Арко. Скалолазание в Италии (27.09.03-05.10.03)
 
Сумасшедший серпантин ночных дорог. И вокруг, куда не кинешь взгляд, горы. Мы мчимся выше и выше по извилистой дорожке, слева скала, справа обрыв. Ночь, огни фар. И горы.
Уже почти стерт в памяти день в Милане, и совсем забылось, что утром мы еще были в Москве. Да и что могло запомниться в Милане? Узкие улочки, пробки, невозможность приткнуть машину? У нас даже нет карты Милана. Я зачитываю из тоненькой брошюрки, купленной в Шереметьево, выдержки о достопримечательностях Милана. Случайно находим одну из них (по крайней мере, это внешне похоже на достопримечательность – какие-то развалины) и радостно щелкаем фотоаппаратом. Долг перед совестью выполнен, достопримечательность осмотрена.

На площади рядом установлен огромный стенд для скалолазания. Желающие попробовать свои силы могут это сделать. В основном лазают дети. Зацепки огромные, в общем, все, как и должно быть. Ненавязчиво околачиваюсь рядом, ожидая, что меня пригласят полазать, и уж тут-то я им всем покажу! Сникаю под ироничным Сережиным: «Знаешь, был такой выпуск Ералаша, когда большой мальчик сидит за партой среди первоклассников, радостно тянет руку на все вопросы учительницы, а на замечание своей ровесницы: «Иванов! Что ты здесь делаешь?! Пятый класс на втором этаже!», отвечает: «Вот и иди сама на второй этаж! А здесь я самый умный!»»

 

Но вот уже двести километров отделяют нас от Милана. Маленький Фиат резво мчится по серпантину. У меня на коленях лежит карта, рядом валяется GPS, на нем причудливым зигзагом вырисовывается наша траектория вокруг озера Гарда. Арко на GPS’е нет, ближайший населенный пункт – Riva del Garda. В одиннадцать вечера, вымотанные невероятно длинным днем, мы благополучно вселяемся в гостиницу в Арко. Все, доехали! Завтра нас ждут скалы.

Утро. Вроде семь часов, но еще темно. Впрочем, осенью по утрам и должно быть темно. Просто не верится в то, что эти двадцать с лишним градусов тепла это осень. В честь нашего приезда по всей Италии вырубили электричество. Света нет, воды нет, кофе нет, бензин на заправках не льется, полный экстаз. (Все последующие дни министр энергетики Италии по все программам телевидения объясняется с итальянскими трудящимися, зачем он это сделал). После завтрака, когда первая эйфория от приезда в Арко несколько стихает, понимаем, что совершенно не знаем, куда податься дальше. Крутимся на машине по городу. Эпизодически встречаются люди в тренировочных штанах, с рюкзаками и веревками («лыжники», - догадался Штирлиц).

Посереди города кемпинг, рядом небольшой, с треугольной крышей домик, в нем болдеринговый зал. Понимаю, что была явно несправедлива к скалодрому в «Экстриме». Здесь, для того, чтобы начать маршрут, под первую зацепку, видимо, необходимо лечь. Последняя же находится через три метра от первой. Рельефа нет, только зацепки. Внизу, как и в Бауманке, лежат толстые маты. Как впихнуть в это чудо инженерной мысли более двух скалолазов одновременно, непонятно. Впрочем, сюда никого и не пускают. Вход только для участников «Rock Master». Это я тут так, на птичьих правах, пофотографировать зашла.

Куда идти дальше, мы не знаем. Понимаю, что ситуация патовая и с радостной улыбкой идиота интересуюсь у человека, похожего на инструктора: «Скажите, а где здесь скалы?» Человек понимает, что везти меня в психушку далеко и накладно, поэтому разворачивает меня лицом к скалам (вообще говоря, они здесь везде, куда не кинешь взгляд) и показывает на них рукой. Сознаю, что на итальянском не сумею выразить всей глубины переполняющих меня мыслей и перехожу на английский, перемежающийся мимикой и жестами: «Ну, короткие такие маршруты... метров 10-20. С... (боже мой, как же сказать «шлямбур?») Ну... с крючьями». Человек теряет ко мне интерес (это сумасшедших мало, а скалолазов здесь, как собак нерезаных) и вяло машет рукой: «Там».

