влезли в коробку из-под дарёных на 8-е марта ваз – одна как раз валялась в офисе. В туда отправляли транспортной компанией ТК-КиТ, пересылка Москва-Казань 200 руб. без учета забора по Москве, обратно – Автотрейдинг – 250 руб. Обратно нам пришло в той же коробке, и, что интересно, в документах туда в графе «объем груза» стояло 0,011 м3, а обратно – 0,020 м3, видно, скотча намоталось многоicon_smile.gif
Некоторые транспортные компании могут забирать груз с выездом к вам (и доставляют «до двери»), за отдельные, весьма ощутимые деньги. К остальным нужно ездить самим и пункты сдачи-выдачи в основном вдали от метро и работают лишь в рабочее время, хотя не все. Поэтому дешевле и проще отдать тапки на скалодроме.
Возможно, будет важно: пункт выдачи ТК-КиТ в Казани переехал на нове место, со слов, в далекую *0пy, поэтому лучше направлять другими (на выбор предлагаются Автотрейдинг, Car-go, ЖелДорЭкспедиция, ПЭК).
Отправлять через скалодром выгоднее за счет того, что там большими партиями, с другой стороны, ждать, пока накопят и все перечинят. Поэтому если слать отдельно, то желательно не попадать сразу после прибытия больших партий, иначе ремонт продлится на несколько дней больше.

Контакты:
+79173910609
http://www.dimel.net/
dimel.net@yandex.ru
www.vk.com/dimel_skalniki

фейсбука пока вроде нет.

Всем добра, удачи, согласия и мира!

Изображение

Изображение

entry 18.4.2013, 1:13
Есть в середине весны замечательное время, когда всё ярче светит солнце, тает уже не совсем отличимый от грязи, осевший, ноздреватый чёрный снег, воздух всё гуще и слаще, и веет теплом, и пахнет землёй и каким-то далёким дымком, и на душе какое-то необъяснимое предвкушение перемен!

Пройдет совсем немного, и вместо желанного тепла будет навязчивая жара, и вездесущая пыль прожжённого солнцем города станет не менее постылой, чем каша просоленного снега. Но пока, после зимы, так хочется устремиться навстречу робкому теплу весеннего солнца!
Вот в такое позитивное время - в середине апреля - в скалолазном клубе "Геккон" при поддержке дом.ru и Sivera состоялись соревнования по скалолазанию Рязанской области, в который заявились и мы.
Надо сказать, что побывать на скалодроме «Геккон» в Рязани мне удалось еще в декабре 2011 года. И с тех пор с рязанским скалолазанием у меня связаны исключительно хорошие впечатления!

Изображение

Дорога до Рязани состоит из двух неравновесных частей. Наверное, не настоявшись, не натолкавшись при выезде из Москвы, не ощутить этой простой радости дороги, когда можно ехать: не важно, быстро или медленно!
Полпути: Луховицы, бронзовый "Огурец-кормилец", Макдоналдс... Не знаю, может Луховицы и знамениты огурцами, но мне кажется, на этом месте органичнее бы смотрелся памятник легендарному луховицкому МиГу, например, изящный МиГ-29. Вроде где-то в стороне от дороги в Луховицах есть памятник самолету, но это ж где-то, с дороги не заметно. А большиство неместных людей едут через Луховицы транзитом по московской дороге, останавливаясь в МакДаке перекусить... Сколько бы мальчишек, бросив недоеденный гамбургер, тянуло бы родителей за руку, что бы вблизи посмотреть на Самолет. В скольких из них, не во всех, но хоть в ком-то, может быть, загорелась искра, любовь, интерес... Может, кто-то потом, опять же, не все, но хоть кто-то, просто об этом подумал, захотел, решил и стал бы конструктором, лётчком-испытателем... Да пусть и чиновником от промышленности или авиации - но чиновником дальновидным, понимающим, и, главное, любящим, живущим доверенным ему делом! А так - просто сидят и едят, и не смотрят и не бегут, и не чем не загораются, и не горя, растут, живут... А в нашем небе летают подержанные боинги и эйрбасы...

Где-то между Луховицами и Рязанью окончательно перестаёт ловиться москвоское радио – и если не запастись музыкой, то можно какое-то время поехать в тишине…
Над Аэроградом "Коломна", где когда-то первый раз прыгал с самолета, несмотря на звенящую погоду, пусто: не роятся разноцветные купола, не стрекочут самолеты. Наверное, лётное поле раскисло.
На въезде в Рязанскую область внезапно появляется дорожная разметка. Ненадолго. Но отчетливо и ярко. И спустя несколько сот метров опять сходит на невидимое «нет».
В самой Рязани разметки почти нет, да что та разметки - местами со снегом расстаял и асфальт, и порой приходится резво бросать машину в вираж, уклоняясь от неожиданной ямы.

Как говаривал, по моему, Калинин: "если в городе работает трамвай - значит в городе действует советская власть".
До 2010 года в Рязани были трамваи. Точнее, были они при советской власти, когда по всей большой стране заводы работали, трубы дымили, промышленность производила... Как говорится, и культ был, и Личности были...Тогда трамваи перевозили рабочих и были в почете. Потом были девяностые, и нулевые и что-то еще теплилось. По инерции. Официально с апреля 2010 год трамвайное сообщение в Рязани упразднено. Теперь об их былом существовании доходчиво напоминают перекрестки: рельсы неожиданно возникают из толщи разрытой земли перед перекрестком, и посотрясав внутренности машины и пассажиров, и так же неожиданно, на полуслове обрываются за перекрестком. Понятное дело - не перекладывать же из-за этого асфальт...

Скалодром расположен в литературной части Рязани улицы Островского Толстого и Гоголя. Вот что интересно – Рязаней в истории было две: «старая», которую дожгли орды Батыя, и Новая, которая сейчас. Островских было тоже двое - старый, тот, что писал в «Грозе» по старинное купечество, и новый, тот, что наощупь сказал в «Как закалялась Сталь», что жизнь дается один раз и надо, что б было не мучительно больно. Был «старый» граф Толстой, с олдскульной бородой и 4-х томником о былых «Войне и мире», а был новый – с прогрессивной «Аэлитой» и «Гиперболоидом»... А Гоголь был один... Один ли? В общем, надо погуглить icon_smile.gif

Изображение

Знакомое здание скалодрома. Заходим.
Идет напряженный, но малолюдный третий сет. Судя по всему, в четвертом людей будет еще меньше.

Изображение

Изображение

Так и есть - мы с Илюхой, Митя, Кирилл, Наташа...
Наверное, у всех, кто заявился и не поехал, были свои, весомые и уважительные причины. В это хочется верить!
Я верю в хорошее! Принципиально! Даже тогда, когда какое-то событие, когда пригласил гостей, наготовил, притащил от соседей недостающие табуретки и уже накрыл стол, и за час до назначенного времени от каждого из приглашенных начинают сыпаться сообщения: «извини, так получилось, не смогу, бла-бла-бла»
Каждый думает, что придут другие, и его отсутствие не заметят, но, получается, как в старом анекдоте про евреев, которые вылить в общий чан по кружке как бы вина, в итоге пьют воду...
Я верю! Я стараюсь верить в людей, в хорошее: ведь, когда никто не пришел, как говорится, нам же больше достанется! Яркость события определяется отнюдь не числом его участников! А их настроением!

Изображение

Полазать в квалификации нам досталось с избытком! Без очередей, духоты и туманной завесы магнезии!
Сперва начали лазать все то, что было задумано и подготовлено организаторами: с первой и дальше - по порядку.
Несколько первых и последняя трассы пролезлись как-то совсем несерьезно.

Изображение

Изображение

Но зато очень понравилась десятая трасса, где нужно было закладывать левую пятку на розовый пассив. Что поделать – люблю я пятки закладывать! Десятая! Мне она показалась интересной!

Изображение

В общем, только разминаемся, разлезаемся и вдруг оказывается, что всё – в буквальном смысле – «ВСЁ»! Вылезли полностью всё, а времени-то прошло лишь 25 минут! Не уходить же! Столько ехали!

Изображение

Вообще-то, это правильно – если событие предполагается на 2 дня, то разумно не выкашивать большую часть участников, не срезать их в квалификации, а дать возможность полазать всем – и новичкам, и продолжающим.
В общем, неожиданно оказавшись в полуфинале, решили продолжить лазание и придумывать трассы из того, что уже было накручено - фестиваль всё-таки!
На четвертой трассе, которая сразу слева от входа, прыгаем со старта сразу на предпоследнюю зацепку, минуя красные «булки». Получается довольно динамичное движение с прыжком на пассив.

Изображение

И это очень пригодится потом, завтра, на второй полуфинальной трассе, где вылезлось именно таким способом – прыжком на пассив! Девятую пробуем пролезть только по дополнительным - женским зацепкам, тем, которые были помечены красными метками! А десятая едва не пролезлась рукоходом. Итого: честно лазаем два положенных часа! А еще в промежутках между попытками болеем за тех, у кого фестивальные трассы пошли не так гладко и резво. Кирилл, например, крутанул на велике 60 километров, что, собственно, конечно, прогрело, но сил на лазание не оставило!

Изображение

Изображение

В общем, фестивальная система рулит – фестиваль удался!
Получился отличный формат мероприятия, когда можно и полазать, и самим что-то придумать, и тут же всем вместе попробовать новые варианты, и обсудить, какой интереснее! Да простят меня идейные "олимпийцы" - я в соревнованиях больше всего люблю их фестивальную сторону - процесс совместного лазания, сопереживания «соперникам», обсуждения раскладов – все-таки скалолазание – не одиночный вид спорта.

Вечернее теплое солнце заливает улицу – едем искать «Любовь» - гостиницу, которая, вроде бы близко и не очень дорого! Находим! Тысяча рублей с человека и четырёхместный номер категории «люкс», со всем блекдж. с «гидромассажной ванной» и пепельницами!
Судя по всему, покурить после мытья в гидромассажной ванне выходят многие постояльцы - в коридорах стояли банки с дымящимися окурками. За ночь сигаретным дымом пропахло всё, даже магнезияicon_smile.gif

Находим Рязанский кремль – без стен, зато со шпилем, который может быть даже выше, чем в питерском Адмиралтействе. Классицизм!

Изображение

А еще в Рязани утро начинается на 4 минуты раньше, чем в Москве – разница в часовых поясах не позволяет проснуться и поехать болеть за девчонок в полуфинале – успеваем лишь к его завершению: полный скалодром, магнезия коромыслом, легкое напряжение - от вчерашней малолюдной и раслабленной атмосферы не осталось следа.

Изображение

Сосредоточенно разминаемся и... Ждем своей очереди – по французской системе лазать приходится по очереди с пятиминутным перерывом.

Изображение

Итак, на секундомере истекает предыдущая пятиминутка
- Осталось 10 секунд!

Проверяю шнурки на растоптанных Скарпах… Ну, с богом!
Первая трасса – мысленно вроде все лезется – но что там, на рельефе, есть ли за что взяться… А, ладно! Погнали!
Добираюсь до предпоследнего движения и оказываюсь в тупике. Грань снизу заклеена – а тут так и просится взять. А иначе – прыжок на финиш – но это даже не фифти-фифти – скорее, 99 к одному, что не долечу… Первая попытка, не хочется сливать… Стоп! Грани нет только внизу! Точно! Грань! Вывешиваюсь на грани и
- Топ!

Изображение

Опять стремительный секундомер, шевелю пальцами ног – успеть бы зашнуроваться до следующей очереди!

- Трасса 2. Вот старт, сюда, сюда, бонус, топ!

Изображение

… Блин, стартуется легким прыжком, а вот потом! Как потом? Правая пятка розовом пассиве, левая рука на красной булке, дальше два сиреневых треугольника… Без активников. В статике не достать… Кааааак!
Надо динамить, отталкиваясь правой ногой от розового пассива. Но руки предательски скользят!
Внутри, там, где мы лазаем, секундомера нет. Внутренние часы врут безбожно! Блин! Ну почему пять минут истекают так неожиданно быстро!

Изображение

- Осталась минута!
- Как минута! Минута? Всего одна?
С удивлением, даже немножко не ожидая этого от себя, беру оба треугольника, отталкиваюсь ногой и перелетаю в финишу!

-Топ!

Снова коридор, секундомер и выпрыгивающее из груди сердце.
Из болдер-зала шквал оваций – и оттуда выпадает Юрий Воинов: вылез!

Изображение

- Вован! Не смей вылезать всё – а то домой хочется попасть сегодя!
- Илюх, куда уж нам!

Третья трасса в общем-то без тактических извращений, вроде стартуется, и лезется. Но перед финишем оказываешься на двух не очень хороших щипках – и нагрузка-то вся как раз на мой любимый травмированный палец. Вроде он уже почти зажил. Вроде пластырь намотал. Вроде размял. А болит, зараза! Да и старт тяжелый – от попытки к попытке все хуже и хуже.
Нет, только бонус.

Изображение

Четвертая - интересный расклад по нависанию, есть стена, в уме все лезется, но… Причин всегда много. Илюха же вылез её до бонуса… Может, он в попадет в финал?

Изображение

На пятой разгибаюсь окончательно – вылаз из-под пуза и дальше динамичное движение. Но порох уже выгорел – динамика получается какая-то вялая… Что же я делаю не так? И сколько еще времени? Нет, все вроде так, как надо… Что ж такое…

- Время!

Изображение

Изображение


Изображение

Ну вот, время истекло! Итого 2 трассы, бонус и осознание, что всё кончилось! Впереди обратная дорога, пробки, рабочая неделя… Еще несколько минут назад я был в той, другой жизни, какая бывает в отпусках, когда живешь в иной системе координат и ценностей, и на вещи сморишь совсем по другому. И вот, все кончилось – нужно возвращаться в привычный ритм!

Изображение

Едем домой! Неожиданно объезжаем все пробки. И на душе – ощущение, как будто вернулись из полноценного отпуска, как будто нас не было тут несколько недель – и столько сил жить и работать! И ждать следующих соревнований!

Спасибо всем, благодаря кому всё это стало возможным и прошло именно так! Тем, кто организовал, подготовил трассы, судил, считал результаты, болел, сопереживал, снимал на фото и видео, в общем, всем-всем-всем! Пусть завидуют те, кто не поехал!
До новых встреч!

entry 10.4.2013, 0:32
Изображение

Как сказал один из героев фильма "Первые на Луне" - "что было - то снято. А что снято - то было".

К весне уже и сам почти начал сомневаться - были ли мы в Бафе - или это все приснилось...
А начал монтировать - и вроде бы снова как будто съездил. Двойной эффект от отпуска.
Все-таки полезно выжидать паузу! icon_smile.gif

Кому интересно - что получилось - клип доступен тут:

http://youtu.be/iSvkSMT-fyo

Правда, жадный до авторских прав Ютуб несколько раз строго предупретил, что в некоторых регионах будет заблокирован звук. Но если заблокируют не только музыку, но и наши разговоры, то уже нам придется делать Ютубу предупреждение icon_smile.gif

P.S. Небольшое дополнение: файл с Ютуба у некоторых пользователей отклывается без звука, либо не открывается с мобильных.
Судя по всему, причина этих явлений - музыка, которую я использовал. От "трубы" пришло несколько предупреждений о нарушении авторских прав с предложением приобрести (!) права... В общем, клип доступен на vimeo. Там качество сжатия видео, на мой взгляд, получше:

http://vimeo.com/64439906

entry 7.4.2013, 20:50
Отчеты обычно пишутся о Событиях: о новых местах, ярких впечатлениях - о том, что не похоже на обычные дни, из которых складывается повседневность. О буднях – рядовых днях, не хороших, не плохих, а просто не примечательных - о них не пишут. Чего о них писать? Но из них и состоит большая часть жизни.

Изображение

Посмотрел на днях минифильм Николая Скавинского "Крым Сергея Нефедова".
Очень как-то зацепило. Может, потому, что отлично снято и смонтировано. Видно, что сделано с душой. Может, потому, что сам там бывал, у Серёги на курсе «Биг Вол + ИТО». Ходил в тех местах за водой, учился ИТОшить на этом Зубе. Серега тогда так же пробивал и чистил Зуб. Теперь Зуб Морчеки - это готовый для лазания район. Живо вспомнился этот затяжной подъем, от линейного домика к Морчеке, сквозь ветки, вверх и вверх, без конца... И очень задели честные, искренние слова Сергея:
- Я не люблю лазать в зале, я люблю лазать по скалам!

Изображение

Серега молодец. Он смог. Сделал так, что жизнь, источник средств и любимое дело совпали, как пишут в учебниках по теории права, "во времени, пространстве и по кругу лиц". Достойно уважения! Каждый выибрает по себе: женщину, религию, дорогу...
Серега любит лазать по скалам!
А я люблю скалодром!
Кто-то скажет, что любовь эта вынуждена местом и образом жизни.
И действительно, в жизни скал всё равно будет меньше, чем скалодрома. График 5/2, на работу к 9, ежедневная давка транспорта - личного и общественного, считанные дни ежегодного отпуска...

Может эта любовь к скалодрому вынуждена, но она искренна! Что-то есть в этих запыленных магнезией фанерных стенАх, в этих людях, с которыми видишься чаще, чем с иными родственниками, какая-то тут энергия. Каждый день тут отдыхаешь от работы. А скалы… Скалы для нас, жителей мегаполиса лишь сон, изредка на короткие моменты отпуска оборачивающийся явью...

Изображение

Когда-то я прекратил кататься на сноуборде. Не бросил, а именно прекратил, осознанно и одномоментно. Все просто: катаешься год, два, три, пять... Продолжительность у всех разная, но рано или поздно наталкиваешься на дилемму: надо либо жить Там, рядом с горами и снегами, и кататься ежедневно в горах, либо быть с собой честным и признать - всё! Весь путь, который можно пройти на подмосковных овражных "склонах", разбавленных эпизодическими вылазками на Кавказ, в Альпы, даже Гималаи - весь этот путь пройден. Пусть, еще не до конца! Еще впереди поездки, горы, снегопады, циклоны, лавины, но... Будут различаться названия мест, глубина пухляка, курс валют и названия моделей досок и лыж. А катание будет прежним...
Лучше уже не получится. Просто не успеется, не хватит катательной жизни. Стоит лишь тупо перемножить количество оставшихся на остаток жизни отпусков в горах на количество Спусков (настоящих, ради которых можно тратить день в связке, через скалы и ледник, которые потом будоражат и вспоминаются за пивом во всё более красочно-приукрашенных подробностях), которые выпадают на одну поездку, что бы понять, как мало это по сравнению с тем, сколько нужно, что бы кататься хорошо. Сколько катаются Они – Профессионалы своего дела. После определенного момента жить нужно либо Только Этим (и ни чем другим). Или уже не жить – а эпизодически поживать. Придется жертвовать либо новой жизнью, либо старой. Все промежуточное будет уже не всерьёз - развлечением выходного дня.