Идем по тропинке в указанном направлении. Тропинка идет вверх, это обнадеживает. На пути встречается нечто вроде металлического лежака и табличка: «Разомни ноги» (невольно вспоминается анекдот про слона: «Смажь ж...у»). Рядом на табличках рисунки с человечком, в разных позах разминающим ноги. Чуть поодаль турник и табличка: «Разомни руки» (ассоциации со слоном становятся навязчивыми). Еще выше небольшая скала, 5а, не больше, где предлагается размять все прочие части тела. Мы уже заинтригованы. С нетерпением ждем продолжения банкета.

Выходим на небольшую площадку, дальше тропинка резко забирает вверх. Сверху провешены перила, здесь все серьезно, в одном месте, где сложно пройти, даже вбита металлическая скоба. Пока мы недоуменно оглядывает эту конструкцию, подходят два немца, деловито пристегиваются к перилам и лезут наверх, перестегиваясь в местах сочленений. Сережа решает по быстрому пробежаться наверх и посмотреть, не находятся ли там желанные маршруты. Отсутствует долго, около часа. Мечтательно греюсь на итальянском солнышке, справедливо рассудив, что раз до низу не упал, то, вероятно, жив.

Спускается. Выясняется, что это не то, что надо. Это Via Ferrata, ведет этот маршрут с перилами на самый верх горы, где в качестве достопримечательности можно осмотреть храм и с другой стороны горы спуститься. Исходно такие маршруты прокладывались для того, чтобы воинские части легче преодолевали горные преграды, не каждому же быть скалолазом. Сейчас это развлечение для туристов. Более всего умиляют их серьезные лица, обвязки, веревка, пристегнутая к перилам, и скальники, висящие на боку (исходно они идут в горных ботинках, скальники, видимо, предназначены для преодоления «сложных скальных участков»).

Бродим по извилистым тропинкам среди скал. И вдруг, о чудо, наталкиваемся на семь маршрутов высотой метров двенадцать. На самом правом пыхтят скалолазы. Их веревка (не сказать, чтобы особо надежно) закреплена сверху. Один лезет, один страхует, двое курят, сидя под маршрутом. Вообще говоря, курят здесь везде и постоянно. Не удивлюсь уже, наверное, если увижу, как кто-то закуривает прямо на скале, вися на веревке. Странно видеть курящих скалолазов. И лишь позже приходит понимание. Лазающие существа здесь делятся четко на две категории. Процентов двадцать это действительно скалолазы. Остальные восемьдесят процентов это туристы (в большинстве своем немцы), приехавшие сюда на выходные отдохнуть. Они приезжают семьями, с детьми и собаками, в огромных фургонах, сзади прикручены велосипеды, на крыше каяки или доски для серфинга. И точно так же берут с собой (или покупают прямо здесь) обвязки, оттяжки, скальники и лезут здесь несложные пятерки. В самом деле, почему бы и нет? Развлечение ничем не хуже велосипеда.

Выбираю себе маршрут навскидку, описания все равно нет. Лезу. К середине понимаю, что маршрут серьезнее, чем показалось мне снизу, но отступать не хочется. Явный затык на пятой оттяжке. Понимаю, что надо выпрыгивать наверх, там виднеется некое подобие зацепки, но прыгать в неизвестность с нижней страховкой очень не хочется. Пара прыжков и пара срывов, зато понимаю, что была права, и прыгать надо именно туда. Еще парочка неудачных попыток и я срываю себе поясницу. Ощущение неожиданное, раньше кроме суставов пальцев ничего не болело. Стою на земле буквой «Г» и размышляю о том, как жить дальше. Поясница дико болит и не разгибается, по-хорошему полежать бы недельку в постели, но это первый день и первый маршрут. Лезу снова и довешиваю маршрут до конца. Пролезаем еще несколько маршрутов по соседству, явно полегче первого. Потом сворачиваемся и идем к машине. «Идем» сильно сказано. Я скриплю, как несмазанная телега, и ковыляю в полусогнутом состоянии.