Изображение

Почему-то со скалолазанием не так. Почему-то скалолазание "в пробирке" – то есть на скалодромах совершенно самодостаточно (разумеется, на мой скромный личный взгляд). Почему-то нет этого ощущения искусственности и, главное, ограниченности, которое бывало на московских горках даже в самый лютый снегопад, когда вся Дмитровка с лыжами и досками на крышах машин сплошным медленным потоком тянулась к Сорочанам и Степанову, когда было снега по колено, и были даже нетронутые куски, был глинтвейн и былые попутчики, но не было главного – Того ощущения НАСТОЯЩЕСТИ, которое бывало там, в горах – лишь видимость, её отдаленный привкус.

Лазая ежедневно и круглогодично на скалодроме, не возникает ощущения искусственности процесса, какое возникает от посещения СНЕЖ.сом'а - баловство, второй шаг к резиновой женщине, ибо первый, как известно - безалкогольное пиво: )...

Не знаю, как это объяснить, но каждый вечер, когда есть тренировка, ты не несколько часов попадаешь в ту жизнь, в ту реальность, которая бывает под скалами...

Вроде бы весь день рабочие дела и заботы, но вот вечер, и ты вплываешь в метро в людском потоке, тускло и нестройно. И нет, казалось бы, никаких уже сил. Все выгорели, осталась лишь остывающая зола усталости. Какая нафиг тренировка! Лёг бы и заснул, прямо с послеобеда и до завтра! Бесцветные спины, люди без лиц, снежно-грязевая жижа... Нет, лица у людей, конечно же, есть с глазами, носами и ртами, но разве их видишь?

Что бы видеть, нужно смотреть, приоткрыв завесу души. А тут идет лишь отстраненное тело, а твое "я", отгородившись от реальности наушниками и невидящим взглядом, летит над тяжелым свинцом зимних туч - liveATC шуршит в наушниках шереметьевским эфиром:
- ...Добрый вечер, Аэрофлот полсотни-двенадцать, на рубеже, шестьсот по кью-эф-и 9-9-2...
- ...Ааэрофлот полста-двенадцать, удаление семнадцать, на курсе-на глиссаде, продолжайте заход...

Нет тебя - ты там, где «07, правая, ветер 0-1-0, 3 метра, взлет разрешаю», ты следуешь привычным курсом, безучастно, как в облаке, "по приборам". И неожиданно, как из нижнего края непроглядной облачной мглы, над самыми огнями торца, стремительно выпадаешь в другой мир:
- Привет!
- ЗдорОво!
- Ключиков, к сожалению, нет..
- Да я и не сомневался

Здесь есть свои – люди, с кем там, снаружи, никогда, вы может быть, и не встретились бы. Но у них горят глаза от того же. Их радует то же. А значит, они Свои!
У всех там, за стенами, свои дела, свои проблемы, свой круг общения и интересы, но здесь и сейчас все живут одним - лазанием.

Изображение

Нет тут ощущения искусственности, имитации, хотя вокруг лишь фанера и разноцветные зацепки. Каждый боулдеринг, каждая трасса – это и, хотя и маленькая, но целая настоящая жизнь. Особенно если ты лазаешь в компании и сопереживаешь, когда твой приятель делает сложный перехват:
- Держать!
- Давай!

Ты участвуешь в лазании, даже когда сам не лезешь: видишь, как лазают другие, другими раскладами, и мысленно пролезаешь так же. А потом и не мысленно!

Тут зарождаются все поездки и вылазки – и тут же потом, после всего, обсуждаются, и планируются новые.

Тут какая-то аура, энергетика – когда работа или здоровье или еще какие обстоятельства не позволяют прийти на скалодром, то чувствуешь, как её, этой энергетики не хватает. И иногда, будучи даже с травмой приходишь сюда, даже не лазать, просто подышать этой магнезией, поговорить со Своими, пощупать зацепки – и организм, получив заряд энергии, вдруг избавляется от всех травм и они за считанные уходят…
Тут устаешь физически, но напитываешься этой энергией, которая заставляет глаза гореть, и едешь обратно домой усталый, но не опусташенный, и глядишь поверх голов, куда-то туда, вдаль… Мысленно видя себя на скалах...

Нет! Никакие это не будни! Каждый раз здесь что-то новое! Каждый раз по-другому!
Вот, сдвинулась, провернулась зацепка – подтянул её ключом в чуть новом положении - почти том же, но лишь почти, угол уже другой – и вот уже другой, новый боулдеринг! Всё тоже – и стены, и зацепки! А боулдеринг другой! И расклад другой. И кожа на пальцах стачивается по другому...

А уж когда появляются НОВЫЕ трассы! Это ни с чем не сравнимое ощущение! Когда бежишь на тренировку за новизной!
В этом, наверное, и есть отличие скалолазания от других видов спорта, которые я перепробовал. Можно сделать искусственное море или гору, можно сёрфить в Строгинской пойме или кататься с Сорочанах – но это всегда будет баловство. "Баловство" - без обид - это когда сначала интересно, а потом нет. А лазание - оно может быть постоянно интересным, разнообразным, сложным и при этом находиться в одних и тех же стенах!

Спасибо всем, благодаря кому в Москве и в других городах появились и появляются скалодромы! Удачи всем, кто лазает. Интересных всем нам будней!

Изображение

entry 10.1.2013, 22:23
Изображение

Столько же их тут! Склоны ими просто усыпаны! Какая сила расколола и накидала эти огромные глыбы кубического гранита, поросшие изумрудным мхом!

Изображение

Сочно зеленеющие склоны, шелест бесчисленных ручейков, утробные "му-у-ы-ы" пасущихся коров с бирками на мохнатых ушах, раскатистые вопли напруженных ишаков, суетливые куры, навоз, дым

Изображение

женщины в широких пестрых штанах, замызганные усатые мужики, трактора, оливки (или маслины – за 30 лет я так и не научился их различать), лимоны, мандарины (какой же новый год без мандаринов!), бесконечные склоны и камни, камни, камни...

Изображение

Красота и умиротворение! Тишина и покой! Мы так отвыкли от тишины, что удивляемся ей. Вроде что-то не так, но что - не понятно.

Изображение

И вдруг находит осознание: нет привычного городского фона, нескончаемого потока звуков - лишь тихо мурлычат ручьи, шелестят по водной гладкие далекие крылья бесчисленных птиц...

Изображение

...у горизонта водной глади изредка забулькает тихий баркасистый рокот, и нет-нет, да рассыплется над простором озером редкий ружейный раскат "орнитологов", вдогонку подорвавшемуся облаку редких птиц. Мы так привыкли не замечать шум, что к тишине приходится прислушиваться...

Изображение

На душе какой-то бесконечный покой!

Изображение

Как будто и не было той переполненной, закупоренной пробками Москвы, задохнувшейся в декабрьском закупочно-корпоративном угаре! Не было жуткого перехода из аэроэкспресса в Шереметьево, где многотысячная река людей, чемоданов и тележек запруживается дамбой с 3-мя рамкам досмотра - служба безопасности как будто назло здравому смыслу создает запруду в узком прямом коридоре.

Изображение

Предновогодние трудовые будни: всё разом, всё срочно. Пробки. Магазины. Подарки. Переполненные электрички. Поликлиники. Жижа на тротуарам. И озлобленные взгляды… Всё бежим, всё торопимся, обогнать, успеть…

Изображение

Не с нами всё это было – нам просто снился дурацкий, горячечный сон, пробудившись от которого на душе остается мутный осадок. Но вот мы глубоко вздохнули, окончательно проснулись, осознали, что это был лишь сон. открыли глаза – все прошло! Все позади!

Изображение

Над спокойным озером дымчатое марево нераннего утра. Над отпотевшими за ночь болдерами висят, зацепившись за выступы гор, редкие кучевые облака, плавно разогревается солнце...

Здесь не надо торопиться, не надо вставать рано. Всё равно будет холодно и сыро. Камни с ночи покрываются конденсатом и лазать мокро. Да и ранним утром земля еще слишком сырая, местами поляны раскисли до чавканья. Издали кажется: вроде бы ровнейший английский газон, аккуратно подстриженный поколениями усердно пасущегося скота – ан нет – как на рисовом поле трава пробивается прямо сквозь лужи. Камнями и колючими ветками выложены стенки заборов - что б коровы и овцы, увлекшись поиском лучшей доли, не разбрелись по этим бескрайним склонам. Многие камни стоят посреди такого пастбища – приходится и навоз откидывать, под одним камнем устроили стойло для осла – не полазать.

Изображение

А к некоторым болдерам приходится перелезать через невысокие изгороди, сложенные из живых шатающихся камней, не обернуть бы - жалко чужого труда, объемы которого поражают.

- Kapı! Kapı! Orada! Kapı var!

Иссушеное солнцем смуглое лицо с приветливыми чертами, цветастые платки – один на голове, один – на пояснице, широченные штанищщи, аккуратно заправленные в носки – старушка "чинит" поваленный неизвестными боулдерингистами забор, составляя камни пирамидкой. Первое утро наступившего нового года! Теплое солнышко и безмятежная тишина! Со мной ли это?

..."Капы"... Капы, капы, капы... Точно! Аэропорт Стамбула - Gate - Kapi - Ворота - Дверь! Точно! Пройти по тропинке чуть выше в сторону Var Olmanın Dayanılmaz Hafifliği – и к Art Director’у перелазить не придется - будет калитка! Видать, кто-то из наших вчера, исследуя сектор Hanuman, нечаянно обвалил таки хлипкую изгородь...

Изгибистые заборы, террасы всех этих бесконечных склонов выложены вручную из разнокалиберных глыб, сверху переложенные снопами сухих колючек. Местами попадаются вкрапления аккуратные геометрические ряды обработанных гранитных блоков. Остатки древней каменной кладки - останки античной Ираклии (Heraсlea) - древнегреческого города стоявшего на берегу моря тогда, когда Бафа была еще заливом, а не озером...

Изображение

Крепости, башни, стены встречаются здесь повсюду – лазаешь, а потом отойдешь в стороны и оказывается, маты лежат на своде древней арки, бог весть когда сложенной – приглядываешься – и в окружающих камнях угадываюся черты древнего здания. Или вылезешь разминочный болдер – глянешь сверху – а это остаток древней стены.

Изображение

Отличное место, что бы ощутить дыхание веков! Не знаю, кого как, а меня это всегда впечатляет – видишь камень, на котором выбиты буквы и понимаешь, что еще не было ни нашей страны, ни нашего языка, ни наших городов, а эти буквы, колонны, гробницы - всё уже было высечено и навсегда осталось в камне…

Изображение

Россыпи разномастных болдеров простираются до самого горизонта, одна сторона которого поднимаясь к вершинам соседнего хребта, упирается в небо, а другая спускается к озеру и теряется в мареве дымки. Какое замечательное место!

Изображение

По своей красоте, по своему уединению, по ощущению бесконечной далекости от «суеты городов и потоков машин», по своей близости к природной первозданности, по причастности к древности.

Изображение

А сколько тут камней! Я много где не был, но там, где я был - там столько не было! Почищенного и готового к пролазу - пожалуй, бывало. Но вот по потенциалу, по тому, сколькому тут еще ждет своего открытия, своего часа – по такому изобилию и разнообразию место равных, пожалуй, нет! Как, когда-то давно, пробежав пару первых абзацев Акунина, с удовольствием осознавал – впереди еще столько страниц!

Изображение

Место изведанное, но еще сохранившее свою первобытность: еще не везде протоптаны тропинки, не примята трава, земля не вытоптана ботинками и матами... И хотя лазают тут уже давно, гайдбука как не было, так все еще нет. Когда-то пару лет назад кто-то написал на бауроке: «гайд обещают через год. Наверное, не сделают). Зато есть фотографии рукописного, точнее, рукорисованного "гайда" – Сусанин умер, а дело его живет, ибо разобрать по ним что-либо с первого раза сложно.

Зато есть отличный гайд по Бафе на www.27crags.com

За это хочется сказать огромное спасибо Андрею Каракулеву - он сделал очень важное и полезное дело, добавив туда многие линии - без этого электронного гайдбука мы бы попросту не нашли большей части камней. С просмотра www.27crags.com начинался каждый ужин в дымной но такой уютной кают-компании кемпинга Selenes Pension (именно кают-компания - назвать это место просто столовкой язык не поворачивается – столько в нем именно того единящего полярницко-флотского).

А вот настоящего бумажного гайда до сих пор нет. И, может, оно и к лучшему! Место хоть на чуточку дольше сохранит свой ореол первооткрывательства, новизны и нехоженности!

Изображение

Жилище наше находится у берега озера Bafa в местечке Kapikiri.

Изображение

В деревне Bafa с шоссе нужно свернуть на неприметный проселок (из тех, кто был тут впервые – с первой попытки не повернул никто – все проскочили). Попетляв среди красивейшей турецкой деревенской глухомани, меж камней, коров и тракторов, полей, ульев и ветхих развалин кирпичных домишек, оказываешься в искомом месте. По пути встречаются ослы, груженые мешками с оливками, хворостом. Кругом ходят куры, коровы, овцы. С трудом разъезжаемся со встречными тракторами, на крыльях которых мостятся женщины вокруг важного водителя. Вроде и далеко от столицы, и деревня деревней, но тут совсем не встречаешь людей с потухшими глазами.

Постоянно ловлю себя на мысли – ну почему у нас все совсем не так? Почему у нас в деревнях ощущение упадка, безысходности и такой невыносимой тоски, что страшно и больно встречаться взглядами с местными жителями, выдерживать это тяжелое бремя взгляда несчастного (а потому и озлобленного) человека, не видящего никакого будущего. Так смотрят обреченные, смирившиеся и плюнувшие на все. Здесь же такого нет и в помине. Здесь глаза выражают уверенность – и ты понимаешь, что так оно будет всегда, веками: будут наливаться оливки, зреть сочнейшие мандарины, послушные ишаки будут таскать грузы, а безучастные коровы по вечерам будут также флегматично заходить в стойла… Будет выпекаться такой же воздушный хлеб и завариваться такой же душистый чай… И неизвестно как занесенный в деревню Голяка (Gölyaka) мавр (а может просто до черна загоревший из местных), никуда не торопясь, будет также праздно стоять на обочин и, провожать своими белоснежными глазами редкие машины…Ничто не пропадет. Никакой безысходности! Никто не поменяет этот выверенный веками уклад на эфемерное потребительское счастье мегаполисов.

Здесь, застав у себя на огороде чужеземцев с матами под камнями, вежливо и с достоинством поздороваются мужики, подойдут, деловито, хотя и с осторожностью попробуют промять мат. А потом, дымя сигаретами, будут крутить в руках скальный тапок:

- Ayakkabı
- Lastik
- Kaya tırmanıcı

Изображение

Поглядят, и, пожелав удачи, пойдут (или поедут - на тракторе или на осле) дальше по своим привычным делам – сбивать ли с деревьев оливки, пасти коров, или везти груз на своем ишаке - живом тракторе горных проселков - порой диву даешься, как на такого маленького зверя можно нагрузить столько всего, да еще и усесться самому (а то и вдвоем) – а он не только не упадет, но еще начнет упрямо идти еще более упрямо...

Ажиотажа с жильем, в отличие, скажем, от JoSiTo в Гейикбаири не наблюдается. В интернетах есть сайты несколько кемпингов-пансионов. Мы написали в несколько мест, но получили ответ только от Кубилая из Selenes – поэтому выбор и пал на него.

Изображение

Есть и более бюджетная Karia. Конечно, каждый кулик своё болото хвалит – мне в Selenes очень понравилось. Это, конечно, заслуга не стен (они везде примерно одинаковы), а людей – очень приятный в общении Кубилай, добродушная и приветливая Нилюфер (между прочим, по-турецки имя Nılüfer означает Лотос или Лилия):
- Bir bardak çay alabilir miyim
- ala-bi… iyim
- a-la-bi-lir mi-yim (Нилюфер пишет на бумаге – на слух в жизнь не повторить эти бесчетные певучие суффиксы)

Ни предоплаты, ни депозита в Selenes с нас не требовали – поверили на слово, что, учитывая отсутствие ажиотажа и наплыва посетителей, неожиданно.

В Selenes Pension есть довольно быстрый вайфай - можно на завтраке открыть страницы с болдерами, а потом ходить с айпадом среди камней, отыскивая нужный! А еще в Selenes есть прокат матов - следы пребывания тут американцев, снимавших болдерфильм «Heraklea»! Прикинув в уме стоимость двухнедельного проката матов, понимаешь, что провоз своих Аэрофлотом обходится примерно в ту же стоимость, если не больше, а вот по нервотрепке Аэрофлот лидер... Да и если брать в Selenes напрокат, то деньги получат хорошие люди, которые помогают скалолазам, а не те, что гонятся за капитализацией и регистрируют самолеты на Бермудах! Если честно, зло берет! Понятно, что маты – это, наверное, негабарит, но 150 евро за 3 кг поролона – это, как говорил Киса Воробьянинов, – «Однако!»

Нам еще повезло – по пути туда отделались лишь 50 еврами за один "лишний" мат. Повезло, потому что на регистрации в момент укладки мата на весы мы, не дожидаясь вопроса, на опережение, в лоб заявили: мол, мерили, по габаритам всё как раз укладывается в положенные 158 см!"

Может у тётки за стойкой был слабый глазомер, а может - хорошее настроение. Но она не закричала:
- Зина, тащи метр, пусть, гады, платят!

Эх, вот нужно построить огромный мрачно-коричневый терминал, что бы в нем из 99 стоек регистрации работали лишь 5. Нужно создать очередь, нервотрепку! Нужно, что бы человек, выстояв очередь на регистрацию, сразу в лоб получал как будто злорадно:
- Ваш багаж будет стоить 150 евро!

Нужно, что б ты торговался, убеждал, что по сумме измерений это тянет не на 150 евро, максимум на 50, а вообще, это не прихоть, не алкоголь и не шмотки. Это - страховочное снаряжение, без которого нельзя - можно и ноги поломать.

Нужно, что бы потом, захватив эти самые озвученные на стойке 50 евро, ты бежал через полаэропорта занимать другую очередь - на оплату "сверхнормативного" багажа, где от женщины с серпасто-молоткастыми крыльями на рукавах узнавал:

- Молодые люди! Вы что?! Какие евро? Вы в России находитесь! В рублях оплата! (и правда, чего это мы! Нам же все цены в евро называет крупнейшая российская авиакомпания, в России…).

Надо, что б ты бежал обратно за рублями. А потом снова ждал, пока другая нервная (ведь дружелюбных и приветливых в российские авиакомпании, как и в госорганы, не берут) женщина вручную (!) заполнит несколько квитанций (хотя все платежи стандартные), и снова бежал обратно сквозь первую очередь, и снова ждал, пока там обслужат других и тебе, вклинившись между следующими, удастся урвать заветные посадочные...

И, конечно же, нужно промариновать пассажиров, сообщив им, что-де "много самолетов на вылет, мы ждем очереди". Ну нельзя просто так выдерживать расписание, что б без полуторачасовых задержек, без задерганных стюардесс... Да что там, расписания - хотя б ВСУ запустили или двери открыли - что б душном самолете без обмороков и тошноты...

Изображение

...Да бог с ним, со всем этим - мирским, суетным, приходящим... Не нужно марать душу мелочными мыслями, ведь деньги можно заработать - а каждый момент жизни - он неповторим - нужно лишь научиться его осознавать, ощущать! Как же здесь это ясно понимается! Воздух что ли чище? Отпуск пьянит? Или заповедная тишь и покой этих древних камней, среди которых устало медитируешь между попытками что-нибудь пролезть... Мы родимся, поживем, поприезжаем сюда, поскребем эти камни щетками, подерем о них пальцы… Покипят наши страстишки, погрустим мы о том, что не лезется, порадуемся за себя, если вылезем, порадуемся за друга – если вылезет он. А потом нас не станет. Придут другие. А потом не станет и их... А эти камни так и будут стоять, как они стояли до нас - веками. Так же будут петь птицы, так же будут ползти на эти горы облака, зреть оливковые маслины... Все пройдет - жизнь, молодость, отпуск - оно пройдет, неважно, хотим мы или нет – пройдет, выплыв из небытия будущего и тут же скрывшись в пепле прошлого – есть только миг. Так важно уметь его ценить! Видеть, чувствовать, ощущать, жить каждым текущим моментом! И не грустя отпускать их, отпускать прошедшее, как ногу, которая, если не сбросить, будет лишь мешать грузить зацепку в нужную сторону! Сделал перехват, достал с ноги до полки, взялся рукой и всё - бросай ногу, не жалей – она была нужна на предыдущем перехвате, а нужно двигаться дальше. Не отпустишь - и оно будет только мешать...

Изображение

От чистейшего воздуха голова идет кругом, глаза разбегаются от изобилия камней, оттенённых непривычно теплым утренним январским солнцем. На душе непривычный, небывалый ранее на скалах покой!

Поначалу хочется встать пораньше, успеть охватить побольше, а потом понимаешь – не нужно! И совсем не потому, что камни с ночи будут мокрыми! Трава на лужайках будет не просто сырой - она будет сочиться росой (и поэтому так нужны здесь настоящие трекинговые ботинки, а не холодные кросовки-промокашки). Главная причина глубже – важно научиться слушать тишину! Иначе поездка пройдет впустую, саморазвитие превратится в бездушную погоню за категориями. Ведь «успех» – это от слова «успеть», а «успеть» - это не «торопиться», успеть – это «не опоздать».

Изображение


Нужно без суеты, степенно позавтракать сыром и оливками, намазать на нежнейший турецкий хлеб нежнейшее же турецкое сливочное масло и степенно выпить крепчайшего чаю - боулдеринг не терпит ни суеты, ни торопливости...

Изображение

Нужно без суеты, заранее подобрать сектор для лазания. Что бы не тратить время на поиск камней и лишний раз не мочить ботинки стоит в день отдыха походить в планируемом секторе, найти камни (а они порой разбросаны довольно широко), пощупать зацепки. Быть может, рядом неожиданно окажутся несколько интересных камней, которые стоит очистить от мха. Не факт, что будет что-то мегаинтересное, но кто знает – мне кажется, тут столько нерасчищенного, столько нелазанного...

Сектора довольно близки к кемпингам (сектор Bahçe, например, находится прямо с Karya Pension), и лишь к секторам Sakarkaya (http://27crags.com/crags/sakarkaya) и Bagarcık (http://27crags.com/crags/farside) нужно ехать минут 40, остальные в принципе, доступны ногами.

Изображение

Но машину лучше взять - и лучше что-то типа вместительного каблука Fiat Doblo - тогда на пассажиров матов хватит точно! Особенно, если у всех разный уровень лазания. Иначе придется без конца перекладывать маты - один лезет 6А, другому надо пробовать 7С.

Наощупь крупнозернистая скала напоминает нашим пальцам, изнеженным скалодромными зацепками, мелко накрошенное битое стекло. И даже блестит какими-то острыми стеклянными крупинками.

Изображение

Геология вроде одна, а сектор сектору рознь. Hanuman вроде бы как кажется адски острым, а Sakarkaya вроде помягше. Хотя кто его знает - проходят дни, пальцы, сначала превратившиеся в налитые болью пульсирующие нервы, потом с помощью солкосерила и клаймона становятся кирзово-дубовыми. И те зацепки, на которых хотелось плакать кровавыми слезами, оказываются совсем себе ничего. И то, что казалось безоблачно невылезабельным, пролезается с чувством недоумённого удивления: «и это то, что я не мог?». Главное, не порвать драгоценную кожу на острых гранитных перьях - положилова ими изобилуют. А еще местная порода любит неожиданно выкрашиваться, отслаиваться целыми пластами - сколько семёрок я никогда тут не вылезу лишь потому, что без отломанной зацепки они превращаются в восьмерки – но не спешите успеть всё пролезть – взамен тут обязательно найдется что-то новое!

Изображение

И качайте пальцы! Местные категории как будто позлее привычных - вроде должен лезть - а не лезется. В первые дни это расстраивает - другие делают без особого напряга, а тебя разгибает:

Изображение

- Вовка, задави ногу!
- … (((
- Ноги не теряй, задави!
- … (((

А потом вылезаешь своим раскладом, по-другому, ведь все мы совершенно разные, нет двух одинаковых раскладов, нет двух одинаковых пальцев, даже одна и та же зацепка – и та раз от раза держит по-разному!

Изображение


В день отдыха можно посмотреть местные достопримечательности: хетты, карийцы, греки, римляне… Сколько цивилизаций приютила эта земля, сколько следов оставили они на этой земле! Храмы Аполлона и Артемиды, Библиотека Цельсия, римские катакомбы, греческие буквы, колонны, амфитеатры и тут же – напротив входа - вывески «настоящие поддельные часы» и "минный" магазин…

Изображение

Что оставим мы для потомков, что будут ощущать далекие потомки, видя наши железобетонно-пластиковые руины…

Изображение

Бафа – место удивительное – по своей тишине, размеренности и неохватности! Куда спешить, если всё не пролезть – не то что за отпуск – за жизнь! Бафа дарит такое новое, непривычное ощущение покоя, что начинаешь получать удовольствие от процесса лазания как такового, без привязки к категориям – лишь бы было интересно, лишь бы трасса чем-то зацепила. Ведь лезть не сложное, а интересное и лезть с удовольствием - пофиг, что 6А, а в планах была 7В!

Изображение


Ведь скалолазание это больше, чем просто спорт, где результат формализован, а процесс доведен до автоматизма… Разве смысл скалолазания – не в процессе, а в результате! Прикладной результат от вылезания на тон невелик. А процесс навсегда останется с нами.

Изображение

Да есть радость от пролаза сложной, предельной для себя категории! Итогами этой поездки многих можно поздравить

Ну, а я... А я оставил «задел» на следующую поездку – что бы обязательно вернуться. Потому что сюда вернуться хочется. Даже не столько за лазанием, сколько за тем душевным умиротворением, которое подарило это замечательное место!

Изображение

Ну, и, возможно, будет полезно:
Ближайшие аэропорты: Измир (ADB) и Милас-Бодрум (BJV)

Жильё:
http://www.bafalake.com - сайт Selenes Pension
http://www.kariapansiyon.com – сайт Karia Pansion

http://27crags.com/crags/bafa-lake/weather - погода в Бафе
http://27crags.com/areas/bafa – гайд со всей необходимой информацией

А тут подборка полезных ссылок

entry 26.11.2012, 2:12
Изображение

Изображение

Я - человек стереотипный. С детства заложилось, что Брест - это западная граница, место вероломного нападения. Это героическая оборона, обреченные пограничники, Крепость. "Умираю, но не сдаюсь. Прощая родина" - и лишь дата, без подписи, без имени написавшего навеки неизвестного солдата. Жажда. "В списках не значится". "Я - русский солдат". Неразрывный стереотип: Брест - Крепость - война...
Война...
Ни одна война ни целей тех, ради которых затевалась, никогда не достигала, ни средствами которыми предполагалась, не велась. Ни-ког-да. Что бы ни писали учебники истории. Ни в одной войне никто никогда не выигрывал - даже те, кто побеждал. Кто сейчас вспомнит, за ради чего травили друг друга смертельным газом цивилизованные европейцы в начале XX века под Ипром и по всей остальной Европе - сейчас там открытые границы, общая валюта, общие законы - сплошная еврозона, единая для всех - и победителей, и побежденных. Сиюминутные военные успехи и поражения неизбежно сводились "на нет" дальнейшим ходом истории. Так стоило ли убивать людей?..
История - псевдонаучная попытка политиков оправдать настоящее. Идеологизировать прошлое. И определить будущее. Её переписываю, забывают, восстанавливают. Но, за вычетом мелких ньюансов, вся история человечества - сплошно поиск врагов, массовое стравливание народов. Развитие цивилизации - изобретение всё более изощренных средств убивать "чужих" и защищать "своих". Эту б энергию, да в мирное русло - как далеко бы ушло человечество...
Больше ста лет назад залог безопасности государства измерялся не числом несущих демократию авианосцев, а количеством и мощью крепостей, кубометрами бетона, влитого и врытого в толщу еще неистерзанной приграничной земли. Тогда еще не было авиации, ракет, минометов и огнемётов, способных за секунды размолоть эти толстые стены в пыль, и их строили, как тогда казалось, основательно, на века. Брестская крепость окруженная кольцом тяжелых долговременных укреплений, была грозным стражем рубежей, пока не грянула Первая мировая. При отступлении царской армии укрепления были подорваны, достались немцам. Потом Польше. Потом был перенос границы к Бресту. Потом случилась Великая отечественная катастрофа 1941 года. Жизнь в очередной раз показала бессмысленность военных доктрин, подлость политиков и стойкость простых людей. Наступавшие взрывали и выжигали укрепления, чтобы выбить оборонявшихся. Отступающие подрывали форты, чтобы не достались наступавшим.

Изображение

Спустя десятилетия об этом напоминают огромные бетонные останцы, расколотые и разбросанные колоссальными взрывами...

Изображение

Одно из таких мест - форт Волынка, он же "Пороховой погреб 4" - несколько огромных бесформенных глыбин из расколотого многометрового бетона. В разных источниках рознятся как названия этого места, так и версии о времени и виновниках подрыва. По одним данным, его подорвали советские пограничники в 41-м, по другим - отступавшие немцы в 44-м. Но как бы там ни было, взрыв был мощный - толстенное перекрытие и стены раскололо и раскидало, как детские кубики.

Изображение


Собираясь в короткую поездку в легендарный Брест, решил узнать, есть ли там скалодром. Белоруссия - не самая горная страна и о естественном рельефе я даже не думал. Поиск и интырнетах привел на интересный сайт http://minskonsight.com/

Выяснилось, что как раз-то скалодрома в Бресте и нет, но есть боулдеринг на многометровых бетонных осколках-останцах одного из брестских укреплений

Изображение

Если честно, сначала мысль о боулдеринге на руинах укреплений показалась кощунственной - примерно, как боулдеринг в Питере по Медномму всаднику. Ведь многие подобные форту бетонные сооружения были местом, где немецкие оккупанты убивали людей. Именно «убивали», потому, что «расстрел» - это казнь, а казнь - это когда по закону. Поизучав вопрос, каких-либо упоминаний, что подобное происходило на Волынке, я не нашел. Более того, Волынка «является отличным полигоном [опять слово какое военное!] для отработки навыков скалолазания и альпинистской техники», там «проводятся соревнования различных масштабов – клубные, городские, областные и республиканские» (взято отсюда: http://citadel.bstu.by/rock/vol.html )
В общем, раз другие, местные скалолазы там лазают - надо попробовать! Тем более, что полазать на камнях в Беларуси - это всё-таки экзотика!

Изображение

На немногочисленных сайтах нарыл несколько боулдеринговых фотоотчетов. Узнал, что там проводятся местные туристско-альпинистско-прикладные мероприятия. Наткнулся даже на перечень маршрутов - жаль, без фотогоафий и прочей привязки к местности.
На форуме МинскОнСайта мой вопрос про инфу и описание трасс так остался без ответа. Что ж - разберемся на месте - методом скалолазного щупа!

Окончив все дела, благодаря которым мы и оказались в Бресте, кидаем мат в машину и выдвигаем.
С Вульки по улице Ковельской нужно свернуть в сторону 5-го Форта. Руины погреба видны издалека
Координаты места по Гугл.Картам: 52°3'39"N 23°41'21"E – место находится безошибочно! Это раньше карты делали с ошибкой, что бы сбить с толку иностранных диверсантов - теперь есть Яндекс.Карты и ГуглМэпсы. Оказывается, до Польши от Волынки ближе, чем до ж/д вокзала г. Брест icon_smile.gif

Форт Волынка - место для боулдеринга интересное. Хотя и порядком замусоренное (мусор, в основном, самый опасный для скалолаза - осколки стеклотары). Что ж близость человека (дома частного сектора стоят в нескольких десятках метров, а в уцелевшей от взрыва части форта расположен склад). Битое стекло, мятые пластиковые бутылки... Путь от человека разумного до человека культурного для многих не просто непреодолим, но и направлен в сторону, противоположную вектору их жизни.

Подписаны названия трасс (жаль, без категорий), размечены старты и даже обозначены некоторые зацепки. Не зная уровня сложности, "на глазок" определив, что полегче – для разогрева, а что позатейливее – «на десерт»!

Вопреки ожиданию, рельеф очень разнообразный. Есть неровно расколотые стены с рельефом скола, похожим на известняк.

Изображение

Местами острыми гранями выпирает гранитный щебень. Где-то полость, где - каверна в бетоне, или откол, подхват, полочка, бетонная нашлепка - все многообразие ничем не уступает настоящим скалам! Осколок полукругого свода: с одной стороны гладкая полусфера бетона с выщерблинами и нашлепками, с другой - неровный "настоящий" известняковый рельеф!

Изображение

Есть наклонные плиты-потолки с выпирающим щебнем, почти гранитными трещинами и микрорельефом. Есть интересные грани. Даже на, казалось бы, ровных гладких бетонных стенах есть следы-огрехи от опалубки, в которую сто лет назад заливали бетон, есть какие-то нашлепки, прихватки.

Изображение

Конечно, это не скалы - но очень похоже. Именно потому, что создал это не человек а слепая стихия взрыва. И, как и все, созданное стихией, уникально и ни на что не похоже. Даже на ощупь везде очень разное.

Изображение

Местами напоминает известняк Воргола. Хотя на Ворголе многие места, подмазанные цементом, выглядят гораздо более искусcтвенно, чем тут. А местами – гранитный щебень похож на карельскую скалу близ Ястребиного или Треугольного озера. Может, щебень для стройки возили оттуда… В общем, можно сказать, что взрыв творчески поработал над разнообразием рельефа.

Изображение

Изображение

Лазать тут можно. Лазать тут интересно.
Жаль, интересных боледров меньше, чем хотелось бы. Возможно, мы много не заметили – времени было в обрез, поджимал закат и холод. Если бы были фотографии с указанием маршрутов и их категорий – было бы гораздо интересней. А так забежали, набросились на одну глыбу, потом на другую, на третью, четвертую, etc… И вроде как бы интересные камни закончились - остался галимый бетон. Хотя, при желании... Мне показалось, есть места, которые еще предстоит найти, еще есть, чем "обогатить" район. Я не призываю к подрыву оставшейся части форта - но есть, что подработать и доработать - початый мешок цемента под замагнеженным нависанием как бы в подтверждает мысль, что оборудование трасс продолжается!

Изображение

Изображение

Резюме такое: Форт "Волынка" - это интересное место для «полазать боулдеринг». От очень простого до интересного сложного. От учебного до техничного, от карманов до мизеров. В общем, можно приехать компанией новичков и продвинутых – всем будет, что полазать. Видится потенциал для дальнейшего развития. Ведь место находится рядом с пограничным Белорусско-Польским КПП на трассе из Москвы в Европу. Многие едут к европейским скалам на машинах. И кто-то останавливается в Бресте на ночлег, отъехав на первую тысячу километров от Москвы. А кто-то ночует в Бресте на обратной дороге, не доехав до дома последнюю тысячу вёрст. Неужели в пути никому не захочется размяться с дороги на интересных камнях, и культурно обогатиться?! Ведь это займет полдня, а запомнится на всю жизнь! Можно поехать специально именно в Брест на Волынку – на выходные. Поводов много – ведь здесь можно не только полазать, но и есть многое, что посмотреть. Конечно, же легендарная Брестская Крепость, где ком подступает к горлу, когда представляешь, ЧТО здесь было. Одного это того стоит. Прикосновение в Великой истории. Великой трагедии. Это то, что за один раз не охватишь, не осознаешь. Есть место для страйкбола – например, в 5-м Форте наткнулись на «фашистов» и «наших», с почти настоящим оружием, котелками и вещмешками! Но Брест интересен не только военной тематикой. Есть Музей паровозов. Есть «Берестье» - музей древнего городища сделан прямо вокруг места раскопок: там и сейчас стоят законсервированные остовы домиков, мостовых! Да столько всего! Интересный город, которые стоит посетить! Я надеюсь, побываю там снова! И рекомендую всем, кому интересно!

Изображение

Изображение

Несколько полезных ссылок:
http://citadel.bstu.by/rock/vol.html
http://minskonsight.com/gde_lazit/brest
http://brest-forts.narod.ru/forts/powder_m...er_magaz.html#4

Изображение

entry 11.11.2012, 21:11
Изображение

... Солнце! Яркое! Летнее! Целое море солнца! Мы, пережив тусклый московский октябрь, уже и забыли, что бывает столько горячего солнца! Уже соскучились по его слепящему теплу!

Изображение

Стук оттяжек, пыльная веревка, горячая сковорода скалы. И море. В мутном мареве горизонта! Ну, здравствуй, Турция! Так уж получается, что твои скалы нам ближе и доступнее, чем наш же Крым или не наши Альпы.