Сережа предлагает заехать на скалодром, который он видел неподалеку. Судя по тому, что оттуда весь день доносятся радостные крики по громкоговорителю, там происходит что-то интересное. Заезжаем и неожиданно попадаем на «Rock Master» – этап чемпионата мира по скалолазанию. (Вообще говоря, бред - кругом скалы, а чемпионат мира проводится на скалодроме). Слышны громкие имена: Мразек, Шабо. Вокруг скалодрома на трибунах и на земле масса зрителей.

Нам повезло, мы попали на самый финал. Лазание парное: две абсолютно одинаковые стенки с одинаковыми зацепками, по которым одновременно лезут два спортсмена. Зрелище захватывающее. Так как спортсменам надо не только пройти маршрут, не сорвавшись, но и обогнать соперника, то оба торопятся изо всех сил. Невольно начинаешь сомневаться, «трудность» ли это. Может все же «скорость»? Но нет, рельеф стенок и ничтожность зацепок отметают сомнения. (Позже, когда зацепки с финала были свинчены и заменены большими и удобными, я прошла по этому рельефу, охарактеризованному отныне, как 7а, и, вися посередине вогнутого трехметрового потолка на высоте пятнадцати метров, на собственной шкуре прочувствовала, что это была «трудность»).

С явным превосходством лидирует Томаш Мразек. Легендарная личность, один из двух спортсменов в мире, прошедших не менее легендарный «Андеграунд» 9а. Уже позже, в Москве, узнав, что по общим результатам первое место занял Александр Шабо, я была крайне удивлена. В финале на «трудность» Мразек казался несравненно сильнее.

Последующие дни сливаются в одну невероятно длинную тренировку, подобную «Дню Сурка». Скалы, скалы, скалы. Машина в Арко не роскошь, а средство передвижения. Маршруты (а мы наконец купили путеводитель) разбросаны в радиусе километров пятидесяти от Арко. Их несчетное множество. Посетить все не представляется ни малейшей возможности. Каждый день ездим в разные места, пролезаем маршрута по три-четыре и мчимся дальше. Очень хочется успеть охватить побольше. Узнаю, что тот маршрут, на котором я сорвала себе поясницу, был 7а. Ну что ж, хоть не так обидно. Вообще говоря, лазать с сорванной поясницей забавно – прямые выходы сделать невозможно, в связи с чем начинаю активно изгибаться в стороны и в результате выигрываю.
Во второй половине дня ищем новые маршруты на завтра или рыскаем по окрестным городкам. Привлекает Верона, где можно осмотреть домики Ромео и Джульеты, а за дополнительные деньги и изобразить из себя Джульету, сфотографировавшись на том самом балконе. Джульет, равно как и Ромео изображает из себя многочисленная группа японских туристов. Скрипя зубами, фотографируем японских Ромео и Джульет и уезжаем.

После трех дней тренировок даем себе передых и едем на целый день в Венецию. Вообще говоря, десять лет назад я была в Италии, и уж конечно, посетила Венецию, но и сейчас, десять лет спустя, город производит все то же неизгладимое впечатление. Узкие улочки, где ты можешь одновременно коснуться руками домов на противоположных сторонах, каналы и гондольеры, величественный Сан Марко и Дворец Дожей, бесконечные мосты. Город дышит древностью и тайной, но, боже мой, как же много туристов!

На улочках не протолкнуться, кругом продаются незатейливые сувениры, площадь Сан Марко наводнена туристами и голубями. Здесь все так же стоит рояль и играет музыка. Я определенно понимаю итальянцев в их намерении спасти Венецию от затопления, построив вокруг нее многомиллионные дамбы, но, честно говоря, на их месте я для начала выгнала бы туристов. Какой смысл спасать то, что до такой степени опошлено?