Изображение

Хороша Анталья в начале ноября! Бесподобна! Нет летнего пекла, и почти нет дождей. Погода в меру солнечная и в меру теплая. Спасибо нашему государству - за 4-е ноября. Времена меняются, а страна стабильно отмечает законный праздник День... неведомого "хрен-знает-чего". Не знаю, как его именуют теперь. Вроде Что-то про Минина и Пожарского - темная история. В общем, уже не про революцию, без парадов, без согласия с примирением, но каждый год выходной наступает исправно - и жалко проспать его дома. Надо прибавить к нему выходные с обеих сторон, и взять 4 дня отгула/отпуска. И получается 9 роскошных дней летнего лазания на излете промозглой осени - самое время для российского скалолазания в Турции!

Изображение

Почти отовсюду слышны знакомые русские слова:
- Возьми!
- Выбери!
И порой - встречаются знакомые лица! И это здорово! Ведь скал хватит на всех!

Изображение

Турция - страна загадка! Ну не понимаю я, почему авиабилет и кемпинг без питания вместе стоят ощутимо дороже турпакета в Анталью, с перелетом, жильем и даже едой! Мы не настолько богаты, что бы покупать авиабилеты по цене турпакета. В этот раз подобрать бюджетный тур нам помогло турагентство MyTravel (http://book-mytravel.ru/) и туроператор Корал Тревел. Машину, как и в прошлом году брали в Cizgirentacar (http://www.cizgirentacar.com). 120€ за 8 дней включая страховку. В 4 раза дешевле, чем Eurocar в аэропорту. За 8 дней постоянных поездок в Гейикбаири и Олимпос и по Анталье сожгли 120 долларов в виде бензина. За пробитое колесо, не смотря на полную страховку, с нас пытались взять 50 лир. Не вышлоicon_smile.gif
Гостиница в этот раз называлась Santa Marina. Дешевая, тихая и пустая. Но разве мы ехали в гостиницу?! Мы там только ночевали. Главное, было, где лечь, где сесть и чем помыться - и слава богу! Неприхотливость, как и всеядность - качество, которое помогает радоваться жизни при любом раскладе. Мне проще любить жареный лук, чем каждый раз выковыривать его из тарелки, и легче начинать хотеть кофе, когда кончается чай. Но гостиничное питание в этот раз вышло за грань добра и зла - лучше б его вообще не было, не понятно, зачем кормить людей так, когда вокруг столько кафешек. Повар отеля изо дня в день "баловал" одними и теми же черствыми булочками. Если на ужин была рыба, то на следующий день на завтраке всё, включая блины, имело стойкий рыбный запах! Хорошо, на завтрак были мюсли – их испортить трудно. На ужин питья не давали, и запрещали приносить свою воду - платите 3 лиры за рюмку чая. При том, что электрочайник в Мигросе стоит 16 лир, а пачка чая - 3. В общем, ужины в гостинице не задались! Но зато мы кушали форель в кафе Алабалык в Гейикбайири и гёзлемешки с овощами и сыром в деревне Бахтылы, что по пути в Гейикбайири. Там очень вкусно готовят! Как-то с душой - так, что, вроде бы и еда простая: гёзлеме, йогурты, овощи, а все пальчики оближешь!

Изображение

А по субботам и воскресениям там открывается рынок - бабушки в цветных шароварах, мужики, трактора, овощи, фрукты, море гранатового сока - всё свежее и всё за копейки! Точнее, за курушиicon_smile.gif Свежевыжатый гранатовый сок - нар суйу - лучше пить сразу - к вечеру получается брага, к ночи - коктейль Молотова! В Мигросе около Парка аттракционов стакан выжатого сока стоит больше, чем в Бахтили целая бутылка! Вроде бы рядом курортная Анталья, а тут, всего в нескольких километрах - патриархальный колорит векового уклада, почти нет европейской еды, одежды, и женщин без платков.

Изображение

Год спустя сектора Гейикбайири кажутся такими же миниатюрными, как теперь - горки Парка Горького, в детстве достававшие до самых небес. Это в прошлом году, после компактного ТонСая и крошечного Воргола, Гейикбайири казался бесконечным, необъятным. Сейчас уже замечаешь, что вот он - Саркит - тут же Магара, и вот уже Анатолия, вон, за рекой Требена - все буквально - на пятачке!

Изображение

Скалы двух видов - либо острое ноздреватое положилово, либо колонетистое 3D лазание с потолками, пещерами и сталактитами! Сначала рвем пальцы по мизерам - включаемсяicon_smile.gif Потом начинаем пробовать нависания по ручкам.

Изображение

Лезется тяжело. Столько причин: предотпускной аврал, ночной перелёт, новые не разношенные скалки и лютый недосып... Да и неделя ОРВИ перед отлётом, по всем законам жанра, с температурой, соплями и бессильной ломотой в теле. Всё это не добавляет сил, руки не держат, спина выключается. Но при этом на удивление такое вселенское спокойствие! В прошлом году я боялся не успеть! От рассвета до заката, первыми на завтрак и в сектор, до темна, без передышек - благо, Илюха с Дашкой тогда составляли компанию. Без дня отдыха, обедов быстрее, больше, жирнее! Какая-то истерическая была спешка, стремление охватить всё! Теперь - не так. Теперь все ровно, без ажиотажа. Хочется пролезть не сложного и много, а интересное, пусть и мало. Выгребать предельную для себя категорию, по однообразно острым соплям, балансируя на опухших пальцах ног уже не очень интересно. Хочется техничного, пусть и не максимально сложного, но хитрого. Хочется разгадывать не самый сложный, но ребус, а не зубрить скороговорки. Взрослею, что ли... А может неделя болезни перед выездом подорвала все силы.

Изображение

Как назло, интересные места в основном начинаются на самом верху: снизу 6А, выше - 7В, а под самым потолком сектора - какая-нибудь заковыристая восьмерка.

Изображение

Пока долезешь до интересной семерки, устанешь. Да и высота теперь, после Морчеки и ежедневных прыжков с нижней в Скале, напрягает.

Изображение

Странная штука - голова - столько в ней процессов происходит. И никогда не узнаешь, что будет дальше: полезешь завешивать с нижней или затрясет под верхней... Это только в учебных статьях все просто: вщелкаешь оттяжку и прыгаешь, каждый раз вылезая все выше. А в жизни ты лазаешь, прыгаешь, и море по колено, и горы по плечу. И вдруг тумблер "щёлк!" - и тебя трясет на верхней: а вдруг улетишь и коленом о шлямбур, затылком о колонет, или с ним же в обнимку вниз, с куском веревки, перебившейся об острый выступ скалы...

Изображение

После морчекского курса Сергея Нефедова, я, просыпаясь в ночи, искал самострах и клялся себе, что на непробитые маршруты и мультипитчи больше ни-ни. Теперь и пробивка - не панацея, кругом пугающая высота. В общем, какое-то время хочется лазать лишь болдеринги, подальше от всех этих перебитых веревок, и зубастых оттяжек. В Скалаторию, что ли ходить...
Теперь я прямо помешан на безопасности. Проверяю по нескольку раз узлы, муфты карабинов, заставляю страховать в касках.

Изображение

Во многих секторах каски очень желательны. Даже в Магаре, с которой 12 лет назад началось анталийской скалолазание, стреляют бульники размером с грецкий орех, и даже с кулак, например - трасса Karinca пару раз присылала на страхующую камни.
Много баз с подгнившими веревками. Есть станции без спусковых колец и карабинов - хоть пропускай веревку через звенья цепи, если она туда влезет. Поэтому, возможно, пригодится маленький овальный копеечный рапид - возможно, он весь отпуск проболтается на системе, но быть может, позволит безопасно спуститься с пустой базы или из-под непреодоленного ключа, не теряя хорошего оттяжечного карабина.

Изображение

В кемпинге JoSiTo у персонала нет времени, сдачи, и маек вашего размера (его определяют на глаз), в общем, всем видом намекают: отвяжитесь!
Скальники там продаются, но есть лишь очень маленькие размеры. Поэтому берите сменку - мягкие болдеринговые тапки на острых скалах умрут за неделю и их может не хватить.
Из-за теплой погоды jetboil оказался не нужным, зато пригодилась пенка - в сырую погоду на ней тепло, в жару не впиваются камни. Очень кстати оказались под стеной тонсайские циновки - болгары сразу, завидев их, спросили: "ТонСай?" Гораздо удобнее простыни под веревку и не так пылятся. Вечером выключается солнце и вместе с ним уходит тепло.

Изображение

Днем лазаешь без майки, прячась от жары в тень, но только за перегибом скроется последний закатный луч - и тут же навязчиво хочется застегнуть пуховку и надеть капюшон.

Изображение

Восход в 6:50 - становится светло, в 7:20 выглядывает солнце. В 16:00 солнце заходит. В 17:00 веревку надо снимать с фонариком. В общем, лазать получается по 7-8 часов максимум. Магазин в кемпинге работает до 9:30 утра и после 6 вечера.

Изображение

В концу выезда на корабле зреет тихий заговор:
- Вован, а может, сегодня отдохнем?
- Может, поспим?...
Зреет бунт. Но я то знаю, что поспим мы в Москве через неделю, там же отдохнём. А здесь, сейчас надо не лениться, лазать. Знаю, что Ваня, перед разминкой на первой веревке, скажет: "чёт неохота…", но через пару часов лазания его не уже сдернешь со скалы - у него найдутся силы для любых восьмерок.

Изображение

Поэтому завтракаем мы сквозь сон, но в 7:30 стартуем - проснемся уже под скалой. А вечером в кафе - обед, совмещенный с ужином. И сил останется лишь на смску: "жив, цел, рад." И тут же в сон.

Изображение

Изображение

Незаметно пролетает неделя. Незаметная в московской однообразности, неделя в Турции - это целая жизнь - как будто мы в таком ритме и в таком составе прожили годы: привычный уклад, и быт. Уже почти по-турецки торгуемся на базаре в Бахтылы. Уже совсем забыл, что где-то есть офис, работа, бритва и переполненная электричка. Уже без листания открывается гайд на нужной странице. И вдруг обжигает мысль: "а ведь у нас сегодня последний день".

Изображение

...В самолете в солнечный иллюминатор бьется шальная муха. У большинства мух жизнь проходит в радиусе 100 метров от места рождения. А эта перелетела целых два моря и 3 страны. Самолет покачивает турбулентность. Саблей блестит изгиб реки. Наш отпуск закончился. Но это совсем не расстраивает - ведь каждый день в рабочих буднях будет приближать следующую поездку! До встречи, гостеприимная Турция! До скорой встречи! Allaha ismarladik!

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

entry 29.6.2012, 18:14
Окончание. Начало - в предыдущей записи
Курс Сергея Нефёдова "Big wall+ИТО". Дневники
http://www.baurock.ru/phforum/index.php?au...;showentry=1177




Та высота - бесстрастна и безынтересна: вот кремль, вон - МГУ, а там - застроенная Ходынка. Вроде высота - а вроде и нет её: под ногами надежный пол, тонны бетона и железа. Абстрактная высота.
Другая высота - конкретная - из обреза двери ветхого Ана-2: припудренная толщей воздуха зелень деревьев, прямоугольники полей, 900 на высотомере, скороговорка: "готов-пошел, 501-502-503-кольцо-504-505-купол"! Рывок как за лацканы пиджака - как у Высоцкого: "стропы рвут меня вверх, выстрел купола, стоп!" Та ли это высота, когда в подогнанной подвесной системе надежного Д-6 или Д1-5у, когда карабин на тросе? Это и не высота вовсе - это лишь 3 секунды, рывок, потом 5 минут и удар сквозь пятки в спину. Или высота из плексигласового фонаря пожилого Як-52 - весело бурчит мотор, параметры в норме, высота 1000! Скорость-курс-горизонт! Разве ж это высота? Это стабильная, родная стихия - "ведь крылья держатся за воздух"! Чем выше - тем спокойней! Эта высота - лишь цифра - параметр на приборе. Стрелки высотомера и рядом - стрелка вариометра. Отдашь чуть ручку - стрелка указателя скорости двинется вверх, высотомер и вариометр - вниз! А внутренности провалятся в бездну невесомости. Скорость 300, высота 800! Энергично ручку на себя - кишки и щеки вдавит в кости, горизонт качнется вниз, и начнет переворачиваться вокруг крыла, по полёту лишь небо, стрелка вариомета отогнется вверх, а на высотомере, как на часах тонкая стрелка наматывает высоты быстро, толстая - еле-еле. Разве ж это высота? Нет - это цифра! Какое мне дело, сколько подо мною воздуха, если у меня есть крылья? Высота – родная стихия лётчиков и птиц – потому-что у них КРЫЛЬЯ! Стрелки высотомера все быстрее раскручиваются обратно, небосвод заслоняет землей, вжимает сильнее... И вот, горизонт снова - как и ему положено - строго впереди капота, Высота та же - 800! Режим, наддув, рокот надежного двигателя... Я - ласточка! Я в своей среде. И высота - лишь один из параметров, характеризующих эту среду! Не более того!

Но эта обволакивающая высота на стене, на бесконечной стене Морчеки... Эта высота совершенно другая высота - не похожая ни на какие другие! Она чужда человеку, природе человека: нет под ногами ни надежной земли, ни бетонного пола, ни надежных крыльев. Есть лишь не приспособленные для скалы руки - ноги, да сомнительные железки, вбитые в трещины. Железки, которым нет веры. И веревка. Вот и всё, что можно противопоставить Бездне. Нет, не для человека эта стихия. Не для него она. Но манит. Манит! Что это? Любопытство? Интерес к непознанному? Какой в этом смысл? Какая польза кому?
Польза… Корысть…

Неужели Колумб открыл Америку, а Магеллан обошел мир ради корысти, ради каких-то там пряностей? Порой, кажется, это объяснение придумали те, кому незнакомо это чувство, когда "необъяснимо зовёт", "непостижимо манит", и окружающим не понять: "зачем?!" Это не просто любопытство. Это нечто большее, оно заложено в природе человека: тяга в неизведанному, желание нырнуть глубже, залезть выше, пройти дальше, найти, где же горизонт упирается в небо, где край земли... Оно есть почти в каждом. А те, у кого этого совсем мало, да и то, что есть, похоронено под грудой "важных" дел, причин и "здравого смысла" - те придумали рациональные объяснения - для себя и для таких, как сами - и вот, мы учим в школе: Колумб и Магеллан плавали за пряностями...
Зачем лезу я? Ведь то, что лазать первым я не могу - это очевидно. Рационально было бы не ходить...
Но вопрос "Зачем?" Можно ли вообще ответить на этот вопрос? Хотя бы самому себе?

Кто бы что на него не отвечал - ответа не имеет. Затем! Просто потому что без этого прожить не получилось, потому что хочется, потому что манит - так устроен человек. И кто бы что бы ни говорил - "мальчишество", "эгоизм", "в детстве не наигрался" - кто бы что ни говорил - это не важно. Просто оказавшись на самом верху ты почувствуешь - этого словами не выразить - но почувствуешь, что так было надо...

Обработано 8 веревок. Завешаны перила. Но до вершины еще - если не бесконечность, то ее половина.

- Земля, земля. Я - Змейка
Ш-ш-ш - рация в ответ шуршит эфиром и голосом Сереги.
- Встали на ночевку.

Разрывает любопытство: Дим, спроси, долез кто?
Вчера весь наши три связки день лезли почти вместе, в пределах видимости и слышимости, а сегодня мы одни... Как там парни?
- Sky way только что спустились в лагерь, Центр еще нет.

Мысленно представляю состояние Лёх - эйфория, победа, осознание, что всё позади, что успех... Нам до этого момента еще день. На большее у нас не хватит воды... Я еще не знаю, что Лёха на спуске здорово упадет – в этом стрёмном «спусковом кулуаре»… Слава богу, все обойдется!

Закат. Полка. Гул горелки. Варим рис.

Изображение

- Может, не будем тратить горячую воду от риса не будем сливать?
- Давай прям туда и пюре!
- И килечку!

Кто-то где-то очень точно подметил: еда в условиях гор в зависимости от густоты и скорости падения вставленной в кан ложки делится на 3 агрегатных состояния: кашу, суп и чай - по очереди с аппетитом обнимаем кан горячей ароматной жижи, передавая по кругу ложку! Еда! Какая же ты бываешь вкусная!

Полка, хотя на вид и плоская, но довольно неровная - расстилаем две пенки повдоль, третьей у нас нет – поместимся на двух.
Для мягкости под голову - палатку Лехи Романова, оранжевую, как гагаринский скафандр - ставить все равно негде, а так - какая-никакая перина. Под ноги - кто-что – баул, рюкзак.

Валера не парясь о страховке, о 150 метрах высоты, устанавливает фотоаппарат на ночь. Пальцы, ставшие от веревки совсем черными, спиртовыми салфетками оттираются не очень - страшно совать в глаза. Кое-как вынимаю линзы - глаза обливаются едкими слезами - надо б конечно, помыть было руки - да где ж воды столько затащить... Баулы за 2 дня похудели - нет 10 литров воды, нет почти всей еды. Но силы таят соразмерно - поэтому от того, что баулы легче, баулить легче не становится...
Сон обволакивает мгновенно. Сон младенца! Может, отгорел уже страх за эти 2 дня - не в смысле, что я загасил огонь страха, а в смысле, что гореть уже нет сил. Не может человек постоянно боятся - приходит какое-то отупение, огрубение чувства страха... Лень бояться...

Завтра зажумарим - а там пара веревок - и яйла - плато, где кончится вертикаль и мир снова станет горизонтальным...

Утро. Быт на стене стал совсем привычным. Кажется, что теперь это может длиться сколько угодно - "я буду идти так целую вечность". Конечно, это лишь ощущение готовности ко всему, что бы ни было и сколько бы ни было. Закончить нужно сегодня - и с яйлы в лагерь спуститься нужно тоже сегодня. Воды все меньше... Страшный монумент "Жажда" в Брестской крепости - само слово - жажда, если в него вслушаться – зловещее, колючее, страшное.

Высота уже не пугает – страшит мысль остаться на стене, на этом бесконечном солнцепеке без воды... Через несколько дней мы с Лёхой Крымовым на Мшатке-Кае сбегаем "Филатовскую" (3Б) и на подступах к "Уху" (4А) у нас улетит вода. И мы без воды даже не рискнем...

3-е утро - собирать вещи совсем быстро - затолкать в баул спальники и пенки, горелку. Еды почти нет. Остатки воды из пятилитровой баклаги разливаем в 3 маленькие бутылочки - что б у каждого при себе было попить. Остальное - на себя: система, спусковуха, жумар, кроль, крюконоги, железо - и вперед.

Ну вот, пробежали провешенные веревки, парни рубят, а я внизу. Я жду. До 6-й базы от ночевки - 10 метров - и вот вчерашняя отметка 163м.

На седьмой станции - перепад от 6-й - 39 метров, над землей 202 метра. База стоячая: справа вбита надёжна морковка, несколько якорей и закладка. Под каждую ногу - неровная полочка. После висячки - очень удобно. Но со временем все затекает - переминаюсь с ноги на ногу, меняю руку, которой держу хороший ручкан. Рядом висит баул. Долго. Отвисаю н самострахе, достаю блокнот - записываю время, высоту, ощущения - очень важно записать в такой момент именно то, о чем думалось - до того как эйфория от успешного завершения, усталость и память не зализали настоящих, истинных ощущений. Ведь потом расскажешь паре человек про то, как там было - и все - появляется сглаженная формула, в которую и сам начинаешь верить. А блокнот - это то, что останется...

Сверху доносится долгожданное "Самостраховка"!
У меня все готово - жумар и кроль наготове: снимаю с пояса Валерин ледовый инструмент - свой молоток (точнее, не свой - Спасибо Индейцу - снабдил перед поездкой снаряжением) я отдал Валере, ведь первому нужно бить гораздо больше, из всяких неудобных положений. А мне для разборки станций хватает и молоточка на ледовом инструменте. Да и мощным клювом вынимать закладки гораздо удобнее, чем хлипким экстрактором. Снимаю инструмент и выбиваю крючья, разбираю станцию, аккуратно развешиваю якоря зубьями назад, петли через плечо, на них оттяжки. Все! В путь!

Аккуратно, еще стоя ногами, начинаю грузить веревку - все больше веревки выталкивает жумар, все меньше ноги давят на полочки - уууух - и маятником покидаю станцию, из-за баула немного просев по высоте - дальше легче: набор простых примитивных движений - шаг-вдох, шаг-вдох... Главное давить ногой не вниз (потому что получается вперед), а назад, за себя, носком вниз, за копчик - тогда нога толкается вниз, а не вперед, и тело движется строго вверх. И так, шаг за шагом - 12 метров - немного до следующей - 8-й станции. Высота 214 метров. Валера, оставив мне свой рюкзак, отжумаривает к Диме, бороть следующую - по расчетам - последнюю веревку. Время - 11 утра. Неужели закончим к обеду?.. Не накаркать бы...

Опять жду... Теперь совсем один - своих за перегибом не видно и не слышно. Остальные связки закончили вчера. Ни-ко-го!

Внизу шумят машины - едва заметные бусинки на изгибистой нитке дороги, едва ползут. Так бывает при заходе на посадку - самолет замедляется, выпускает закрылки, перемахивает шоссе - и там спичечные коробочки машин. Им внизу кажется, что они едут быстро, что у них – скорость, что они, мчат, обгоняют, что они быстры как ветер - а сверху - так, медлительная возня, ползня.
Снизу кажется - вот она - Скорость! Потому что мелькают обочины и знаки. И лишь с высоты видишь, как мало они проползают и как медленно тянется время, и понимаешь - грош цена такой скорости. Дорога измеряется перемещением, а не резвостью разгона - за ними всегда лишь торможения... Они - лишь атрибуты, мишура, не имеющие никакой истинной ценности, если ты лихо гарцевал, но так и не доехал... Нельзя забывать о главном. Нельзя! Но внизу как не забыть - столько всего вокруг! Мелькает разметка! Бежит дорога! Повороты! Обгоны! Этот, гад, не утупает! Этот - вообще водить не умеет! Тут кочка - ух! Подлетают внутренности, взревает мотор! Едем! Лишь с высоты видишь - что есть пункт назначения - остальное - суета, праздное развлечение... Есть лишь две главные вещи: жизнь и любовь! И ничего больше! Жизнь и любовь! Остальное – мишура! Высота форматирует операционку, где столько программ паразитов, программ сует, которые вроде как нужны, без которых вроде как нестатусно, несолидно, мы ими живем, мы о них переживаем, паримся, когда их не ценят окружающие... И забываем про то, что главное - Жизнь и Любовь! Забыв об этом, мы начинаем скучать, окружать себя мелочами. Мелочами жить. Наверное, поэтому внизу столько неправд, насилия, злобы, интриг и зависти... Но когда оказываешься на грани, когда, как здесь - твоя жизнь висит - в прямом смысле висит на веревке - звенящей как струна - когда чувствуешь дыхание пустоты, в которой эта веревка растворяется, а над головой лишь великое и безразличное небо... Тогда осознаешь цену жизни и любви. Насколько дороги тебе близкие люди, насколько дорога цена каждому дню, минуте жизни, минуте жизни в любви и с любовью...

Не спать ночей, гнать тишину из комнат,
Сдвигать столы, последний взять редут,
И женщин тех, которые не помнят,
Обратно звать и знать, что не придут.

Не спать ночей, не досчитаться писем,
Не чтить посулов, доводов, похвал
И видеть те неснившиеся выси,
Которых прежде глаз не достигал, -

Найти вещей извечные основы,
Вдруг вспомнить жизнь. В лицо узнать её.
Уйти, забыть и возвратиться снова.
Моя любовь - могущество моё!

Изображение

Жду. Опять бесконечно долго... Погода начинает разнообразничать - периодически наползают облака - холодные и одновременно душные облака.

Взлет: Внизу остается земля.
Вместе с нею - земные проблемы.
Бросив взгляд на леса и поля,
Отвлекусь на воздушные темы.

Окунусь в молоко облаков,
Испытав небольшую болтанку.
Словно горы пушистых снегов,
Их увидеть смогу наизнанку.

Изображение

Облака. Порой укутываю так, что видно лишь несколько метров перильной веревки - дальше она теряется в сыром тумане, как дорога в метели. Порой неизвестно откуда пробивается солнце - и на бегущем бурлящем молоке обрисовывается четкая неподвижная тень скалы:

Кто видел свою тень на облаках,
тот навсегда причастен к тайнам неба.
Пасутся в пышных, облачных лугах
отары самолётов гладкотелых.

Им нравится купаться в синеве,
в делах людских они не понимают
и от тоски безмолвно умирают,
коль долго остаются на земле.

Стихи, слова… Выплывают из глубин памяти, даже с удивлением – когда-то читал, но вовек бы не вспомнил… Даже не подумал бы, что можно вспомнить…

Расходятся сырые облака, показывается море. Ласточки со свистом вновь рассекают воздух, ныряя вниз. В карьере изредка громыхают грузовики - отсюда - пылящие точечки... И больше ничего. Никаких звуков. Никакого намёка на то, что кроме меня тут, на стене есть люди. Валера с Димой рубят, борют эту последнюю веревку. Последнюю ли?.. Время застыло. Ничего не происходит. Вылезем ли сегодня?

...По перильной веревке начинают сбегать барашки - и справа-сверху показывается Дима:
- Давай Валерин рюкзак!
- Вылезли?
- Нет, еще... Но там уже легко. Там у нас база была промежуточная, мы ее снял, я протяну перила до следующей
- А хватит веревки?
- Должно!
Вновь томительное ожидание - Дима скрылся за перегибом. Я жду почти не различимых отсюда команд... Значит, 11 веревок, а не 10?..

- Веревка вся!
- ....
Не слышу ответа, но веревки действительно больше нет - все 60 метров за вычетом 2-х узлов на концах.
Снова жду. Снова бесконечно долго...

- Перила готовы!
- Пошё-Ол!
Ну, с Богом! Теперь надежда лишь на него - Бога. На то, что не будет перегибов, что тетива веревки не перебьется камнем, острой гранью скалы...
Двигаюсь черепашьими шажками вверх и немного вправо. Нагруженная веревка регулярно со звоном перескакивает вправо. Под ногами зияет зеркало Морчеки и бездна высоты... Шаг - вдох, шаг - вдох... Сколько же высоты! И как здесь они лезли - гладкий вертикальный монолит - местами я жумарю в пустоте - значит - нависание...
Бесконечная веревка! Будет ли у нее конец? Должен быть
Вдруг, вдали, из-за перегиба показывается оранжевая каска Валеры! Да!!! Осталось совсем немного!

Рано радовался! Веревка заканчивается ниже полки, где сидит Валера - на шлямбуре - оттуда начинается следующая. Значит, нужно будет перестегнуться. Сейчас, когда нет сил соображать... Главное - не ошибиться! Встаю на самостраховку. Переставляю жумар, потом кроль. Нагружаю перила. Теперь надо все снять со шлямбура, развязать и не уронить...
И, вот она, долгожданная полка! Дополз!!!
H - 85м, высота - 299м! Значит, совсем скоро!
Достаю свою полупустую бутылку - Валера уже давно без воды! А я её берег для вершины. На случай, если… Нет, теперь этот случай миновал! Пьём! Этот вкус долгожданной воды и скорого успешного завершения – непередаваемый вкус! Ощущение земли под ногами и близкой вершины опьяняет! Опасное ощущение! Но внутри все вскипает - скоро конец!

Дальше поросшая травой наклонная полка-огород, и за ней по заросшему наклонному камину вверх, на яйлу! На все - 15 метров! Последних метров!
Валера уходит. Помогаю ему вытягивать веревку - тяжеленная она оказывается, когда близок финиш! Разбираю станцию. Ну, последний рывок!
Баул по полке тащить неудобно – как раз заклинивает, как большая закладка, но какая теперь разница - теперь осталось чуть-чуть!

- Давай, Вова!
Появляется лицо Антона.

- Даю! - выдыхаю я! Баул цепляется за стенки камина, но я выгребаю - ведь уже видна яйла - остались считанные метры!
Сверху встречают Тоха с Приматом - они пришли за оставленной вчера платформой - вылезали они без воды, в темноте.
Валера с Димой, уже без систем, без железа налегке, совсем по-земному - встречают, принимают снаряжение, веревки. Сейчас надо все скрутить, уложить и вниз - ведь путь еще не окончен - впереди спуск по кулуару, где простреливают камни, где сыпуха, где не только страшно, но и опасно.

Но теперь, стоя на самом верху, веришь - мы это сделаем! Потом будет изнуренный спуск в лагерь - по иннерции, на парах, когда лишь бы доползти и лечь. Доползём! Ляжем! Потом будем подводить итоги курса - каждый скажет о своем, личном ИТОГЕ этих двух тяжелых, но интересных и насыщенных событиями дней! Спасибо Сереге за Курс! Потом мы с Лёхой сбегаем "Контфорс Филатовой" (3Б) и не сбегаем "Ухо" (4А). Будут еще в эту поездку и достижения, и провалы, и рубилово, и нерешительность, а по вечерам чай и бесконечные разговоры под усыпанным звездами крымским небом, будет город-герой Севастополь, и футбольный Киев, столько всего будет и не будет в эту поездку...
А сейчас устало глядим с яйлы вниз, на далекое синее море, опьяненные высотой, горой, усталостью и ощущением победы - у каждого она была своя...
..."Дневник немецкого альпиниста Тони Куртца: "Когда стоишь на вершине, забываешь обо всем. Кроме той, что обещал вернуться" - Северная стена. Да, точнее и не скажешь! Нам пора! Вниз. К тем, кто ждет. Кто на дорог. Что бы снова сюда вернуться.

Изображение

С попутным ветром обручась,
Бегу тебе одной навстречу.
"Привет!" - "Привет. Я так скучал!
И прилетел." Спасибо, вечность!







Пара слов благодарности.

Спасибо Сергею Нефёдову – автору и организатору за курс «Big-Wall + ИТО». За интересную идею! За оригинальную концепцию! За интенсивный формат! За новые знания! За новые горизонты! За новые пробитые стены. За знания и навыки! За всё-всё-всё! Серёга! Удачи и успехов во всех задумках!

Подробности курса:
http://www.risk.ru/users/nefedov/191854/

Намечаются новые курсы и новые темы, например, школа трэда:
http://www.risk.ru/users/nefedov/194302/

Подробности пробитого Серегой на Морчеке и в ближайших окрестностях (Зуб):
http://www.risk.ru/users/nefedov/193836/
http://www.risk.ru/users/nefedov/194228/


Спасибо Гульнаре! Не только за спальник! Главное - за тот пример, не на словах, а на деле, которые раньше казался несбыточным: семья – это поддержка и тыл, а не оковы на ногах! Всего вам самого хорошего в этой жизни! Вы такие клёвые!

Спасибо Сергею Ковалёву! Прежде всего - за человечность! За всё остальное, я думаю, скажет спасибо каждый, кто лазал в Симеизе!

Спасибо всем участникам курса: Михаилу Колотушкину, Алексею Романову, Антону Кульпину, Александру Свистухину, Дмитрию Чижику, Валерию Семенову, Алексею Крымову! Настоящие Мужики!

Отдельный респект моим связочникам - Димычу и Валере ! За то, что через всё это сумели пройти. Вылезли! Вытерпели!

Фотографии для этого текста взяты у участников, выложены Вконтакте.

http://vk.com/album138241493_158450887
http://vk.com/album320445_158518763
http://vk.com/album8807616_158731823
http://vk.com/album59108287_159279703

Видео (съемка и монтаж – Семенов Валера)
http://vimeo.com/43773019

entry 29.6.2012, 18:11
Изображение

…Бью. Без жалости. Со всего маху - на этой железке может оказаться, повиснуть сама жизнь!
Ударами молотка якорный крюк надёжно углубляется в узкую заиленную темноту щели. Предыдущий крюк чуть ниже меня - самую малость - но уже внизу. А значит - страховка нижняя! Мама!

Трещин в скале вроде бы много - но как только нужно поставить фифу или вбить якорный крюк - нормальные щели куда то исчезают. Остаются либо широкие и бездонные, либо ненадежные, с каменной трухой и грязью внутри...

Изображение

Хлюпающее дребезжание заостренной железки сменяется высоким камертонным пением. Установка точки - процесс творческий. А творчество не терпит суеты. Находишь подходящую трещину. Подбираешь по размеру якорь. Якоря висят на карабине зубьями назад и вверх. В таком положении они цепляются чуть меньше. Но все же цепляются, подхватывая остро заточенным носом тело, одежду, самостраховки молотка, фиф, веревку, друг за друга! Особенно горазды этим якоря с маленькими верхними дырочками - не лезут в карабин и их приходится вешать за ножку, а значит, их торчащее жало будет смотреть вверх и цеплять вообще все подряд!

Изображение

Так вот, находишь трещину и снимаешь Г-образную стальную железку, заостренную с одного конца. ВщелкАешь в нее оттяжку: за оттяжку держать удобнее - пальцев-то всего пять на руку, а молоток тяжел, слеп и беспощаден! Да и щель обычно хоть и рядом, но где-то в стороне, в неудобной близости. Ставишь носик якоря в щель и начинаешь действо! Процесс забивания якоря как настройка гитары - непонятным внутренним чувством понимаешь - надо ли еще и сколько именно! И вот - удовлетворенно услышав нужный - высокий звонкий вой, понимаешь: "надёга!", и вщелкиваешь веревку. И лишь после этого, оказавшись пристрахованным к хорошей точке, вдруг замечаешь, что сердце снова начало биться, а легкие - дышать. А заполнявшая всю твою внутреннюю вселенную высота, пугающе бесконечная, вдруг расступилась. И над головой вдруг развернулось небо, а в нём – стремительно несущиеся облака, а за спиной вдруг оказывается море, в общем, вдруг появляется все то, что дополняя окружающей пейзаж, вдыхает в него истинную Красоту. От которой снова перехватывает дыхание – на этот раз от восхищения! Это красота, помноженная на высоту – у них квадратичная зависимость. Познать красоту природы, не плоскую, приземную проекцию мира, а настоящую, полную, трёхмерную, можно лишь с высоты, сквозь высоту!

Это еще не Морчека, теряющаяся в высоте поднебесья - это все лишь учебная стенка, да и вылез я невысоко. Но что значит невысоко - стена начинается так, где кончается склон, от сыпухи внизу, а высота – она от моря, которое далеко внизу. И глаза видят именно эту - огромную высоту! Очень красиво!

Учимся ИТОшить на фифах и скайхуках.
Фифа - это совсем не девушка, но тоже очень манерная и обманчивая штука. С непостижимым характером! Она может намертво стоять там, где стоять не на чем, и сорваться оттуда, где, казалось бы, очевидная надёжность.

Изображение

Скальная фифа - тот же стальной якорный крюк, только с ручкой, примерно как у жумара. К каждой фифе пристегнуто по 2 лесенки: короткая и длинная. Это только название - "лесенка" - на самом деле стропа, разделенная кольцами на отрезки. Ставишь одну фифу над головой, проверяешь и, затаив дыхание, ловишь крючком крюконоги кольцо одной - как правило, длинной лесенки. Крючок у крюконоги под коленом. Колечко лесенки - в районе пупа. Эквилибр! Поймав кольцо крючком, совсем не дыша, затаив даже биение сердца, начинаешь грузить лесенку. Фифа может бесстрастно молчать. А может вдруг предательски захрустеть. А может изогнуться дугой - если грузишь ее чуть в сторону – ведь большинство щелей – наклоные, и находятся в стороне.

У нас с Лехой крюконоги и лесенки, купленные на www.krukonigi.com - продуманно скроенные и добротно прошитые. У некоторых сокурсников - красноярские - товар, привлекающий главным образом, ценой. Но скупой платит дважды - красноярские крюконоги и лесенки рвутся, зашиваются, снова рвутся… Как с такими ходить? Порой отстреливают скайхуки, порой срываются фифы – но что б рвалась крюконога – это совсем обидно. А главное – страшно!
Прав Серёга: «снаряга - последнее, что должно подводить».

Изображение

Итак, встал в нижнее кольцо. Следующую ногу убираешь с предыдущей фифы - проверенной стоянием и потому - такой надежной. Вторую ногу ставишь на соседнюю лесенку повыше первой. В идеале - выше на одно кольцо. И тут же, пока не улез высоко и пока еще можешь дотянуться, вынимаешь нижнюю фифу: расшатываешь её за ручку, пока она не соизволит велезти, и кладешь ее клювом назад в карабины в поясе. Где нет щелей, но есть микрорельеф или дырки - "лезешь" на скайхуках. Скайхук - крохотный металлический треугольник с загнутым носиком. Носик в рельеф или дырку - широкая часть - в упор. Изнутри из середины - петля для лесенки. Вот и вся теория ИТО.

Но дьявол кроется в мелочах. Например, если самостраховки фиф или скайхуков вщелнуть непосредственно в кольцо системы, то при срыве тоненькие репшнурки лопнут – и скорее всего случится «потеря снаряжения на маршруте» - слова, истинный ужас которых осознаешь на высоте. А если самики прищелкнуть к страховочной веревке - то они будут по ней скользить, вся мотня будет путаться. Поэтому важно закрепить карабин самостраховок на страховочной веревке - например, резинкой. И тогда при срыве тоненькие самики фиф выдержат. И фифы останутся, не улетят в бездонье стены. Мелочь. Но важная. Серега учит таким мелочам. Важным. О которых не всегда додумаешься внизу, но которые реально помогают наверху, облегчают, оптимизируют.