Под конец решаю осведомиться о цене прогулке на гондоле. Показываю гондольеру на карте Венеции место, куда хочу попасть (пешком до него минут десять) и слышу цену – двести евро. Изрыгаю из себя заранее подготовленное итальянское ругательство и еду по каналу на водном такси. Дома развернуты фасадами к каналу, поэтому с воды Венеция наиболее красочна. Вдоволь наглотавшись достопримечательностей, возвращаемся к своим баранам, а именно к скалам.

В предпоследний день с утра заряжает дождь, мелкий и противный. Все скалы мокрые, скучно. Скалодром вроде должен начать работать с пяти вечера. Но до пяти делать абсолютно нечего. Что такое Арко? Маленький городок, фактически деревенька в горах. Костел посередине, центральная площадь, одна пешеходная улица с магазинчиками, три из которых торгуют скальным оборудованием (цены подешевле московских, но ненамного, процентов на 10-20 от силы). Несколько кафешек со спортивной атрибутикой и, пожалуй, все. Сижу в некотором подобии Интернет-кафе, бездумно щелкаю по клавишам.

Вечером идем на скалодром. Вход - семь евро. Скалодром в высоту метров пятнадцать, над самими маршрутами крыша (на случай дождя), а так скалодром открытый. Шесть длинных стенок, задействованных с обеих сторон, итого двенадцать, короткий болдеринговый стенд над матами. По идеологии чем-то напоминает ДДС. Каждый маршрут подписан по категории сложности, начиная с третьего шлямбура все оттяжки провешены (первые две на всех маршрутах не то своровали, не то во избежание кражи их туда не повесили). Маршрут на каждом стенде единственный, без цветовых дифференциаций. На скалодроме сидят немцы с собаками и курят. В голову приходит забавная мысль заявиться в Бауманку с собакой, сесть на маты и закурить. Боюсь, инфаркт Сергею Борисовичу будет обеспечен.

День последний. Светит солнышко и тепло. Едем в район знаменитого «Андеграунда» Во-первых, хочется посмотреть, что это такое, во-вторых, рядом много более реальных маршрутов. «Андергаунд» впечатляет. Словами это не опишешь, любое описание блекнет. Уходящая вглубь пещера, по потолку которой, по диагонали, идет маршрут. Оттяжки здесь тоже висят. Это довольно безопасно, своровать их могут всего два человека в мире. Зацепок, похоже, нет вообще. Лишь сходящиеся пласты пород на потолке, за края которых, видимо, надо держаться. Маршрут психологически подавляет. Четко понимаешь, что не пройдешь это никогда, сколько бы не старался.

В несколько опущенном настроении начинаем лазать. Рядом с нами тренируются итальянские военные. Веревки, хорошая скальная амуниция, все чин чином. Не все же им по Via Ferrata ходить. Скалы еще влажные после вчерашнего, в углублениях лужицы, поэтому за хорошие горизонтальные зацепки лучше не браться. Сильно срываюсь на позорном 6b, меня бьет маятником о стену (ушла слишком вправо) и здорово разбиваю ногу. Плевать. День-то последний. Прохожу еще три маршрута и пакуюсь с ощущением выполненного долга. В общем и целом я довольна. Правда, осталось некоторое недопонимание: на кой черт нас все таки понесло в Арко, если ровно то же самое мы могли бы получить в Крыму? Скалы они и есть скалы. Ну да ладно.

Вечером едем на озеро Гарда. Все время околачивались вокруг него, но так ни разу и не видели. С севера (то есть со стороны Арко) озеро огранено скалами. Дорога сплошь в тоннелях, не то, чтобы я страдала клаустрофобией, но тоннели настолько длинные и узкие, что становится немного неуютно. Спускаемся к озеру. Вода не особо холодная, но купаться нет желания. Дальний берег в тумане, горы теряются в облаках. Отдельные серфингисты воюют с волнами. Изредка мимо проплывает кораблик. Вид воды завораживает меня. Я готова глядеть на нее часами. Непонятно, как, настолько любя воду, я могла полюбить скалы? Все, завтра в Милан и в Москву. Неделя отдыха закончена.

 
Автор: tbr
Полиграфия в Уфе еще здесь .
akcentufa.ru

      
tbr@baurock.ru
Rambler's Top100