Переходишь на новую лесенку освободившийся скайхук вешаешь на шею. Фифу на шею вешать жутковато - может проткнуть своим клювом насквозь - их только клювом назад в карабины на системе.
Порой процесс доставания предыдущей фифы из нижней щели тянется дольше всех следующих этапов - подъема по лесенке и поиска новой щели под следующий шаг. И как назло застревают они в самых неудобных положениях! И так бесконечное, бессчетное число раз - лишь установка точек страховки дополняет чередование фиф или скайхуков.

В погоне за скоростью Серёга рекомендует вставать даже в ручку самой фифы или в карабин скайхука - выигрыш - сантиметров 20 по высоте - 20 сантиметров - порой решающих все! Ведь именно их может не хватить до следующей удобной щели!

Шагать по лестницам нужно сразу - каждой ногой через одно кольцо. Хотя хочется потихонечку, подставляя ногу невысоко, не вылезая на самый верх, к ручке фифы. Но топтание на месте лишь жрёт минуты, на протяженном маршруте оборачивающиеся потерянными часами и даже днями.

Теория теорией, а на деле с непривчки страшно. Неведомы пределы устойчивости крюков и фиф. Как, поймав первый снегопад на летней резине, едешь тихонечко, по миллиметрам нащупывая пределы возможностей руля - одно чуть более смелое движение рулём и занос гарантирован. И кто там знает, куда занесёт…
Поэтому нащупываешь эту мнимую устойчивость, осторожно и невысоко подставляя нижнюю ногу к верхней, не перешагивая. Медленнее, но мнимо спокойнее...

Хотя и эта медлительность - не панацея от срыва. Как девушка, согласившаяся пойти на свидание - так и фифа, выдержавшая первый шаг - ничего - абсолютно НИЧЕГО не означает. Девушка может не прийти или оказаться глубоко за мужем, а фифа, быть может, держалась за малейшую песчинку, оторванную плавным движением или некстати отдавшимся в ногу эхом биения затаившегося сердца... И... Никакого доверия - одно слово - "фифа". Ведь все неспроста...

Скай-хук срывается со звуком выстрела советского пневматического ружья "Иж". Всегда резко и всегда неожиданно. Серёга рекомендует класть на скайхук ладонь, что бы он не отстрелил в лицо. Фифа же, хлюпнув в трещине, чиркает скалу. И ничего не успев понять, уже висишь коленом на предыдущей фифе, или на ближаейшей точке страховки, или... Нет! Никакого другого "или" быть не должно...
Но иногда бывает. Лёха Романов словил отстреливший фишхук головой - каску пробило, но до головы не достало. Лёха - человек, как говорится, отчаянной храбрости. Мне даже страшно смотреть было, когда он взял их в руки - как Капитан Крюк из ПитерПена - огромные рыболовные крюки!

Вообще, процесс лазания на скайхуках похож на передвижение на фифах. Разница в том, что ищешь не щели под клювы фиф, а дырки для дырочных скайхуков и бугры для рельефных. С дырами проще - ножки скайхуков как циркулем, очерчивают полукруглые следы - видишь дужку - в центре окружности дырка! Даже если ее не видно - ставь хук - она там будет! Обязательно будет!

Изображение

С рельефными скайхуками труднее - ведь казалось бы надежная полочка - сантиметровой толщины, а она отслаивается вместе с куском скалы размером с небольшую книжку. И летит вниз, к страхующему! И тут же ощутимо неприятный рывок в колено! Или в поясницу. Особенно отличается отламыванием рельефов черный cassin'овский крутозагнутый скайхук - угол у его крючка такой, что острие давит не просто вниз, а как бы от стены – и отрывает куски монолита!

... Стою обеими крюконогами в самых верхних кольцах, упираясь коленями в одну из наших новеньких, необмотанных мягкой изолентой, и потому таких неудобных фиф. Вылез над якорным крюком - страховка уже нижняя. Страх нижней страховки - пока непреодолимый, и до сих пор не преодоленный мною страх. Мое скалолазание упирается в него, как лбом в стену. Боулдеринг прёт! Прёт на кураже - пробую, где и когда не уверен. Порой получается. И так постепенно, по миллиметру раздвигаются границы возможного. Но нижняя... Как только осознаешь , что при срыве не просто подвиснешь, а улетишь, провалишься в пустоту, будто кипятком ошпаривает! Уходит не то, что кураж - даже то, что вполне по силам, кажется нереальным. Тело сковывает страх и неуверенность. Так проявляется паника. А паника - путь к ошибке. Или ступору. Я все это знаю. Понимаю. Каждый раз стремлюсь этот страх забороть. И каждый раз с нижней так и случается – ошибка или ступор. Паталогическая трусость!

Стою на одной фифе, второй шарю вокруг по скале. Ни одной подходящей щели! Парни до меня лазали - всем хватало. Мне же... То, что есть - кажется совсем уж ненадежным! Шарю, проскребаю все окрестные щели - ничего нет! Вдруг фифа что-то цепляет в глубокой и тесной неизвестности трещины. Дергаю. Вроде держит... Отпускаю руку и отстегиваю молоток - надо бы для уверенности подбить фифу поглубже! Звенит... Вроде надёга... Ну, с богом! Поднимаю колено почти к груди и прикладываю к нему кольцо лесенки. Крючок крюконоги упирается в кольцо, начинаю вставать. Лесенка натягивается струной.... Щас отстрелит! Нет! Выдерживает... Стоит. Вроде стоит... Ура! Х-х-хрум!

- Срыыыыыыыыыв!
Истошное раскатистое и истерически бесконечное "ы" в крике "срыв", мгновенье невесомости, рывок в колено и вот, вишу вниз головой: ушла, зараза! Ушла! Как знал! А может, это материализация негативрых мыслей... В общем, к фифам доверия никакого! Как и к точно также забиваемым якорям. Парни лазают и укрепляют навыки, привыкают к тому, что крючья и фифы стоят на рельефе. У меня почему-то реакция обратная! Не верю! И с каждым разом не верю все больше! Один из девизов курса: "на ИТО. Можно пройти все" у меня трасформируется в "на ИТО нет доверия ничему!"

- Вован, давай!
- Мы в тебя верим!
Ага! В меня верят! Не смотря ни на что! Эх, парни, видели бы вы, как у меня трясутся руки и ноги! Я же в себя не верю. Каждое движение - напряжение душевных, психологических сил. Каждое движение - протискивание себя сквозь кисель панического, сковывающего страха. Напряжение сил. А они не бесконечны. И если забитые мышцы восстанавливаются за день отдыха, то с головой все тоньше и неодназначней...

Снятся во сне вылетающие фифы, после которых падение в бесконечность с тягучим ужасом ожидания удара и... Фух! Снилось! Это был лишь сон! Но смыкаются глаза и снова: срыв, падение, щас, щас будет удар... А… Снова сон! Дух живет своей жизнью, по своим, не подвластным разуму законам. Он отдыхает, набирается сил только во сне! В глубоком, расслабленном покое сна, в его толще, глубине. Сон и явь - как поверхность моря. Можно нырнуть глубоко, так, что бы все, что бы все, связанное с поверхностью, стихло, померкло, ушло. А когда лишь едва касаешься поверхности, даже не до конца окунувшись в мелководье усталого забытья - какой уж тут отдых? Какой уж тут дух?.. Растягиваешь усталое тело на неровных, осязаемых костями сквозь тощую пенку, камнях, и вроде бы и рад уснуть - но снова не сон, а дурман забытья: крюк, срыв, пробуждение. Так же будет потом - после полулежачих - полувисячих ночевок на стене Морчеки, когда во сне шаришь рукой: самострах... карабин... замуфтован... пристрахован... надежно... А-а-а! Где самострах? Щас свалюсь с этой стены! Просыпаешься в палатке в диком ужасе: естественно, без системы и самостраха! Не сразу осознаешь, что на земле, что не на стене, что падать некуда, что все хорошо. Успокаиваешься. И снова по кругу: каска... Каска? Каска! Уронил?.. Как же на стене без каски, если стена простреливается и периодически слышишь неожиданные чиркания камней по скорлупе каски... Нет! Я ж уже внизу! Опять сон!

- Вован, давай!!!
- Да. Сейчас!

Да. Сейчас! Бью крючья чаще, чем ставлю фифы! Матерюсь как сапожник! Но это не со зла - со страху! Самые глупые слова и поступки возникают со страха!
Так конечно, крючья закончатся быстрее. Но так спокойнее. Парадокс трэда - можно закладываться чаще, чем на пробитом маршруте! И поэтому спокойнее. Если, конечно, хватает здоровья таскать столько железа. Но что-то, а таскать тяжести я умею! Не быстро, но бесконечно...

Учебных дорожек для лазания на фифах четыре.
В идеале нужно пролезть каждую. Реально - пролезть бы одну! Лезу самую короткую - правую! Неведомая, самодельная база где-то наверху. Издали кажется, что невысоко. А со стены... Трещин становится все больше, щели все шире и глубже. И вот, монолит сменяется разрухой! Убираю фифы, которым нет веры, и дальше лезу свободным лазанием, пусть в кроссовках - здесь рельеф простой - зато на надежных руках, привычным способом, в знакомой стихии, проверенными пальцами, которые - тут я точно знаю - выдержат! К рукам доверие есть! Это ж не фифы - тут точно знаешь, за что взялся!

Отвисаю корпусом влево, на правой руке. Ноги в неудобных ботинках (хотя назвать клееные-переклееные лапти ботинками - сделать им комплимент) стоят на каких-то откровенных соплях. Пальцами ног впиваюсь в рельеф сквозь дыры протертых насквозь подошв. Левой рукой пытаюсь воткнуть в щель маленький камалот. Нет, слишком мал, надо другой. Кое как достаю с противоположного бока другой, побольше. Вот, этот расклинился вроде. Вроде надежно. Ну, теперь можно и дальше. Вылезаю на гребень и бегом к базе. Хрен с ней, со страховкой - отсюда я не упаду! Хоть и надо страховаться не там, где страшно, а там, где опасно, в жизни получается наоборот…

Изображение

Вот. Станция - 4 сблокированных петлёй якорных крюка, забитых чужой рукой. Как они пели в момент забивания? Тем ли высоким голосом надёжности?.. Один как будто бы вбит в труху. Ну, остальные три точно выдержат! Как говорит Серега про шлямбуры: "один вырвется, второй вырвется, но на третьем точно останешься" Хватаюсь в карабин станции как хватается тонущий в спасательный круг - мертвой хваткой. Никакая сила меня не оторвет от этого карабина - даже если трактором будут дергать веревку - скорее гора завалится! Второй рукой вщелкиваюсь. Всё! Я это сделал!

- Самострах!
- Понял!

Я это сделал. Лишь один раз. Но сделал - то чего не мог. То, что вряд ли смогу еще - вылез с нижней всю трассу целиком! Но для меня это уже победа. По идее, из таких побед должен сложиться весь курс, логическим итогом которого должно стать восхождение... Но восхождение... К восхождению я совсем не готов – и сама мысль о нём вводит в отчаяние.

Курс Сергея Нефёдова "Big wall + ИТО" состоит из 3-х блоков. Первый блок - скайхукинг + жумаринг. Второй - хождение на фифах и страховка на якорях. Третий - восхождение на Морчеку. Это вызов. Мы его приняли. Теперь надо дойти. До конца.

Первые три дня в объятиях холодного дождя и тумана изучаем первый блок - жумаринг и скайхукинг. Оттачиваем на напарнике навыки страховки - один срывается, другой его ловит. Ловит мягко, протравливая через шайбу много гудящей веревки.
Жумаринг получается лучше всего. Оно и понятно - нет нижней страховки. Прямо хоть в бэйс иди - с лидирование проблемы, а баулить - сколько хочешь!
Изучаем разные способы жумаринга в зависимости от рельефа. Крюконоги с лесенками - универсальная вещь, незаменимая для жумаринга. Очень продуманы - не надо никаких резиночек для придерживания лесенок - над крючками есть петельки для карабина - лесенки можно пристегнуть кольцами, удобно регулировать длину: пристегиваешь карабинами к крюконогам лесенки, а их - в зависимости от способа - в жумар и/или кроль - и вперед! Гребешь ногами, вставая на лесенках, а руками лишь придерживаешься и передвигаешь вверх жумар. Есть, как говорится, нюанс в движении ног - ногой нужно давить не просто вниз, а как бы назад, за спину, стопой от себя. Тогда руки совсем не грузятся. Пока учился, пока искал это движение ногой - руки забились, потому что каждое движение - подтягивание как на турнике. Как только разобрался с ногами - руки перестали болеть!

Второй постулат курса: "любой навык можно улучшить". Оттачиваю все виды жумаринга: нога-нога, нога-рука, нога-пузо. Каждый способ имеет свои преимущества в зависимости от рельефа: на лежащем положилове способом нога-нога бежишь как на лыжах, на вертикали нога-рука позволяет не тратить лишних сил, а вися в пустоте - способ нога-пузо - кроль движется сам - очень эффективно!

Главное - правильно подбирать длину лесенок, что бы движение было с одной стороны, эффективным - не топтаться на месте, с другой стороны - нужно всегда мочь до всего дотянуться.

Пробую и запоминаю длину лесенок и самострахов для жумаа и кроля. Получается. Вроде. Это потом, на высоте, с баулом, на жаре, в тисках усталости, страха и жажды, начнутся затупы и ошибки - в рафинированности учебного склона все получается четко и слаженно!

Скайхукинг. С дырочным скайхукингом затык - лезть нужно с нижней вдоль шлямбурной дорожки. Дырки находить получается, но нижняя веревка... Опять психологическое изнасилование мозга!

Рельефный скайхукинг осваиваем с верхней - тут я герой! Ставлю скайхуки на мизера и откровенные сопли, нащупываю пределы их возможностей, пробую, лазаю вверх и траверсами, пробую, срываюсь, снова пробую... К сожалению, зябкий дождь порой обрывает занятия.

Вообще, погода в первые три дня дает нам прикурить. Такого "летнего" Крыма не было, даже на новогодние! Стоит сырая, по-осеннему холодная погода. Теплых вещей минимум. Спальник Deuter, t экстр -3. Поддался на провокации продавцов! Говорили: «новый мега лёгкий и мегатеплый утеплитель»! Ничего себе! Промерзаю до костей, просыпаюсь от того, что туловище трясет от холода, а конечности немеют! Промерзаю насквозь - жду утра, что бы начать шевелиться: движение - это всегда тепло! Утром, согревшись в пробежке к туалетному камню, буквально чувствую, что внутренние органы холоднее воздуха снаружи - невольно вспоминаются:
"раньше я летал на "Ту", мог и эту, мог и ту. А теперь на "Су" летаю - ссу на снег, а он не тает"!

На ночь влезаю в спальник, потом натягиваю на ноги рюкзак - благо, Рэдфоксовский Лхотзе Лайт всеми своими 80-ю литрами натягивается до подмышек. Туловище сверху накрываю дождевиком - тоже слой какой-никакой «теплоизоляции», и выдыхаю только внутрь спальника. Спать становится заметно теплее! Но, как говорится, ожидание смерти хуже смерти – в предвкушении холодной ночи мерзнешь еще сильнее, чем в самой холодной ночи! За ужином начинаю зябнуть. До дрожи. До трясучки. В голове вечером лишь одна мысль - что бы еще надеть, чем бы еще накрыться. Холод - определенно, лучший спутник страха!

Спасение приходит неожиданно - Гульнара оставляет мне свой оранжевый пуховый спальник! С таким можно хоть в сугроб ложиться! Начинают сниться сны! А еще Сергей Ковалев (Симеиз, экипировочный магазин "Кошка") дает мне гостевой спальник! Холоду - решительное НЕТ!
Ко второму блоку курса начнет теплеть. Но цену этому теплу познаешь лишь помёрзнув.

Изображение

Параллельно с дневными занятиями по вечерам проходят тренинги по сборке платформы на стене с последующей ночевкой в ней и разборкой утром.
В первый вечер учимся вешать платформу над входом в пещеру, где прописаны мы с Лёхой! На земле в первый раз получается не очень складно!

Изображение

На следующий день устанавливать платформы лезет Лёха Романов! Уходит на закате. Обвешанный железом. Нужно сначала сделать станции, потом провесить перила, затащить и собрать платформы и только тогда лечь спать. Нам, «зрителям» под стеной делать нечего, клонить в сон. Уходим спать и ее долго сквозь сон слышим удары молотка. Так это подло и в то же время приятно - в сравнении с кем-то понимать, КАК же тебе хорошо!
Засыпаю! Потом окажется, что парни сделали станции, провесили перила и переночевали на стене! А в лагере пропадут печенькиicon_smile.gif

Следующий вечер - наш с Лехой Крымовым черёд ночевать в платформе.
Обреченно берем спальники, горелку с каном, еду, воду и два баула - шкуру. Кости платформы Black Diamond. Валеру увезли в Ялту лечить подвёрнутую ногу - поэтому в неразборной платформе Дима ночует один - везет: одному там не так тесно!

Темнеет. Леха уходит на жумаре первым. Через пять минут из сумрака высоты доносится

- Самострах!
- Понял!

Теперь жумарю я - со скарбом: домом, кухней и едой. Монтаж платформы удобнее, если два человека разнесены по разные стороны - от базы протянута веревка на пару метров траверсом. Лёха с одной стороны – я с другой.
Итак, понеслась! С жумаров переходим на гри-гри - так удобнее регулировать свое местоположение по высоте. Гриша хоть и автоматическая – но я блокирую веревку автоблоком к ножному обхвату системы - так спокойнее.

Вешаем на центральный карабин верхнюю пластину тента платформы - тут главное как с батарейками - не спутать полярность: wall side - air side. Вщекнули, замуфтовали. Проверили муфту. Достаем немного конуса шкуры и Леха ныряет туда, в конус ткани с головой - пристегивать жерди скелета.
Трубок много, но все назажены на тросик, ничего не должно улететь, но гремит сильно. Собираем прямоугольник днища. Тут важно, что бы все трубки состыковались до упора - иначе потом что-нибудь обязательно встанет наперекос.
Дальше - ключевое движение - вставить дно под конус тента и совместить все углы. Серега нас предупредил: системы нет - порой все встает, порой приходится долго мучать. Мы с Лёхой нашли способ - дно собираем «на живую», не затягивая - такая хлипкая конструкция легко влезает в тент и всегда есть возможность разомкнуть трубы и состыковать их уже внутри тента. Когда все собрано, начинается процесс затягивания дна, регулировки наклона платформы и, наконец, все готово - вщёлкиваешь самострах в вершину купола платформы и устало садишься задом в платформу и, свесив ноги в темноту ночи, переводишь дух.

Изнутри объем платформы делится подвесной системой на 2 половины: лежим вальтом. Под куполом – гроздья развешана снаряга, каски, ботинки – все! Пол зыбкий, тряпичный. Под полом метры высоты - но внутри уютное ощущение земли под ногами! Привычное и такое приятное ощущение! Зе-мля!

В неразборной платформе ночевать хуже - нет строп подвески - лежишь, а от края отделяет лишь парашютка тента... Всю ночь держишь самострах в сжатых руках!

Готовка пищи в платформе требует слаженности и понимания друг друга с полуслова. Это с джэтбойлом удобно - кан пристыкован к горелке и намертво закрыт крышкой. Для обычной горелки и кана нужно одно дыхание на двоих: живая платформа, куча ног на полу, и посреди всего - неустойчивая гудящая пламенем горелка и раскаленный кан еще более неустойчивого кипятка!

Изображение

Платформа однослойная - все дыхание конденсируется и стекает по стенкам к лицу. Не представляю, как в ней зимой - вчера мы собирали платформу внутри сырого промозглого облака. Эх, на собственной озябшей шкуре узнаешь разделы "Авиационной метеорологии" Бабикова - относительная влажность, точка росы, конденсация... Хотя в образование облаков - процесс тепловой, обратный испарению, а значит, сопровождаемый выделением теплоты, ни хрена этой теплоты не ощущается!
За эти дни мы уже привыкли к постоянному холоду и к тому, что на теле ни одной сухой и теплой нитки. Собираешь платформу, а фонарик выхватывает из темноты клубящуюся морось холодного "пара" - мельчайших клубящихся капелек! Засыпаем - платформа сырая. Просыпаемся - сырая. Готовим - снова испарина на стенках!
Зато как приятно проснуться в платформе солнечным утром дня отдыха! Когда садишься утречком, свесив ноги в тридцатиметровую пропасть и шевелишь пальцами ног, нежась в теплых солнечных лучах. И никуда не спешишь, никуда не опаздываешь!

Изображение

Первый день отдыха после первого блока (скайхуки + жумары) пролетает стремительно! Не успеваем спуститься, влезть в маршрутку, поесть в симеизской "Домашнкй кухне", заклеить прохудившуюся обувь и купить продукты, как снова надо уходить под Морчеку - суровый подъем сначала по лесу, потом по камням. В первый раз в день приезда мы плутали тут полночи и, глядя на исполинскую Морчеку, даже чуть не прошли мимо - благо, Серега проснулся и встретил - от бессилия и усталости хотелось уже просто лечь в любом месте, где можно поместиться лёжа, но манящая близостью Морчека звала подойти ближе... Теперь, после нескольких дней ходьбы за водой времени на дорогу уходит гораздо меньше. Да и сама дорога кажется дорогой, а не кучей камней.

За водой ходим к кранику в запотевшей от холода трубе за карьером. Часа за полтора можно обернуться - если не сильно подрываться. Но лично я в горах, да и не только, ничего не могу делать быстроicon_smile.gif

Спустившись к Зубу по камням, нужно идти мимо бульдозеров, по пыли (либо жиже - в зависимости от погоды) Порой ловим на себе недобрый взгляд сторожа. Еще бы - в бортжурнале Морчеки есть запись: "уважаемые работники карьера! Прошу прощения, но я не нашел, как глушится экскаватор!"

Пока мы барахтаемся на учебных склонах Зуба и Расчески, Серега пробивает трассы и мультипитчи на Зубе. Думаю, район имеет неплохую скалолазную перспективу: новенькие вентовские шлямбуры, разнообразный рельеф, близость подхода и моря. Надо будет сюда как-нибудь съездить!

После второго блока (фифы + баулинг) на день отдыха уходим в Симеиз с вечера. Я в смятении. Баулили с Валерой больше 6 часов - в 2 раза дольше остальных! На фифах ходить панически боюсь. На Морчеку даже смотреть страшно!

- Вован, не надо себя ломать. Не ходи - парни тебя поймут!
Прав Леха. Не ходить. Не пойду.

Парни - это Дима с Валерой. На второй блок занятий Серега перетасовал пары - целеустремленного Лёху Крымова ставит в связку с опытным Лёхой Романовым. Мишу сдернули на работу - и он на восхождение не идет. Саша с Антоном - схоженная связка, за плечами большой опыт. Дима и Валера - горные туристы. А я типа "скалолаз" - им для усиленияicon_smile.gif

Не ходить. От этой мысли на душе становится спокойно, как-то до противного спокойно. Струсил... Отвожу глаза от парней - но я действительно боюсь! И лазания с нижней, и срывов, и восхождения, и… Бог знает чего еще!

Но беда в том, что, боясь, я все равно хочу идти! А-а-а! Ну куда мне от себя деться! Ну ведь все просто: хочешь - иди. Страшно - не иди. Но когда всё одновременно - куда деваться? Так становишься заложником у самого себя. И восхождение не по силам. И на земле оставаться не могу. Идет борьба, брожение... И чем все кончится?..

Вечер в уютной комнате теперь совершенно не радует - надо на что-то решаться.

- Не пойти на стену, не готов. Объективно - не готов! - скептический голос разумного.
- Да, да, не ходи - вторит набухший страхом инстинкт самосохранения.
- Не получается - и не надо! Соглашается малодушие...
Но из другого угла тут же шипит любопытство:
- Когда? Когда еще будет такая возможность?
- Давай, рискнем, а там поглядим! - присоединяется к нему азарт.
- За этим же ехал! И что, сдался? Сдулся? Тряпка! - бубнит загнанная в дальний угол гордость...

И снова:
- Нет! Не надо ходить! Мало ли что!
- Надо! Надо! Ведь хочется же!
- А вдруг крючья вылетят?
- Дык можно и рюмкой водки захлебнуться!

А-а-а! Как же мне быть!!!

... А собственно, чего я терзаюсь! Сегодня спим на кроватях, не на камнях. Надо радоваться, а не терзаться! Сегодня можно сколько хочешь раз мыть руки и лицо! И даже все тело! Кстати!!!!

- Вован, нам Марьиванна обещала шампунь оставить...
- Вроде да, Лёх...
- Нету! Постой, есть средство для мыться посуды, можно им мыться
-Ну-ка, чё за средство... Не допускать попадания на кожу... Стремно. Лёх, я в магаз за гельдлядушем!

Окунаюсь в вечереющий Симеиз. Сезон почти начался. Пьяные гоп-компании. Ухающий тунц-тунц-тунц откуда-то из недр. Таксисты. Бомжи. Застольная песня из "Домашней кухни"... Магазин.
Девочка берет в магазине 2 пива. Куда ей столько...
Стою в очереди на кассу. Народ затаривается на ночь: Хортица. Инкерман. Массандра. «Била ничь»... Один я как дурак с бутылем шампуняicon_smile.gif Боже! Как же люди сжигают драгоценные дни отпуска, да что там отпуска - жизни!

"И захожу я со скольженьем
Что аж мурашки на крыле!
И я гляжу со снисхожденьем
На тех, кто ходит по земле"

…Блин, откуда все это вспоминается? Откуда я все это знаю? "Тех, кто ходит по земле", "те, кто ходит по земле", прям заело…
Как же мне быть? Когда и остаться нельзя и идти нельзя...

- Э, стой!
- Стоять!

Едва стоящая на ногах группа "отдыхающих" - "тех, кто на земле..." - скучает н пытается до меня докопаться...
Блин, откуда ж они берутся, эти гопники... Дуреют люди от скуки, от безынтересности, ровности жизни… Нет, надо все-таки попробовать... Хотя стрёмно... Я почти решился!

Утро следующего дня - дня отдыха - как и в первый раз, встречает нас солнцем! Сидим у крыльца нашей комнаты - безделье тоже бывает разным. Бывает безделье, которое разрушает, бывает – которое восстанавливает. После ударной второй трёхдневки мышцы просят покоя. Тело как манекен - как марионетка с оторванными веревочками - безвольно и бессильно - принимает форму любой опоры - лишь бы не держать себя и дать покой. Но внутренние, психологические пружины у всех на взводе - это ощущается по насупленным взглядам, по пристальному, сосредоточенному молчанию, по взглядам, устремленным в это бездонное небо... Молчим. Каждый об одном и том же...

- Вован, там на каждой станции есть шлямбуры!
-... Да... Да? Да!!!

Весы решения, до этого лихорадочно качавшиеся из стороны в сторону, а вчера не до конца склонившиеся, вдруг окончательно заваливаются в сторону "идти"! Это надежное слово "шлямбур"! От него веет какой-то жизнеутверждающей мощью! Хотя крымские шлямбуры - это совсем не всегда те блестящие надежные проушины - порой это поеденная ржавью самодельная жестяночка-дюралечка, прибитая к скале не менее ржавым дюбелем, выгибаемая под нагрузкой. В такие "шлямбуры" и не всякий-то карабин влезет... Конечно, Серега чистит маршруты от старинного железа, пробивает маршруты новыми шлямбурами, это важное и нужное дело - но это лишь капля в море крымских скал...

Шлямбуры! Да, их там вроде нет - есть только вбитые в скалу спиты - но прикрутить к спиту проушину - это не проблема, точнее, это не такая проблема, как доверить жизни всей связки базе на якорях....
На душе почему-то становится тепло, просто и понятно.... Шлямбуры! Пойду! Сразу становится легче - любое, даже самое трудное решение лучше подвешенной неопределенности! Булгаковские "Трусость - самый страшный порок" я бы уточнил - нерешительная трусость!

Спускаемся от церкви в "Кошку", докупаем петель. Блин, че же был бы Симеиз, если бы в нем не было "Кошки" - не скалы – одноименного магазина! Хотя, это больше чем магазин. Это экипировочный центр! Где и купить можно то, что некстати улетело вниз, или протерлось до дыр. И разузнать подробности о маршрутах.
А можно просто прийти к СВОИМ - повертеть в руках замысловатую конговскую железяку, гадая, спусковуха это или страховочное icon_smile.gif чем было бы скалолазание здесь, в окрестностях Симеиза, если б не Сергей Ковалёв? Чем был бы Симеиз? В предпоследние дни, живя под Форосским Кантом, спускались в Форос. Там нет "Кошки" - и поселок сразу превращается в обычный унылый в своем однообразии курорт.
Серега дает свой гаечный ключ - крутить проушины! Отдаю предоставленный ранее спальник. Когда Серега мне его только давал, он сказал:
- Бывает, людей обкрадут – они, в чём осталось, к нам придут - стараемся помочь - вот, спальник дадим...

Возвращаю спальник с чувством благодарности. В моменты, когда в жизни все идет наперекосят, и кажется, нет веры людям, в людей, нужно вспомнить о таких, как Сергей Ковалев - отзывчивым, настоящим Людям! И на душе сразу станет легче! Жизнь сразу обретает главный потерянный ориентир - веру в добро!

Листаю прокопченный кострами том Достоевского - в лагере почти над костром сделана книжная полка. Тут и Достоевский. И обрывки Акунина. И связка Playboy'ев и Maxim'ов - их, в отличие от Акунина взять на растопку не решились. И еще самое интересное, самое главное – «Бортжурнал Морчеки» - ветхие исписанные руками восходителей страницы. Известных и не известных, знакомых и не знакомых. Журнал завернут в несколько полиэтиленовых пакетов - и все равно выглядит древнее, чем летописи приснопамятного монаха Нестора!

Завтра на стену. Как перед боем - сосредоточенная атмосфера - вчитывание в описание маршрута, вглядывание в истертую карту с линией - полосочкой на бумаге, которая сквозь десятки метров высоты приведет к затаившемуся шлямбуру или не видной снизу полочке.
Лежу на лавке. Сон не идет. Комары залетают прямо внутрь спальника и противное "з-з-з" где-то в районе уха раздражает. Хлопаешь себя ладонью по голове, ну, думаешь, пришиб гада. Ан нет – гад снова жужжит у самого уха, если еще не внутри его! Блин, скорее бы наверх! Нет хуже вещи, чем ожидание! Ночное ожидание утра, когда деть себя абсолютно некуда! Разве что опять увязнуть в жалкой речи Мармедадова и депрессии Раскольникова... Вот уж никогда б не подумал, что буду добровольно читать Достоевского - школе всё нравилось, всё давалось: физика, геометрия, георгафия… всё – кроме русского и литературы – у не мог я ни читать то, ни писать о том, что надо было читать и что надо было писать...

***

… Прошли сутки с момента напряженного листания Достоевского. Вечереет. За день Валера с Димой обработали первые две веревки. За день - это с полседьмого утра. Борют третью веревку.

Вишу на станции над баулом - уже давно вишу. И записываю то, что произошло - записывать - оно отвлекает от сиюминутных переживаний и дает возможность подумать о главном... Или вспомнить о былом. В общем, если просто висеть на стене - это томительное ожидание. Если достать блокнот и ручку - это становится созерцанием.

Этот день начался так давно, что кажется, это было вчера. Вчерашний вообще не кончался - только я убрал "Преступление и наказание", как в палатке Валера зашуршал Валера, и чуть позже загремели каны, загудела горелка, зашевелился, начал отходить от тяжелого сна лагерь.
5 утра. Понедельник. Даже на работу встается легче! Хочется, что бы все уже произошло, закончилось и легло в памяти интересным приключением - но до этого столько всего надо пережить….

Тело еще на земле, но все мысли там - в бесконечности высоты Морчеки. На автомате без аппетита закладываю в себя кашу. Мелькает мысль - если бы не восхождение, может быть ощутил бы ее, каши, вкус, сладость... А так затолкал горячую жижу и дальше, словно робот - затягиваю систему, развешиваю карабины, проверяю длину самостраховок. Полезу еще фиг знает когда, но не забыть нужно именно сейчас. С такой тщательностью снаряжение одевается и подгоняется не часто. По-моему, я вообще этого никогда так дотошно не делал - обычно одел на автомате систему, ввязался и полез. А тут каждую пряжечку проверяешь - правильно ли вставлена, заправлена, затянута ли...
Серега знал, что старт у нас будет затяжной - первые веревки у всех тяжелые. Что у нас на "Змейке", что у Лёх на "Sky way'е", что у Тохи с Приматом на "Центре". Даже уезжающий Миша, страхуемый любящими руками жены, борет первый питч "Мачомбы"! Как её всю Нефёдовы пролезли свободные лазанием…
В общем, учитывая наши реальные возможности Серёга недостающую снарягу обещал подвезти к 9-ти утра. А для нашей связки мог бы и к послеобеду!

Разборную BD'шную платформу тянут Лёхи. Антон с Сашей тащат красную, неразборную. Мы втроем – Валера, Дима и я – планируем ночевать на полке. Серега говорил, что там есть большая полка, настолько большая, что влезет палатка... Снизу глядя на эту монолитную стену не очень то верится, не то, что палатку - зад бы уместить на тех гипотетических полках "Змейки"...

Изображение

Валера стартовал в 7 часов 40 минут утра.
Солнце, решив отыграться за непогоду первых дней, накаляет сковороду стены. Внизу, под деревьями пока комфортно, так, по мелочи комары да муравьи, а температура комфортная, стена не пышет жаром. Но дальше, выше крон деревьев - каменная вертикальная выжигаемая солнцем пустыня. Считанные деревья, как сказал Серега, вправе иметь имена - так их мало...

Первая веревка. Почти боулдеринговые движения. Только точки свои. И стена альпинистская.

Срыв! Валера улетает, но крючья держат намертво!

Я бы после такого срыва день бы в себя приходил, но Валера лезет!
Я на страховке, Дима на баулах, вновь и вновь сверяет стену со схемой. Справа бьет крючья Миша. Жена на страховке. Еще правее оба Лёхи на Sky-way’е и Тоха с Приматом рубят Центр!

У всех нас, кроме Миши, путь туда, за перегиб и к небу...
В глубине души появляется малодушная зависть: "Ему сегодня домой!Везёт!!!!" Что это? Страх? Теперь уже вроде поздно бояться... Я ж за этим сюда ехал. Я ж на это решался только дней...

11:40 - долгожданное: "Самострах!" К полудню готова первая станция. Сменились - Дима пожумарил на верх, вытягивая за собой третью веревку.
Что бы не мешать страховать, я с баулами буду на станцию ниже. Поэтому пока на земле... Снова ждать!

Дима начал лезть вторую. У меня в часах барометрический высотомер - можно засекать высоту между станциями - h. Так вот - первая веревка – h = 44м.

Валера лез 4 часа.
Парни весь день на стене - я под стеной на тюках - жду, когда надо будет жумарить.
Сходил в лагерь - по настоянию Сереги взял еще одну пятилитровую баклагу воды - теперь у нас их три - пятнадцать литров живительной, сладкой и такой ценной влаги. На троих, на три дня – совсем и не верится, что мы пройдем всю "Змейку" целиком за два.

Да, если б я знал, что послезавтра, когда мы вылезем на Яйлу, у нас останется ровно 3 глотка воды! А ведь сейчас, под стеной, подтаскивая баулы к стене, я ненавижу эту воду - самое тяжелое, что у нас есть. И самое ценное - нет ценней вещи на голой каменной стене, чем вода!

Ожидание. Без начала и конца. Ожидание - благодатная почва для сомнений. Глядя на теряющуюся в облаках вершину, это ожидание лишь нагоняет жути... Опять возникает вопрос - туда ли я иду. Колет занозой обманчивое ощущение еще не до конца ускользнувшей возможности "слиться", отступить назад, на исходную, подальше от этой пугающей стены. Но точка возврата, Vпр уже позади - пройдена в момент старта Валеры – стартует первый – стартует связка. Вылезает последний – связка финиширует. Теперь нет ничего, что касалось бы «я», только «мы», наш организм теперь состоит из 3-х несамостоятельных, взаимозависимых элементов. Все касается троих, все, что естся и пьется, все, на чем спится, лезется и чем страхуется - взято из расчета на троих. Кинуть все это на двоих - просто нечестно, неприлично! И главное – невозможно. Путь вниз теперь только через верх.

Снова далекое и гулкое: "Самостраховка!" еще 36 метров по вертикали, итого - они уже в 80 метрах надо мною!

- Повтори!
- Са-Мо-Стра-Хов-Ка! - громким распевом доносится сверху голос Димы.

Лёхи лезут выше, но их голоса как-то ближе кажутся... Может от того, что туда мне не лезть...
Как будто это какие-то чужие голоса - такими они кажутся далёкими...
У страха глаза велики, а уши - сквозь вату.

Значит, сейчас мне! Так не хочется. Этот самый последний момент перед Первым Шагом. Когда на экзамене начинаешь отвечать - и с удивлением вдруг понимаешь - что говоришь, что оно само, и как будто слышишь себя со стороны. И совсем не страшно. На удивление не страшно - даже интересно! И легко! Вот. Вот сейчас они мне крикнут. Вот прямо сейчас...

- Вован, давай!
- Понял! Пошёл!

Понял. Теперь все. Сейчас. Ну, с богом! Пошёл!

В очередной - теперь, надеюсь, последний раз проверяю муфты карабина на жумаре и кроле. Баул ко мне пристрахован - всё, на земле теперь не останется ничего, что напоминало бы о нас - все наше или уже наверху, последнее сейчас уйдет вместе со мной.

Ну вот и все, прощай, Земля! Прощай привычная, надежная горизонтальная среда обитания! Дальше только стена. Только мир вертикальных поверхностей, висячей жизни. Лидировать я так и не решился - буду баулить - хоть какой будет толк!

Перильная веревка под моим весом начинает динамить - несколько шагов жумаром и кролем, топчась по земле. Веревка звенит струной. Вот, в очередной раз сев на жумар, поднимаю ноги и кроль и встаю на них, опираясь уже на крюконоги и не касаясь земли - пошел в набор! Еще несколько шажков и оживает баул - привстает все выше и выше... Рывок самостраха баула и - я снова на земле - сложившись с моим весом, вес баула опять растянул веревку до земли - снова ногами на земле... Жумарить длинную веревку - это сначала долго топтаться на месте, придерживая невесомый остаток веревки, стремящийся подняться вместе кролем или жумаром.

По считанным сантиметрам, шажок за шажком отталкиваюсь, продвигаюсь вверх, как Ил-86 - огромный самолёт-слон, что после отрыва по милиметрам наскребает высоту - Как говорят - "за счет кривизны земной оверхности"...

И вот день клонится к концу. Работается третья веревка.
Я на первой базе - висячей. При этом длина моего самостраха чуть меньше длины самостраховки баула - не хватает сантиметра, что бы усесться и не висеть - ведь в висе так затекают ноги.

Наконец, снова: "Самостраховка!"
Третья база- h 26м от предыдущей, от земли 106 метров. По прямой - с изгибами побольше! Гораздо побольше!

Лезут дальше. Совсем свечерело. Прикидываю высоту - если до темна обратотать еще веревку, то нашей динамики (60м) и двух статик (50 и 60) хватит, что бы оставить перила, дюльфернуть, переночевать на земле и утром зажумарить по ним наверх. Несколько часов висения на первой базе заставляют содрогаться от мысли, что если не найдем полку, то так, прорезая ногами систему, придется ждать утра... И тут же гнилая мыслишка: ведь если ночевать на земле, завтра можно и "сойти" с маршрута. Что за бред? Нет! Надо лезть! Уже ведь все решил!

- Мужики! Темнеет! Не хотелось бы висеть - давайте еще веревку и вниз?
- Нет! Ночуем на стене!

Блин, ночевать… Хоть бы не вися! После первых двух длиннющих и очень технически сложных веревок (которые я ждал на земле) рельеф упрощается - становится проще. Дима лезет с фонариком - вторые две веревки проходятся значительно быстрее!

3-я станция - уже не висячая. А когда стоят ноги - это совсем другое ожидание, другая степень враждебности окружающего мира и после долгого висения это другой - особый комфорт - ты стоИшь! Надо будет вспомнить в переполненной электричке о том, как это приятно просто СТОЯТЬ ногами на земле, на горизонтальной поверхности!

Пропустили сеанс связи - снизу слышу крик и свет фонарика:
-Змейка! Змейка! Почему на связь не выходите?
Серёга! Подошел под стену проверить нас. А ведь от нашего хода периодически слетают камни, под стену лучше не ходить. Голосом кричим, что все нормально - рация как всегда там, куда лезть далеко.

Четвертая база - h 24 м, итого от земли 130 м.
Время 21:45. Итого 130 метров. За 14 часов. 130 – это по отвесу. В реальности, учитывая, что трасса идёт змейкой, наверное, все 150!
Глядя вверх, с ужасом думаешь - сколько же нам еще. И тут же успокаиваешься - начало у трассы - самая сложная часть. Ну что ж, посмотрим.

Дима с Валерой натягивают "скользячку" перила между двух станций - на нее развешиваем все железо. Я разобрал три станции - на мне уже ощутимо болтаются якоря, оттяжки и петли, плюс инструмент, жумар/кроль, реверса, горсть карабинов - каждый предмет по отдельности ничего не весит, но все вместе становится тяжкой ношей. Оттягиваемая баулом система прорезала на животе раны до крови.

Изображение

Но когда на стене - на это внимания не обращаешь - замечаю только сейчас, при свете фонарика - и тут же оно начинает саднить!
Валера берет у меня гришу и с фотоаппаратом дюльферяет чуть в сторону и ниже:

Вован, ничё, если фотоаппарат будет ночью щелкать?
- Ничё!

Изображение

Валера тащит огромный фотоаппарат, снимает из самых невообразимых мест. Ставит на ночь таймлапсы - спишь, а фотоаппарат периодически снимает ночное небо. Потом получаются бесподобно красивые фильмы. Смотришь - и завораживает! Но за каждым ракурсом, за каждым кадром стоят сотни метров таскания тяжелого аппарата, объектива, штатива. Искания и нахождения места, вида - тогда, когда просто хочется остановиться, поесть и уснуть! Валера на стене с 7:40. Сейчас почти 23:00 - и он держит в руках фотоаппарат, снимает!

Дима греет воду - на ужин кан карпюра и килечка - братская могила покореженных рыбьих телец в кроваво-томатном месиве соуса - отрада будней горного туризма! Вроде бы килька и килька - но тут как с магдональдсом - начинаешь есть и остановиться уже не можешь. Еще по куску сыра, ароматнейшей копченой колбасы, шоколадка и чай из одной на всех кружки. В целях экономии веса из сервиза взяли один кан, с ним миска не нужна, одну ложку. И одну кружку. Поэтому прием пищи - процедура очерёдная - протралил ложкой и передаешь теплый кан в усталые руки товарища.

Полнолуние - луна, сначала огромная, похожая на мандарин, а потом, набрав яркость и высоту, отсвечивает холодным неоном дорожку. На уровне глаз - тонкий слой чёрных облаков. Над ним - небо! Бесконечное небо, с сочной полосой Млечного пути - как в атласе звездного неба - в Подмосковье виден лишь неровный ковш, все его тусклые звездочки на пересчет - тут же поражаешься яркости, сочности бесчисленности звезд и туманностей...
Снизу с шоссе доносятся редеющие звуки машин. Откуда-то из бездонья побережья, из другой вселенной - пляжно-курортной – волнами наплывают звуки музыки, мелодию не разобрать - только ритм. И какой-то вращающийся прожектор крутит по исполинской груди Морчеки гигантские пятна света.

Ложимся. Валера – лежит в спальнике на пенке. Лежит, скутившись креветкой – целиком тут не лечь. Дима - свернувшись калачиком, накрывается палаткой. Парни рубились весь день – им нужно отдохнуть. Им – лучшие места. А я, положив пенку на полочку, как в кресло, пристегиваю второй самострах к базе, ноги сую в спальник, на голову капюшон, все молнии, вентиляции - все закрываю. Под копчиком что-то рельефно-неудобное, какой-то камень… Но, главное - не вися, это значит – по любому комфортно! Протираю чёрные от веревки пальцы, вытаскиваю контактные линзы, натягиваю поглубже каску, складываю руки на груди, вокруг самостраха, и тут же засыпаю...

Сон - процесс циклический: забываешься, начинаешь видеть сон... Тело тем временем сползает... Все приятно, все хорошо... Вдруг: самострах! Подрываешься, щупаешь - вот он, родимый, в станции примуфтован! Опять поглубже утраиваешься в полке и снова тебя обволакивают облака сна... И снова по кругу!

Изображение

Рассвет! Довольно сильно прозяб - ногам в спальнике тепло, а все остальное остыло и не хочет гнуться! Но ничего - сейчас начнем двигаться, кровь разгонится, как горячая вода по батареям, и разгонит холод!

Время около 6:00. Над нами белесое бесцветное небо - не облака ли?.. Нет, просто его синеву еще не оттенило солнце. Как ни странно - чувствую себя отлично выспавшимся - что б я так на работу хоть раз проснулся!
Опять горелка, кан, еда из рук в руки. Недолгие сборы и снова - в путь! Вверх! В сторону синего неба! Погода нас теперь балует! Солнышко и без дождя. Похоже на Крым, на первые дни календарного лета.

Стартуем утром, по холодку! Сивевато-белёсое море плавно переходит в бесцветное небо - границы не видно - казалось бы - небо - а глядишь - корабль идет - значит еще море!
Мы уходим левее, в сторону огромной расщелины, поросшей плющом. Снизу ее не видно - вся Морчека кажется сплошным монолитом, но эта расщелина есть - вроде бы пещера "Медовая"... Вообще-то, говорят, раньше из Морчеки вытекала река - этот, расходящийся на стометровой высоте каньон похож на старое русло.

Изображение

Порой мы еще слышим голоса ребят, но они уходят все правее и выше, а мы остаемся все ниже, забирая левее... Как же все-таки человеку нужно чувствовать, что он не один! Слышать чей-то голос - далекий, уже неразличимый на слова - но живой, человеческий... Человеку нужен человек!

9:00 - Самострах!
Валера вылез на последних крюках! База. Веревка 23 метра, итого 153 от уровня старта... А сколько до уровня моря? Не абстрактно отвлеченного уровня моря, а этого, самого осязаемого спинным мозгом уровня то самого моря, которое видишь глазами. Метров 400!

База на дереве - живой сосне, вгрызшейся мощными корнями в скалу - надёга!
Следующая веревка - h - всего 10 метров - 10 каких-то жалких метров высоты, но это траверс. Над землей 163 метра. Сначала думаю прожумарить два раза – с каждым баулом по очереди.
Первый отрезок – пара метров вверх-влево и за дерево к полке - еще ничего. Но дальше, вдоль полки с баулом между ног дико неудобно - баул катится вбок вдоль полки, а кроль лишь мешает идти ногами, путается с крюконогами.

Отстегиваю крюконоги и ногами иду по полке с баулом, перебирая руками кроль и жумар. Дальше хорошая полка-полость, над которой, за нависающим карнизом, наклонная полка - снова надо жумарить несколько метров. Выше - база и страхующий Валера. Подойдя под карниз, начинаю снова жумарить, не касаясь стены. Баул, оторвавшись от земли, раскачивает натянутую до звона веревку. Очередной шажок и веревка издает ужасающее: "бздын-нь!" - и я резко осыпаюсь на несколько сантиментов - неглубоко, но ощущение, что веревка перебилась об острую грань скалы, мгновенно прорезает мозг обреченно-опустошенной мыслью: "ну вот и всё..."

Изображение

Ох уж эти траверсы на положилове - адова вешь! На нависании жумарить совсем нестрашно, но когда веревка на лежащей стене со звоном спрямляется под нагрузкой, когда она упирается в острые мизера - а ты снизу это видишь, ощущаешь... Да даже и не срывы веревки - просто карабин на разгруженном жумаре, когда передвигаешь его выше, вдруг провернется, встанет боком - а под нагрузкой чуть ли не с хлопком опять встанет по главной – длинно оси - мгновенье падения в пропасть, пусть даже сантиметровую... Страшно! Но куда теперь деваться? Поэтому прошу порой - мужики - есть вторая если веревка - бросите конец - подстрахуйте!!!

Веревка, сорвавшись, упирается в новую острую грань - снизу выглядит, как будто ее передавило на половину или даже больше... Снизу полка, плавно переходящая в вертикальную бездну. А сверху веревка, подгружаемая тяжеленным баулом. Страшно! Вставляю баул в реверс, снимаю жумар и дюльфером спускаюсь с баулом под карниз.
Оттуда спускаюсь еще ниже, к дереву, за вторым баулом - Валериным 100 литровым рюкзаком. Поднимаю и его и подтаскиваю под карниз, туда, где лежит баул. Потом вылезаю вверх, на станцию порожняком, без вещей (шаги даже не ощущаются, как будто тело без баулов веса не имеет!). Пропускаю веревку через карабин, ставлю на нее жумар и отталкиваясь ногами по очереди вытаскиваю баулы – всё, как на учениях, только без протрекшена.

Нас потом спросят: "чего ж вы тащили баулы, чего не вытягивали их сверху?". Конечно, можно сказать, что не было своего проктрекшена, что "Змейка" - неспроста "Змейка" - извивается периодическими траверсами и тянуть было бы не везде удобно. Но главная причина - не хотели висеть гроздью на одной станции - 2 человека, один - страхует третьего, два баула размером с человека - было бы неудобней. Да и учитывая, что я не лидировал - надо ж было меня "пригрузить".

Учимся жить, пить, есть, спать, отправлять естественные надобности в непривычном вертикальном мире. И он честнее и логичнее. Сила притяжения тянет туда, куда нельзя. Вниз. К надежной земле. Но надо туда, куда тяжело. Куда каждый шаг - вопреки всему: гравитации, высоте, привычности... Высота - это значит, что любой отпущенный предмет улетит вниз - быстро и навсегда. Порой улетает. Поэтому альпинист должен уметь обходиться малым: нет реверсы - дюльферять И страховать можно узлом UIAA, жумарить можно на пруссике, а на самострах пойдет своя же веревка, завязанная стременем.

Изображение

Да, обходится малым нужно уметь. Но хочется лезть с комфортом, поэтому потеря снаряги - табу! Часть железок имеет тонкие самострахи, другие отпускаешь только надежно закрепив на системе или станции. Такой концентрации внимания на вещах внизу не бывает. Внизу берешь предмет просто, не задумываешься даже, что он может упасть - ну, упадут ключи под ноги - поднял и все. А когда о чем-то не задумываешься - оно и не происходит. Здесь же, на высоте любое падение - безвозвратно. В лучшем случае что-то найдется под стеной - потом, после маршрута. А так - пиши - пропало!

Высота меняет наше представление о комфорте - мнимое представление, основанное лишь на привычке и некоем "социальном стандарте". Это не плохо - беда в том, что окружая себя комфортом, мы перестаем его ценить, воспринимаем, как само собой разумеющееся. Перестаем радоваться тому, что есть, забывая, что и этого могло бы не быть или оно может исчезнуть в любой момент. А жизнь надо ценить! И тогда в ней будет больше светлых моментов! Стена быстро вправляет, калибрует систему ценностей: глоток воды, полочка под ногой, надежно вбитая станция и кусок ясного неба: Господи, спасибо, что все это есть!

В системе, какая бы удобная ни была, долго не провисишь. Предприимчивый Леха раздобыл у Сергея Ковалева сидушку. Но это исключение - остальные на вертикали, как правило, висят, пережимая вены ножными охватами. Внизу не ценишь возможности стоять. Просто стоять, не висеть, не вжиматься в стену, не упираться в нее затекающими ногами - просто стоять - это счастье. Но спросите об этом людей в утреннем метро - ценит ли кто-то из них свое настоящее счастье?.. Если повезет - на висячей станции можно сидеть верхом на висячем бауле - это очень удобно. Главное - разобраться с длинами самостраховок. И, о чудо! Ноги перестает жать и вообще, эта проклятая система не пилит кости, не давит спину - её вообще как бы нет! Если есть полочка и можно сидеть - это удобнее, чем на бауле - мегаудобно! А если есть, где свернуться калачиком и уснуть - это вообще, верх комфорта! Любой баул, полочка, дерево под ногами или задницей дарит это ложное ощущение почвы под ногами, привычное ощущение надежности. И пусть эта полка через несколько сантиметров оборвется сотнями метров пустоты - это уже не важно, ведь под тобой - твердыня. Ты не висишь над пустотой – ты сидишь, стоишь, находишься на полке! И смотришь вниз уже как с балкона - расслабленно и любуясь пейзажем!

Высота меняет восприятие ценностей, точнее, учит отфильтровывать то, что действительно важно - ведь в жизни успеть можно лишь главное - либо размениваться на второстепенное... Внизу есть место второстепенности - наверху ее просто нет - остается лишь главное.

Парни рубятся на 7-й веревке. Я их не вижу. Совсем один - жду лишь команды.
Один. Одиночество... Так одним словом можно описать, что происходит. Лидер лезет новую веревку, второй страхует его со станции. Я вишу с одним или двумя баулами на предыдущей - что бы не мешать, не допускать скученности - два человека, баулы, веревки... Между лидером и страхующим есть постоянная взаимосвязь - веревка, страховка. Один творит, лезет свою веревку. Второй ассистирует, прикрывает, сопереживает, соучаствует. Идет постоянный диалог, пусть незамысловатый, пусть стандартизированный, скупой на слова:
- выдай!
- понял!
- повтори!
- внимание!
- самостраховка!
- перила готовы!
Вот, не считая мата, почти и весь лексикон - даже поменьше, чем у Эллочки Людоедки, но сколько за этими словами стоит, сколько происходит... Грани жизни и смерти, возможного и запредельного, страха и решимости...

Изображение

Парни работают, сопереживают, творят: находят щели, загоняют в них фифы и якоря, по сантиметрам набирают, отвоевывают у гравитации высоту. Это - настоящая РАБОТА на стене. А я вишу один, гораздо ниже, почти ничего не видя и не слыша, раздавленный переживаниями, высотой, варясь в бульоне размышлений и наблюдений. И лишь ящерицы, муравьи и ласточки разбавляют мое одиночество.

Стена живая! Жизнь кипит повсюду - и в 20 метрах над землей, и в двухстах! Вдоль крохотных щелей, в сотнях метров над землей, в слое облаков снуют деловитые муравьи, тащат какие-то ошметки - куда там наши баулы - в пропорциях муравьев я бы должен был тащить не баул, а затаренный грузом железнодорожный вагон! При этом бегом и без страховки! А дерганные ящерицы бегают вверх-вниз, по нависаниям, вверх тормашками, как будто бы намекая: "людишки, куда вы прётесь?! Тут не ваша - тут наша стихия - ВЫСОТА! Тут надо уметь держаться!"

Да! Слаб человек! Пальцы не предназначены, что бы на них висеть часами всем телом. Руки... Шаги на стене - это подтягивания и приседания. Сколько могут подтянуться руки - десятки раз. А веревки измеряются сотнями. Ноги посильнее: правильно жумаря, можно двигаться за счет ног быстрее и дольше. Но ноги без скальников мало на чем держат. Но самое слабое место - голова, мыслительные процессы во враждебной среде высоты - поединок извечного "зачем" и такого же вечного "интересно"... Ласточки легко ныряют в пропасть - для них это родное: высота неба и бездна скалы! А человеку эта среда чужда. Да и сама высота - это настолько разное состояние. Одно дело - высота из башни в центре Москвы.

3 страниц V  1 2 3 >  
ВПВСЧПС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30




 
Rambler's Top100